ЛитМир - Электронная Библиотека

Дрейвен согласно кивнул, и она бросилась наверх, в свою комнату, чтобы взять плащ. В комнате она увидела Элис. Вид у нее был довольный.

– Вы удивились? – спросила служанка.

– Почему ты мне не сказала?

Элис помогла Эмили застегнуть плащ.

– Я хотела, чтобы вы знали, что это устроил его сиятельство, а не я. Это он спросил о дне свадьбы, когда мы вернулись из Линкольна.

– И этим ты занималась вчера вечером?

Элис скромно улыбнулась:

– Спасибо. А теперь бери свой плащ, и не будем заставлять графа ждать.

Дрейвен просто глазам своим не поверил, когда Эмили снова появилась спустя несколько минут. От радости щеки ее порозовели.

Она была удивительно хороша собой. И хотя Дрейвен понимал, что ему не стоит ехать к отцу Эмили, но все же решил, что ее счастье стоит любых неприятностей.

Если он и уважал кого-то, так это людей, которые любят свою семью.

– Помоги леди сесть, – велел Дрейвен Саймону.

– Ты уверен?

Дрейвен кивнул.

Все сели на лошадей, и небольшой отряд отправился в путь.

Они доберутся до замка Эмили как раз к закату солнца.

Вот радость-то, мрачно подумал Дрейвен.

Но Эмили будет счастлива, и почему-то ее счастье было важнее для него, чем собственное спокойствие.

Последние две недели были для Дрейвена сплошным мучением. Всякий раз, когда он видел Эмили, желание обладать ею в нем все возрастало. Даже теперь он воображал себе, как утыкается лицом в ямку у нее на груди и пробует на вкус сладость ее кожи.

После очередной бессонной ночи Дрейвену чудился запах ее волос на подушке. Он ощущал как наяву тяжесть ее груди в своей ладони, слышал ее волнующие вздохи.

И к тому же в доме теперь жила Беатрикс. Только этого ему и не хватало. Встречаясь с ней, Дрейвен всякии раз вспоминал о том, при каких обстоятельствах они виделись в последний раз. Он не хотел помнить об этом. Он должен прогнать от себя все воспоминания о прошлом. А главное, он должен прогнать все мысли об Эмили, прежде чем они, эти мысли, доведут его до безумия.

Завидев стены отцовского замка, Эмили пришпорила лошадь и вскачь поднялась наверх по склону холма.

Многие годы эти стены из серого камня были ее клеткой, и все равно при виде их ее охватила радость.

Она дома!

На часах стоял Томас, вооруженный алебардой. Эмили, смеясь, помахала ему рукой. Томас весело приветствовал ее, а потом приказал поднять решетку.

С поющим от радости сердцем Эмили въехала в ворота первой, за ней следовал Дрейвен со своими людьми.

Тут же раздались приветственные крики. Эмили помахала рукой тем, кого знала всю жизнь, – Грэму-пекарю, Эвелин, жене арендатора, Тимоти, оружейныхдел мастеру, и другим.

Дверь в башню распахнулась как раз когда она подошла к каменным ступеням.

– Эм! – закричал отец, сбегая по лестнице, как мальчик.

Эмили соскользнула с лошади прямо в его объятия.

Отец обнял ее так крепко, что Эмили испугалась, не сломает ли он ей ребра.

– Моя бесценная Эм, – тихо проговорил он дочери на ухо, – почему ты здесь?

– Лорд Дрейвен привез меня на свадьбу Джоанны.

Отец весь напрягся при упоминании имени Дрейвена. Отпрянув от Эмили, он оглянулся и увидел Дрейве-на, который приближался на своей белой лошади. В глазах старика вспыхнула ненависть.

– Не прикасался ли он к тебе?

Эмили отрицательно покачала головой, чувствуя, как лицо ее медленно заливает румянец.

То, что произошло между ними, было ее виной, и она не позволит, чтобы с Дрейвеном что-то случилось из-за этого.

– Он хороший человек, отец.

– Он дьявол.

– Снова за старое, да? – язвительно спросил Дрейвен, натягивая поводья. – А я-то думал, что вы найдете для меня новое оскорбление.

– Негодяй!

Дрейвен обратил скучающий взгляд на Саймона:

– Сдается мне, брат, что тебе стоило бы научить графа, как ругать своего врага. Его попытки по большей части никуда не годятся.

Граф шагнул к Дрейвену, но Эмили удержала его:

– Прошу вас, отец.

Граф остановился и, посмотрев на дочь, кивнул.

– Пойдемте, милорд, – сказала Эмили Дрейвену. – Я велю вас устроить.

– Мы раскинем лагерь за пределами…

– Нет, – резко возразила Эмили. – Вы приехали на свадебный пир, и я требую, чтобы вы на нем присутствовали.

– Вы требуете? – удивился Дрейвен.

– Да. – Эмили упрямо вздернула подбородок. – А теперь слезайте с коней и оставьте их на попечение конюха.

Дрейвен с Саймоном переглянулись.

– Как ты думаешь? Не утратила ли эта девица окончательно свой рассудок, вернувшись домой?

Саймон снисходительно пожал плечами:

– Я сделаю так, как ты решишь. Мне все равно – внутри или снаружи.

– Дадите ли вы клятву, что никому из моих людей не причинят вреда? – спросил Дрейвен, обращаясь к отцу Эмили.

– А вы поверите моей клятве? – спросил, в свою очередь, Хью.

– Поверю – ради их безопасности.

– Тогда можете спать спокойно. В этих стенах вам ничто не угрожает.

Дрейвен кивнул и жестом велел своим людям спешиться.

Эмили с облегчением вздохнула. Вдруг ей удастся помирить отца с Дрейвеном? Все же она заметила, что Дрейвен не убрал руку с рукояти своего меча, поднимаясь по лестнице. Саймон шел на один шаг позади него. Отец пребывал в крайнем напряжении.

Да, наверное, надеяться на примирение – это чересчур. Хорошо, если все обойдется без кровопролития.

Эмили взяла отца под руку и повела гостей в башню.

В большом зале толпились гости, прибывшие на свадьбу. Все весело болтали, пробовали угощение. Никогда еще Эмили не видела такого количества гостей в отцовском замке. Но в толпе не видно было сестер.

Эмили заметила, что Дрейвен весь напрягся. Она резко остановилась и спросила отца, который терпеть не мог больших собраний, как и Дрейвен:

– Почему столько гостей, отец?

– Так пожелал Найлз, – помрачнев, ответил Хью. – Мне вовсе не хотелось, чтобы этот брак начинался еще хуже, чем уже есть. Я хочу только, чтобы Джоанна была счастлива, вот и решил, что будет лучше потакать своему новообретенному сыну.

Графа окликнул какой-то незнакомец. Рядом с ним стоял Найлз и кривил губы в злобной досаде.

Что в этом человеке вызывает у Эмили такую неприязнь? И почему этого не видит Джоанна?

Эмили заметила по лицу отца, что ему не хочется идти, но он все же извинился и, поцеловав дочь, шепнул ей на ухо:

– Я вернусь, как только смогу.

Когда отец ушел, Эмили обратилась к Дрейвену:

– Я и представить себе не могла, что будет вот так.

Она не видела Дрейвена таким напряженным и резким с тех пор, как он впервые приехал в Уорик с людьми короля.

– Мы устроим лагерь у…

– Нет, – резко возразила Эмили и взяла Дрейвена за руку, чтобы не дать ему уйти. – Здесь хватит комнат на всех.

– Эмили! – раздался радостный крик Джоанны, и чьи-то руки схватили Эмили за талию. – Ты приехала! Не могу в это поверить.

Эмили рассмеялась и крепко обняла сестру. Но когда она взглянула на Джоанну, то улыбка сошла с ее лица. У сестры был такой измученный вид. Она сильно похудела и заметно осунулась.

– Ты больна? – встревоженно спросила Эмили.

– Нет, – как-то неуверенно ответила Джоанна. – Просто много занималась приготовлениями к свадьбе.

Джоанна что-то скрывала. Эмили чувствовала это. Но сейчас было не время для расспросов. Эмили заставила себя улыбнуться и познакомила Дрейвена с сестрой.

– Сочту за честь познакомиться с вами, – проговорил Дрейвен с почтением. – Леди Эмили постоянно говорит о вас, и я вижу, что она права. Вы станете самой красивой новобрачной.

Джоанна смущенно зарделась:

– Благодарю вас, милорд.

– Джоанна! – раздался вдруг грозный голос Найлза.

Джоанна вся съежилась, услышав этот окрик, и торопливо произнесла:

– Мне нужно идти. Мы увидимся попозже, в моей комнате?

Эмили согласно кивнула.

38
{"b":"18709","o":1}