ЛитМир - Электронная Библиотека

Мог ли он обречь другого мальчика на подобную жизнь?

Нет. Было бы гуманнее сразу убить Дермота, чем уготовить ему такую судьбу.

Син смотрел на Калли, стараясь запомнить ее лицо. Если бы у него было какое-то желание, то он хотел бы любить ее, беречь от всяких неприятностей. Но здесь Син был бессилен. Если он не выдаст Дермота или не убьет его, Генрих уничтожит весь клан, и Калли в том числе.

Как уже много раз бывало в жизни, у Сина оказались связанными руки. Он должен это сделать, и другого пути у него нет.

Глава 13

В этот вечер Син не присоединился к ним за ужином, и, как только трапеза окончилась, Калли отправилась разыскивать его. Саймон посоветовал ей проверить крепостные стены, и хотя это показалось ей неподходящим местом, Калли все же отправилась туда.

Предположение Саймона оказалось верным, Калли нашла мужа одиноко сидящим между зубцами стены. Спиной он опирался на один каменный зубец, правой ногой в другой, а его левая нога опасно свешивалась через край в темноту.

— Думаете, как прыгнуть? — спросила Калли.

— Если бы я это сделал, вы остались бы богатой вдовой. — Син взглянул на нее через плечо. — Хотите подтолкнуть меня?

В его тоне проскользнуло что-то, заставившее Калли задуматься, было ли это шутливым замечанием или серьезной проверкой того, сможет ли она это сделать.

— Нет, мне больше нравится, когда вы рядом. — Остановившись у его ноги, Калли пристально смотрела на Сина. — Но сегодня вечером вас не было рядом. Вы опять прячетесь. Не хотите сказать мне, почему вы здесь?

— Я хотел подышать свежим воздухом.

— На такой высоте?

— Я люблю высоту, — пожал он плечами. — Обычно люди там мне не докучают.

— И я докучаю вам? — Она иронически подняла бровь.

— Нет, — к ее удивлению, ответил Син, и в его взгляде Калли почувствовала теплоту и нежность. По сравнению с его обычно холодным взглядом этот был огромным достижением.

В лунном свете, прислонившись спиной к стене, Син выглядел очень эффектно. Луна, большая и яркая, позволяла Калли отчетливо рассмотреть его черты. В том, как он сидел почти верхом на стене, было что-то очень мужское. Син сидел непринужденно, однако Калли знала, что при малейшей провокации он может прийти в движение, как голодный лев. Само его присутствие вызывало в ней трепет.

— О чем вы думаете? — Протянув руку, Калли коснулась его колена.

— Пытаюсь угадать, где повстанцы нанесут следующий удар.

— Вам не кажется, что сегодня вечером вы их утихомирили?

— Вы так думаете?

— Нет, — честно ответила Калли.

Рейдер никогда не прекращал нападений, хотя Астер публично призывал его остановиться. И Калли полагала, что Рейдер, будучи одним из их клана, на самом деле любил Астера. Тем труднее было представить, что он послушается Сина, которого, бесспорно, ненавидел.

— Я уверен, все повстанцы сегодня собрались вместе, готовя заговор. — Положив руки на подтянутый живот, Син внимательно всматривался в лицо жены. — Дермот присутствовал за ужином?

— Да. — От его вопроса у Калли замерло сердце. Неужели он может подозревать… — А почему вы спрашиваете?

— Но он не остался до конца трапезы.

— Откуда вы знаете? — Калли обезумела от страха. К чему Син пытался привести ее своими вопросами? Честно говоря, она не была уверена, что ей хочется это выяснить.

— Незадолго до этого Дермот отправился к Фрейзеру. — Он жестом указал на двор внизу, и Калли увидела тень, движущуюся в сторону замка.

— Они старые друзья.

— Почему вы внезапно так занервничали? — Син посмотрел на Калли еще более пронизывающим взглядом, и она еще сильнее испугалась.

— Нервничаю?

— Да. У вас точно такой же вид, как тогда, когда вы пытались убежать, а я встретил вас на винтовой лестнице.

Проклятие, временами он был ужасно проницателен, и неудивительно, что Генрих так высоко ценил его. Если бы Калли не знала Сина, то могла бы поклясться, что он обладает ясновидением.

— Как вам удается так легко разбираться в людях?

— Когда я был мальчишкой, только благодаря этому я имел возможность сказать, собираются ли мои хозяева разрешить мне спокойно приблизиться к ним или, если я побеспокою их, мне необходимо беречь свои зубы. А теперь ответьте на мой вопрос.

Калли смотрела на брата, идущего к главной башне замка. Несмотря на все их разногласия, она никогда его не выдаст. Она никогда никому не говорила о том, что однажды видела, как он верхом возвращался после нападения. Астер убил бы племянника, если бы узнал, что Дермот связан с повстанцами.

— Могу я облегчить вам задачу? — предложил Син. — Если вы боитесь сказать мне, что он в рядах ваших повстанцев, то я уже это знаю.

— Откуда? — Калли от изумления открыла рот.

— Я видел, как он вел себя раньше. Я сказал вам, что знаю повстанцев в лицо, а он один, кого я знаю по имени.

— Как вы можете быть столь уверенным? — Калли была ошеломлена его интуицией.

— От дьявола нельзя спрятаться.

— Я еще в Лондоне сказала вам, что вы не дьявол. — Упершись руками в бедра, Калли смотрела на мужа.

— Вы единственный человек, который так считает.

— Если бы вы были дьяволом, вы без промедления арестовали бы Дермота. — О, этот человек был просто невыносим. — Почему вы этого не делаете?

— Потому что я жду, чтобы он выдал мне Рейдера.

В Калли вскипел гнев. Она должна спасти своего брата. Нельзя допустить, чтобы Дермота повесили. Чего бы ей ни стоило защитить его, она это сделает.

— Если мне удастся уговорить его сказать, кто такой Рейдер, вы оставите Дермота на свободе?

— Он никогда вам этого не скажет. — Син зажмурился и отвернулся.

— Думаю, он мог бы сказать. Вы должны понять его. После того как умер мой отец, Дермот в полной растерянности. Он и отец были очень близки, и он был там в день смерти отца. Внутри его тоже что-то умерло; он совсем не тот, что был прежде.

— Вы очень любите его.

— Ради брата я сделаю все, — кивнув, сказала Калли. Ей хотелось, чтобы Син знал, как много значит для нее Дермот.

Син промолчал.

Несколько минут Калли смотрела на мужа, стараясь разобраться в этой сложной проблеме. Она, как и Астер, понимала, что Рейдера нужно остановить, пока он не развязал войну между ее кланом и англичанами. Хотя ее клан и был достаточно большим, он был не столь огромным, чтобы вести войну с целой страной, а учитывая сложившееся в Шотландии положение, Калли не была уверена, придет ли им на помощь ее кузен Малькольм. У Малькольма, как короля Шотландии, были свои соображения. Как сказал ей Дермот, повстанцы уверены в том, что сумеют убедить другие кланы присоединиться к ним для борьбы против англичан, но Калли не разделяла этого заблуждения. Если она не поможет Сину остановить повстанцев, их всех повесят в назидание другим, кто осмелится выступить против английского короля. Если придется принести Рейдера в жертву ради мира, Калли готова была заплатить такую цену, чтобы спасти остальных.

— У вас есть какие-нибудь соображения относительно того, кто может быть Рейдером? — спросила она Сина.

— Я почти уверен, что уже знаю. — Его бесстрастный тон удивил Калли.

— Тогда почему вы не принимаете меры?

— Хочу получить доказательства.

— Вы добрый человек. — Калли грустно улыбнулась. — Большинство ухватилось бы за свои выводы и действовало согласно им.

— Я не добрый человек, Калли. — Он пронзил ее горячим взглядом. — Никогда не стройте себе таких иллюзий. Просто вытерпев за свою жизнь много несправедливости, я не спешу быть несправедливым к другим. — Син сжал зубы. — Но когда я получу доказательства, что Рейдер именно тот человек, Калли, я непременно прослежу, чтобы он понес за это наказание.

— Я бы и не ожидала ничего другого.

— Вы не возмущены? — Он, казалось, был удивлен ее словами.

— У меня болит сердце при мысли, что один из людей моего клана будет наказан, но я не возмущена, — покачав головой, ответила Калли. — Мой отец воспитал меня с верой в то, что мы связаны честью со своим народом. Я верна своему клану, вы — Генриху, и мы не можем позволить своим эмоциям поколебать нас. Я понимаю, что долг всегда обязан стоять на первом месте. Этот Рейдер принял собственное решение, во что ему верить. Я бы хотела, чтобы повстанцы сложили оружие и присоединились к нам ради мира, но если они откажутся, то я не стану винить вас за то, что вы исполняете свою клятву.

48
{"b":"18711","o":1}