ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Серенити не нашла в себе сил, чтобы ответить на его поклон. Взгляд ее по-прежнему был устремлен на открытую дверь библиотеки. Ее пират только что был здесь, она любовалась его мужественным лицом, говорила с ним, могла, осмелев, даже дотронуться до него. Но теперь он ушел, и больше им не суждено встретиться.

А она даже имени его не знает.

Но быть может, это к лучшему? Ведь ей в любом случае не следовало рассчитывать на его внимание. Она непривлекательна, а такие мужчины всегда выбирают себе в спутницы самых красивых девушек, вроде Хитер или Онор.

– Ну и странные же вещи творятся на белом свете, – глубокомысленно изрекла Онор, нарушив ход унылых, безрадостных дум сестры. – Кто бы мог предположить, что такой мужчина заинтересуется твоей историей и станет выпытывать, где ты добыла сведения о своем герое. И что, скажи на милость, заставило его разузнать наш адрес? Для чего он явился сюда без приглашения?

– Ты о чем? – рассеянно спросила Серенити, все еще не отрешившаяся от тягостных мыслей.

– Я говорю, кто бы мог подумать, что такой…

– Верно, никто.

Онор остановилась напротив сестры и вперила в нее испытующий взор:

– Серенити, вид у тебя престранный.

– Ты находишь? – бесцветным голосом отозвалась она, чтобы хоть что-то сказать.

– Еще бы. Не-мешайте-мне-думать-о-том-о-чем думать-я-не-должна.

Серенити невольно улыбнулась шутке сестры и проговорила гораздо более живо:

– Но тогда ты мне попытайся объяснить, Онор, с чего бы это он столь настойчиво меня преследовал.

– Он… заинтересовался твоим рассказом.

– Допустим. Но почему этот сюжет вызвал у него такой интерес?

– А что, если он, как и ты, хочет разыскать Морского Волка?

– А если он-то и есть Морской Волк?

Глава 3

– Кто?! – Онор вытаращила глаза.

– Ну подумай сама, – проговорила Серенити, все более воодушевляясь. – Это единственное возможное объяснение его странных поступков. Разве нет? Он был так зол, с таким пристрастием меня допрашивал. Выходит, Морской Волк решил, что я знаю его настоящее имя и могу выдать его с головой. Представляешь?!

Но Онор ее доводы показались неубедительными.

– Ах, Серенити, ты опять за свое! Все бы тебе что-то выдумывать, твоя фантазия просто не знает удержу!

– Нет, дорогая. На сей раз здесь не игра воображения. Я это чувствую, поверь!

– Ты то же самое говорила, когда заподозрила мясника в связях с французскими шпионами, которые похитили секретные правительственные документы.

– Ну, это совсем иное дело…

– А вспомни, как ты уверяла меня, что коллекционное блюдо украла вдова Пеннингтон и что лавочник мистер Фиппс тайно сотрудничает с британским правительством, рассчитывая на…

– Да будет тебе, Онор! – с досадой воскликнула Серенити. – Я слежу за ходом твоей мысли и прекрасно поняла, что ты хочешь сказать.

Онор подошла к сестре и обняла ее за талию.

– Я ведь тебя ни в чем не упрекаю, Серенити! Просто Господь наделил тебя богатым воображением. Поэтому ты сочиняешь такие захватывающие истории, которые все мы с удовольствием читаем и слушаем. Но должна же ты наконец понять, что реальная жизнь куда проще и прозаичнее. И с нами, здравомыслящими людьми, ничего сверхъестественного произойти не может.

Вот как раз с этим утверждением Серенити была в корне не согласна. Она твердо верила, что в жизни самого что ни на есть обыкновенного человека, занятого делами и не склонного к фантазиям, всегда найдется место удивительным событиям. Надо только их дождаться. В конце концов, Моисей был простым пастухом. Мог ли кто-то из его близких подумать, что с ним заговорит сам Господь? Да и будущий царь Давид в юности пас стада своего отца. Немыслимые, фантастические события свершаются на земле ежеминутно! И никто на свете от них не застрахован.

А ее пират, ее загадочный незнакомец вполне мог оказаться Морским Волком. «Да нет же», – поправила она себя. Ее пират и есть Морской Волк. И она это докажет!

Время ползло медленно, как улитка. Серенити, сама не своя от нетерпения, ждала, когда все в доме наконец заснут. Прежде она не обращала внимания на то, как долго мешкают отец и брат, прежде чем затвориться в спальнях.

Она нервно шагала из конца в конец комнаты, и половицы легонько поскрипывали под подошвами ее тонких сапожек для верховой езды.

Примерно час назад она прокралась в комнату брата и похитила из платяного шкафа кое-какую его одежду. Джонатан тем временем оживленно обсуждал с отцом свою последнюю статью. Мужчины, казалось, никогда не покинут гостиную, находившуюся на первом этаже их просторного дома.

Черные панталоны брата были ей так велики, что пришлось подвязать их на талии шарфом вместо пояса, полагаясь на то, что узел не ослабеет в самый неподходящий момент и панталоны не соскользнут к ее ступням.

Она решила во что бы то ни стало поговорить нынешней ночью с докерами и моряками, но так, чтобы никто не узнал в ней женщину. Иначе не оберешься бед, в сравнении с которыми даже сплетни миссис О’Грейди покажутся невинным лепетом!

Наклонившись к камину, она зачерпнула горсть золы и испачкала ею лицо, шею и ладони. Теперь в темноте ее никто не узнает.

Минуты шли в тоскливом ожидании. Да выполнима ли ее миссия? Мужество едва не изменило Серенити, и на какой-то миг у нее даже мелькнула мысль: «А не сошла ли я с ума?» Ведь разыскать таинственного героя – задача не из легких. Ей неизвестно даже название его корабля.

И однако, она не сомневалась, что сумеет его узнать среди множества других парусников, стоявших на якоре у порта. Выудив из кармана панталон маленький блокнот, в котором она делала заметки для будущих рассказов, Серенити перечитала все, что касалось корабля Морского Волка. Она записала приметы парусника по памяти со слов Джонатана. Стопушечный фрегат, корпус черный с золотом, паруса белоснежные, топ мачты украшен фигуркой змея.

Но легко ли отыскать его по таким приметам? Из шести кораблей, бросивших сегодня якоря в порту Саванны, только два с черным корпусом. И только у одного из них золотая отделка. У фрегата.

Серенити торжествующе улыбнулась.

Интервью с Морским Волком! Да о ней заговорят во всех колониях!

Хоть раз в жизни она уподобится своему кумиру, леди Мэри. Презрев опасности, она выведает, кто он на самом деле.

И Серенити пообещала себе не возвращаться домой хотя бы и до утра, пока не осуществит задуманное.

– Смелее, не трусь! – сказала она себе, засовывая блокнот в карман.

И тут наконец за дверью ее комнаты послышались шаги. Тусклый огонек на мгновение мелькнул в щели у самого пола. Это Бенджамин отправился к себе в спальню. Вот он нажал на ручку, и дверь со скрипом отворилась, чтобы тотчас же захлопнуться.

Путь был свободен.

С величайшими предосторожностями она вышла из комнаты и направилась к лестнице. Сердце бешено стучало. Стоило ей спуститься и неслышно подобраться к выходу из дома, как поблизости раздались чьи-то тяжелые шаги. Не помня себя от страха, она метнулась в гостиную.

– Спокойной ночи, Кингсли, – пробасил Джонатан, обращаясь к дворецкому, и стал подниматься по лестнице.

– Спокойной ночи, мастер Джонатан.

Серенити, затаив дыхание, прижала руки к груди. Наступившая тишина пугала ее. Мелькнула мысль: не лучше ли вернуться и позабыть об этой опасной затее? Пусть уж Джонатан напишет о Морском Волке. Рано или поздно он дознается, кого скрывает этот псевдоним. Ведь риск огромен. С ней может приключиться любая беда.

И пусть она надела мужское платье, а за окнами стоит непроглядная тьма, все равно кто-нибудь может догадаться, что она женщина, – по голосу, по манере держаться. Женщина, одна, без сопровождающих, в порту глухой ночью. Разве можно усомниться, что она явилась туда на поиски приключений самого скандального характера?

«Да успокойся ты! – скомандовала она себе. – Что за малодушие? Вот леди Мэри все эти соображения не остановили бы». И в самом деле, леди Мэри выполнила бы намеченное, невзирая ни на какие опасности, реальные или мнимые. Эта женщина не ведала страха и сомнений.

11
{"b":"18710","o":1}