ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я этого и не ожидал, – ответил Дрейвен.

Старик кивнул:

– Думаю, что это самое мучительное во всей этой истории. Но я хочу, чтобы вы знали, – если бы Бог послал мне сына, я желал бы, чтобы он был таким, как вы.

Дрейвен с горечью рассмеялся:

– Тогда вы должны радоваться, что у вас только дочери. Если вы помните, я убил своего отца.

– А сегодня вы спасли жизнь другому своему отцу, – добавил Хью изменившимся тоном. – Потому что согласны вы или нет, но с этого дня я буду считать вас своим сыном.

Эмили улыбнулась, посмотрев на отца. Никогда она так не гордилась им.

– Спасибо, Хью, – ответил Дрейвен, заметно волнуясь.

– Отец, – поправил его старый граф.

Дрейвен весело засмеялся:

– Спасибо, отец.

Старый граф собрался было уйти, но Дрейвен остановил его:

– Хью!

Старик обернулся и со вздохом сказал:

– Вижу, ты не скоро научишься называть меня отцом.

– Я постараюсь, – пообещал Дрейвен. – Мне хотелось бы знать, кто был тот человек, которого вы убили и кто носил мои цвета.

Отец вопросительно посмотрел на Эмили:

– А ты ему не сказала?

– У меня не было подходящего случая.

Старый граф кивнул и ответил:

– Это Найлз был в твоем сюрко. А тот, в кого ты бросил кинжал, – его кузен, Теодор.

Дрейвен недоуменно смотрел то на Эмили, но на старого графа.

– Но зачем им это понадобилось?

– Судя по словам Джоанны, он женился на ней, возымев намерение заполучить мое поместье, – ответил старый граф. – Чтобы поправить дела, ему нужно было все мое состояние, но он не мог ждать, когда я умру естественной смертью. Поскольку убить меня он не мог – его повесили бы за убийство, – он придумал план, как стравить нас с тобой, чтобы сделать это твоими руками.

Дрейвен в задумчивости нахмурил брови:

– Почему же он не женился на богатой невесте?

– Он пытался, но, будучи в немилости у короны, никогда не получил бы разрешения Генриха. Я свалял дурака: я радостно приветствовал недостойного сына и отвернулся от достойного, – с грустным видом заключил старый граф.

– Вы слишком строги к себе, Хью, – заметил Дрейвен.

– Отец! – снова поправил его граф.

– Отец, – повторил Дрейвен и слабо улыбнулся.

– А теперь отдохни, дорогой мой мальчик. Моему внуку нужен отец.

– А откуда вы знаете, что это будет мальчик? – улыбнувшись, спросила Эмили.

– Поскольку у меня только дочери, считаю, что Боженька обязан послать мне внука.

Эмили радостно рассмеялась. Старый граф вышел, пожелав доброй ночи. Эмили резко повернулась к мужу – и вдруг замерла, ощутив какое-то движение у себя в животе.

– Что такое? – встревоженно спросил Дрейвен.

– Он двигается, – радостно сообщила Эмили. – Я в первый раз почувствовала нашего младенца.

Дрейвен счастливо улыбнулся.

Эпилог

Рейвенсвуд. Девять лет спустя

– Эмили, на помощь!

Услышав отчаянный крик Дрейвена, Эмили вбежала в розовый сад, что рос позади башни, и замерла, увидев мужа и четырех мальчуганов, которые наносили ему удары деревянными мечами. Пятый висел на его левой ноге, а еще один повис у Дрейвена на шее.

Эмили весело рассмеялась.

– Вы сами виноваты, – сказала она мужу.

– Это как же? – недоуменно спросил Дрейвен.

– Могли бы подарить мне хотя бы одну дочь в дополнение к шестерым мальчикам.

Дрейвен засмеялся, а Джейс, вскарабкавшись по его спине, закрыл ему руками глаза.

– Мама! – крикнул шестилетний Кристофер, топая ногой. – Нельзя заставлять дракона смеяться. От этого он будет не такой свирепый.

– Не такой свирепый? – переспросил Дрейвен, осторожно перенеся Джейса через свою голову и поставив на землю. Затем он сгреб в охапку Кристофера и принялся щекотать его. – Я покажу тебе свирепость, плутишка этакий.

Эмили сокрушенно качала головой, глядя на эту возню. Старший из мальчиков, Генрих, крикнул братьям:

– Смотрите, вот идет дедушка с кузеном Гарри!

Обернувшись, Эмили увидела, что во дворик входил отец, а вместе с ним сын Джоанны. Эмили всегда удивляло, как сильно Гарри походил на сестру. Ни один из ее сыновей не был похож на нее, если не считать Кристофера. У того были глаза такого же цвета, как у Эмили, – зеленого.

Внуки были гордостью и радостью старого графа. Однако больше всех он любил внучку, которую Джоанна подарила ему через три года после вступления в брак с одним шотландским дворянином.

Теперь они редко видели Джоанну, а вот Гарри, которого старый граф взял на воспитание, стал членом их семейства.

Не успела Эмили и глазом моргнуть, как сыновья набросились на вновь пришедших с тем же оживлением, с каким нападали на отца. Подпрыгивая и обнимая их, они говорили все одновременно, отчего понять что-либо не было никакой возможности.

Дрейвен громко свистнул, и мальчики разом замолчали.

– Послушайте, ребята, – проговорил Дрейвен строгим голосом, – оставьте в покое дедушку, иначе он не возьмет вас на охоту.

– Простите, – хором произнесли мальчики.

– Ладно. Все готовы? – с улыбкой спросил Хью.

– Да! – раздался дружный ответ.

– Тогда поехали. Вон за той горой я видел славного оленя.

Когда отец с сыновьями ушли, Эмили подошла к Дрейвену и крепко обняла его за талию.

– Послушай, – прошептала она. – Ты слышишь?

– Что? – также шепотом спросил Дрейвен.

– Тишину, – ответила Эмили. – Разве это не жутко?

Дрейвен обнял жену за плечи:

– Пожалуй. Не припомню, когда в последний раз слушал тишину.

– Так скажите, милорд, что мы будем делать сегодня вечером, когда детей не будет с нами? – игривым тоном спросила Эмили. Обнявшись, они зашагали к донжону.

Дрейвен задумался на минутку, а затем сказал:

– Можно попробовать зачать дочку. Думаю, в вашей книге есть еще такая позиция, которую мы не попробовали.

Эмили рассмеялась:

– А знаете, это напомнило мне одну шутку. Дрейвен с сокрушенным видом закатил к небу глаза:

– Хватит.

– Нет-нет. Знаете вы шутку о короле и его рыцаре?

– Нет, – коротко ответил Дрейвен, тяжело вздохнув.

– Они спорили о том, как спать с девчонками. Король посмотрел на рыцаря и сказал: «По нашему мнению, спать с девчонкой – это на пятьдесят процентов удовольствие и на пятьдесят процентов работа». А рыцарь ему и отвечает: «Прошу прощения, сир, но я осмелюсь с вами не согласиться. По моему мнению, здесь на семьдесят процентов работы и на тридцать процентов удовольствия». Несколько часов они спорили и не могли прийти к согласию. Наконец рыцарь обратился к своему сквайру и попросил его разрешить их спор. И сквайр сказал: «Милорд и ваше величество, по моему мнению, это должно быть на сто процентов удовольствие, потому что, если бы здесь нужно было работать, его милость велели бы это сделать мне».

Дрейвен залился громким смехом.

– Где вы только набрались таких шуток? – спросил он, отсмеявшись.

– От вашего старшего сына, милорд. Судя по всему, ваш братец рассказал ему это, когда был у нас в последний раз.

Дрейвен озадаченно нахмурился:

– Придется мне поговорить с Саймоном о том, чему он учит мальчика. Но пошли, девчонка моя, дай мне самому понять, сколько здесь удовольствия и сколько работы.

– Да, милорд, и, наверное, я попробую заставить вас отработать за несколько лишних фунтов.

– Лишних фунтов? – переспросил Дрейвен.

– Да. Кристофер, кажется, называет это вашими рогами дракона.

Дрейвен многозначительно усмехнулся:

– Я покажу тебе мой рог дракона.

Эмили прикусила губу и с любовью посмотрела на мужа:

– И я с удовольствием воспользуюсь им.

57
{"b":"18709","o":1}