ЛитМир - Электронная Библиотека

– Просто я удивлен, – тихо проговорил он. – Никак не думал, что вы столько сделаете для меня.

– Люди так поступают с теми, кто им дорог.

– А я вам дорог?

– Если я отвечу «да», вы мне поверите?

Дрейвен задумался. Можно ли поверить, что такой человек, как он, может быть дорог такой женщине, как Эмили? Или все это просто-напросто очередная женская уловка?

– Вы делаете это, надеясь заполучить меня в мужья?

– Нет, Дрейвен, – ответила Эмили. Голос у нее был тихий, и в нем слышался упрек. – Я делаю это для вас так же, как делала бы для друга, который мне небезразличен. Я сказала вам в тот день, когда вы привезли меня сюда, что не испытываю к вам враждебных чувств. Это так и есть.

Дрейвен почувствовал неловкость, заметив в ее глазах боль. Он напрасно обвинял ее в обмане и теперь сожалел о своих словах.

– В таком случае я должен извиниться перед вами. Простите меня – ведь я не знаю, как обращаться с другом. У меня никогда не было друзей.

– Вы прощены, – с улыбкой ответила Эмили, и у Дрейвена от радости перехватило дыхание.

Она поправила ему подушки и помогла лечь. Потом Дрейвен стал пить эль, а Эмили снова устроилась в своем кресле и, достав салфетку, принялась ее вышивать.

Дрейвена охватило странное чувство. Это были минуты такой близости, какая бывает между мужем и женой. А он думал, что ему никогда не придется пережить это. И сейчас он понял, что Эмили ему нравится.

Нет, он понял, что она нужна ему – нужна так, как ничто и никто не был нужен.

Он закрыл глаза. Он не должен так чувствовать. Он не должен стремиться к Эмили. Она никогда не будет принадлежать ему. Желать этого было бы неправильно.

Дрейвен допил эль, отставил кубок и постарался думать о чем-нибудь другом.

– Нашли ли мои люди тех, кто напал на нас?

Эмили покачала головой:

– Они погнались за двумя, но тем удалось сбежать.

Она натянула нитку и перекусила ее зубами.

– Саймон по-прежнему уверен, что это дело рук моего отца. А вы тоже так считаете?

– Нет. Я уже сказал, ваш отец может ненавидеть меня всей душой, но он никогда не стал бы подвергать опасности вашу жизнь.

По лицу Эмили Дрейвен понял, что эти слова ей приятны.

– А у вас есть какие-либо соображения относительно того, кто это мог быть? – спросила она, беря нитку другого цвета. Затем послюнила ее и продела в иголку.

Дрейвен отвел глаза от ее безукоризненно белых зубов и отогнал мысль о том, как эти белые зубы погружаются в его тело и нежно покусывают его.

– К несчастью, мой список врагов длинный и богатый. Это, должно быть, кто-то другой.

– Да, но это был человек, который очень хотел, чтобы вы обвинили во всем моего отца. – Эмили отложила работу в сторону. – Я думаю, что это тот же человек, который устраивал нападения на вашу деревню и на деревню моего отца.

– Эмили…

– Нет, выслушайте меня. Мой кузен рассказал мне, что в ту ночь, когда напали на деревню моего отца, он бился с кем-то, одетым в ваш сюрко, и ранил его. Он думал, что это вы.

Дрейвен нахмурился:

– Зачем кому-то понадобилось делать это?

– Не знаю. Но предполагаю, это человек, которому выгодно, чтобы вы оба умерли.

– Нет человека, который мог бы так поступить.

– Тогда у меня нет других идей.

– В это мне верится с трудом, я ведь вас знаю.

Эмили рассмеялась и откинулась на спинку кресла.

Несколько минут они молчали. Дрейвен наслаждался покоем, который охватил его от того, что она разделяет с ним одиночество.

– А вы знаете, сколько нужно рыцарей, чтобы погасить свечу? – спросила вдруг Эмили.

Дрейвен искоса посмотрел на нее:

– Ни одного. Это дело сквайров.

– Хороший ответ, но на самом деле нужен один рыцарь.

Дрейвен промолчал, а Эмили с раздражением спросила:

– Вас ничто не может развеселить?

– Может, – шепотом ответил Дрейвен. – Вы меня очень веселите.

По выражению, появившемуся на лице Эмили, Дрейвен понял, что она потрясена.

– Дрейвен, – тихо проговорила она и стала наклоняться к нему.

– Нет. – Дрейвен закрыл глаза и откинулся на подушку. – Не говорите больше ничего и не пытайтесь меня развлекать, потому что я слаб и не в состоянии вам противостоять.

– Отец говорит, что это самое подходящее время, чтобы добиться своего.

– Но это не очень-то любезно с вашей стороны.

Эмили села рядом и, прежде чем Дрейвен успел отодвинуться, прижалась к нему губами.

У нее был вкус райских восторгов и земных желаний. Ее горячие руки обнимали его, и он привлек ее к себе, ясно осознав, что его прикрывает только меховое одеяло и что она очень хочет, чтобы он овладел ею.

И это так просто…

И так трудно.

Эмили немного отодвинулась.

– Сегодня я позволю вам уклониться, – прошептала она Дрейвену в губы, а затем слегка прикусила их зубами. – Но завтра, когда силы вернутся к вам, я снова брошу вам вызов. И выиграю.

Дрейвен недоумевал, почему Эмили не развивает успех, чтобы добиться своего.

– Почему вы уходите, зная, что я не могу бороться с вами в таком состоянии?

– Потому что я не хочу, чтобы потом у вас было чем оправдаться. Я буду сражаться с вами честно.

Дрейвену очень хотелось попросить Эмили стать его женой, но он не мог это сделать. Существует клятва, данная королю, существует его необузданный нрав, и потом, отец Эмили презирает самую землю, по которой ступает лорд Дрейвен. И даже если Генрих позволит ему жениться на Эмили, Хью никогда этого не одобрит, а он, Дрейвен, не хочет вынуждать Эмили делать выбор между ним и отцом.

– Вам нужно поспать. – Дрейвен легко провел рукой по лицу Эмили. – У вас темные круги под глазами.

Эмили вернулась в свое кресло. – Не здесь! Идите лягте в постель. Вы заслужили, чтобы хорошо выспаться.

– А если вам что-нибудь понадобится?

– Будьте уверены, я крикну так, что меня услышат через все стены.

– В этом я не сомневаюсь, – усмехнулась Эмили.

– Тогда идите.

– Хорошо, лорд Дрейвен. Ваше желание для меня закон.

С грустью Дрейвен смотрел Эмили вслед. Ему хотелось вернуть ее. Хотелось, чтобы она была рядом. Но что толку? Он устало откинулся на подушки и тихо проговорил:

– Боже, умоляю тебя, пошли мне покой. Прошу тебя, вынь сердце из моей груди и убей его, пока не поздно. Я не хочу причинить ей вред, но ведь ты хорошо знаешь, на что я способен. Прошу тебя, ниспошли мне сил.

Дрейвен закрыл глаза и стиснул в кулаке мех одеяла. Он укрепит свое сердце. С этой минуты он не будет проводить время с Эмили. Он сделает так, чтобы она не подходила к нему. Никогда.

Эмили проснулась, когда уже миновал полдень. Она попыталась пройти к Дрейвену, но доступ для нее в его комнату был закрыт.

– Я не могу войти? Что это значит? – спросила она у Саймона.

– Так приказал Дрейвен. Я не могу ему перечить.

– Саймон, я думала, что вы мой союзник, – укоризненно проговорила Эмили.

– Это так, но мне также хочется сохранить свои зубы, а Дрейвен выразился весьма недвусмысленно насчет того, что он со мной сделает, если я позволю вам переступить порог его комнаты.

Эмили пришла в ярость. Значит, Дрейвен думает, что ей так легко помешать. Ну что ж, скоро он увидит, что это совсем не так!

– Хорошо, – сердито бросила она и, возвысив голос, сказала, обращаясь к двери: – Вы не вечно будете оставаться здесь. Рано или поздно вам придется выйти.

Ответа, как и следовало ожидать, не последовало. Ну и ладно. Все равно она его завоюет. Завоюет! Круто развернувшись, Эмили спустилась в нижний зал.

Проходил день за днем, а Эмили все ждала появления Дрейвена. Она уже готова была отказаться от своего замысла, как вдруг однажды утром увидела, как он спускается вниз по лестнице.

– Дрейвен! – радостно крикнула Эмили и бросилась к нему.

Дрейвен не обратил на нее никакого внимания. Разозлившись, Эмили встала перед ним, не давая пройти.

45
{"b":"18709","o":1}