ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, ее слова — это просто ложь, не сознательная, нет, потому что в душе она считала их правдой. Но поверить в них…

В жизни Сину приходилось быть многим: вором, убийцей, голодным нищим, рыцарем и графом, но он никогда не был глупцом и сейчас не собирался выступать в этой роли.

Но когда он смотрел на Калли, ему было трудно помнить об этом, трудно думать о чем-либо другом, кроме того, чтобы просто принять заботу, которую она предлагала.

«Этого нельзя допускать, нельзя».

Син закрыл свое сердце, решив, что сделает то, что должен сделать, а когда с этим делом будет покончено, вернется в Англию — один. Только так.

Он не мог идти наперекор судьбе.

Глава 15

Глядя на одевающегося Сина, Калли обратила внимание на то, как играют его мускулы при каждом движении. Он был великолепен и недосягаем, как небо над ними, и Калли хотелось придумать какой-нибудь способ сократить разделяющее их расстояние.

— Поразительно, как хорошо вы справляетесь со шнуровкой кольчуги без посторонней помощи. Я думала, что у рыцарей обычно есть помогающий им паж.

— У меня никогда не было пажа. — На мгновение застыв, Син продолжил шнуровать кольчугу.

— Правда? — удивилась Калли его признанию. Он всегда был таким спокойным и терпеливым с Джейми, что она не могла представить, почему ему было так неприятно видеть рядом детей. — А почему?

Син только пожал плечами.

Не успев себя остановить, Калли шагнула вперед и ткнула его под ребра.

— За что? — Нахмурившись, Син потер рукой то место, куда она его ткнула.

— У вас на лице опять это серьезное выражение. Помните, что я обещала сделать, если снова его увижу?

— Вы обещали щекотать меня, а не тыкать.

— В таком случае… — Лукаво улыбнувшись, Калли набросилась на него.

Син отступил, даже сквозь кольчугу ощущая щекотку, и, смеясь, попытался схватить жену за руки и остановить, но Калли оказалась проворнее его. Его резкое движение привело к тому, что он запутался в ковре и свалился вместе с Калли на пол. Продолжая смеяться, Син перевернулся и прижал ее к полу своим телом.

— Вы госпожа Безумие, так?

— Да. И я совершенно схожу с ума по вас. Добрыми, нежными глазами Син смотрел на нее, и от его горящего взгляда Калли почувствовала слабость, и у нее остановилось дыхание. Нагнув голову, Син потерся носом о ее нос, а потом поцеловал в губы. Калли судорожно вздохнула. Даже несмотря на то что Син в кольчуге тяжело давил на нее, Калли было приятно ощущать на себе его тело.

Запустив пальцы ему в волосы, Калли притянула его ближе, упиваясь его теплым мужским запахом.

«Не оставляйте меня…»

Безмолвная мольба обожгла ее, и Калли захотелось привязать Сина к себе. Ей было обидно, что она не знает, какими словами или действиями заставить его так же сильно захотеть остаться с ней, как она хотела быть с ним.

Если бы это возможно было сделать.

Закрыв глаза, Син вдыхал свежий аромат лаванды и даже сквозь кольчугу чувствовал, как грудь Калли прижимается к нему. Он так безумно хотел обладать этой женщиной, что это потрясло его. Син отдал бы все, чтобы остаться с Калли, он отдал бы все, чтобы убежать от того, чего хотел от него Генрих.

Калли видела в нем только самое лучшее, и Син со страхом думал о том дне, когда ее мнение о нем изменится.

Рано или поздно свежий бутон любви всегда превращается в нечто другое. Если человеку повезет, любовь расцветает в прочную дружбу, но гораздо чаще она сменяется ненавистью. Сейчас Калли его не знает, но если он останется и ей станет больше о нем известно, она ясно увидит его недостатки и станет презирать его. Син не мог пойти на это, потому что в душе знал, что только она одна может его погубить. Сила, которой обладал взгляд Калли, могла причинить ему больше вреда, чем любой враг или целая армия. Только Калли имела власть над его замкнутым, настороженным сердцем.

— Нас ждут внизу, — тихо сказал Син, вставая.

— Говорят, ожидание полезно для души, оно закаляет характер.

— Конечно, — улыбнулся Син, — но вы перешли к таким действиям в отношении меня, что с моей стороны было бы невежливо не насладиться ими.

— Вот как, обвиняете меня? — хихикнула Калли. — Что ж, великолепно. Тогда сейчас мы пойдем, но вечером после ужина вы будете моим. — Она окинула Сина жадным взглядом, от которого у него стало еще жарче в паху. — Полностью моим.

— Когда вы так говорите, миледи, у меня по спине бегут мурашки. — Глядя в ее прелестное лицо, Син поднял Калли на ноги.

— Останьтесь со мной в этой комнате, и мурашки побегут не только у вас по спине.

— Вы коварная обольстительница. — Его тело мгновенно откликнулось на слова Калли тем, что ему стало жарко. Син непроизвольно бросил взгляд на кровать и представил, как Калли лежит под ним обнаженная.

Калли взяла его руку и поцеловала костяшки пальцев, проведя по ним языком, а потом зубами слегка прикусила кожу. Волны желания захлестнули Сина, но Калли потащила мужа к двери, соблазнительно покачивая бедрами и заставляя его тело гореть еще сильнее.

— В любое время соблазню вас, милорд, только дайте мне знать.

Скрипя зубами, чтобы обуздать желание, Син неохотно позволил Калли увести его из комнаты.

Они сошли вниз, но вместо родственников, которых оставили там, увидели членов клана, заполнивших большой зал и разговаривавших между собой, так что их голоса сливались в; общий громкий гул. Люди стояли группами, добродушно шутили, ели и пили, у них под ногами шныряли собаки, а в углу расположились пятеро мужчин с трубами и барабанами, готовые играть.

При виде этой картины Калли остановилась, немного испугавшись. Зачем они явились? Ио как только собравшиеся заметили Сина, по залу разнеслись радостные возгласы приветствия.

— Не говорите нам, парень, что не спасли деревню. — Астер подошел к Сину и хлопнул его по спине.

— Я ничеготакого не сделал, — сердито возразил Син, и Калли мгновенно заметила, как ему неловко быть центром всеобщего внимания.

— Он еще и скромный, — добавила Пег.

— Почему вы не сказали нам, что вы шотландец? — спросил Ангус. — И к тому же Макаллистер. Нам следовало бы догадаться, что наша Калли никогда не…

— Ангус, — перебила Калли старика, пока Син не разозлился еще сильнее, — что вы все здесь делаете?

Вперед вышла Морна, ведя за собой цепочку слуг, несущих выпечку и угощения от жителей деревни.

— После того как вы оба ушли, деревенские жители решили, что пришло время свадебного празднества.

Син пришел в замешательство, увидя совсем новое отношение людей к нему.

— А когда мы вернулись сюда, Астер сказал нам, что сегодня у вас день рождения, поэтому у нас двойной праздник. — Морна улыбнулась Сину и отошла, чтобы отдать распоряжения слугам.

— Что-то неладно? — Калли, улыбаясь, подошла к мужу, который чуть ли не обреченно смотрел на потолок.

— Да, я стараюсь угадать, в каком месте обвалится крыша и убьет всех нас.

— Прошу прощения? — Калли нахмурилась при его мрачном пророчестве.

— Ничто хорошее не дается даром, — ответил Син, продолжая разглядывать потолок и стены. — Я просто прикидываю, какой рукой или ногой мне придется пожертвовать в данный момент.

— Неисправимый пессимист, — покачала головой Калли.

— Расслабься. — Брейден протянул Сину кружку эля. — Я бы сказал, что ты уже заплатил свою цену, и это награда.

Но Син в это не верил, ему казалось, что непременно должно случиться что-то плохое. Каждый раз в его жизни, когда он считал себя в безопасности или думал, что ему ничего не грозит, происходило что-нибудь ужасное.

Он смотрел, как жители деревни освобождают в центре зала пространство, чтобы можно было потанцевать под музыку, которую играли пятеро музыкантов. Еды и выпивки было предостаточно, и все радовались этому дню.

Женщины одна за другой подходили и поздравляли Калли и, как ни удивительно это было для Сина, его тоже.

О, это было не к добру, здесь крылось что-то по-настоящему злодейское. Син почти ожидал, что стена разверзнется, оттуда явится сам сатана, схватит Калли и исчезнет вместе с ней.

55
{"b":"18711","o":1}