ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что здесь происходит? — потребовал ответа Син.

— Его величество хочет, чтобы мальчика перевели в другое помещение, — побледнев, поспешно ответил ближайший стражник.

— Нет! — сердито выкрикнула шотландка. — Вы не заберете его от меня, чтобы издеваться над ним. Неужели не достаточно того, что уже сделали с ребенком?

— Пожалуйста! — заплакал мальчик, пинаясь и сопротивляясь рыцарям так яростно, что потерял один башмак. — Не позволяйте им забрать меня. Я не хочу, чтобы меня снова пороли.

При этих словах мальчика Сина захлестнул гнев.

Девушка еще яростнее боролась с державшим ее стражником, и если так будет продолжаться, то кончится тем, что и она, и мальчик окажутся в синяках и в крови.

— Отпустите его, — распорядился Син. Услышав его слова, все застыли.

— Милорд, — возразил гвардеец, державший девушку, — мы исполняем приказ короля.

— Доложите Генриху, я сказал, что все будет в порядке. — Син бросил на мужчину леденящий взгляд, от которого тот попятился на целых два шага.

— А если она убежит с мальчиком? — спросил другой стражник.

— Я возьму их под надзор. Думаете, она убежит от меня?

Син заметил нерешительность в глазах стражника, когда тот прикидывал, кого он боится больше — Сина или Генриха, и в конце концов отпустил мальчика, который быстро побежал к сестре.

— Я передам королю то, что вы сказали, — ответил гвардеец, но возмущение, вложенное в его слова, было ослаблено страхом, звучавшим в его голосе.

— Конечно, — сухо сказал Син, — передайте. Когда стражники ушли, Калли взглянула на черного рыцаря, который не позволил увести ее брата. Его доброта была неизмерима, и Калли хотела поблагодарить мужчину, но, окинув взглядом его тело, онемела. Да, именно так она могла отреагировать, чтобы не раскрыть рот от изумления.

Его голые смуглые плечи оказались такими же широкими, какими казались под плащом, тело было крепким и хорошо сложенным, мускулы играли с каждым вздохом, который он делал. Но ее взгляд приковали к себе многочисленные глубокие красные шрамы, пересекавшие голую кожу. Он выглядел так, словно пережил бесчисленные сражения и нападения, и от этой картины у Калли сжалось сердце. А потом она увидела кровавые раны у него на предплечьях.

— Вы ранены.

— Видимо, так. — Он взглянул вниз на кровь.

— У вас есть кому заняться ранами?

— У меня есть я сам.

Син направился обратно в свою комнату, но Калли последовала за ним.

— Хотите, я пришлю к вам свою горничную?

— Нет, — ответил он тем же бесстрастным тоном и, остановившись на пороге, посмотрел на нее, потом на Джейми, а потом снова на нее.

Этот выразительный взгляд, без сомнения, означал только одно: рыцарь ожидал, что она будет так же трепетать от страха перед ним, как и все остальные. Хотя у Калли по спине пробежала дрожь, она вовсе не испугалась. Калли умела не показывать никому своего страха.

— Мое единственное желание — остаться одному. — Рыцарь сделал шаг в комнату.

— Но ваши раны…

— Заживут, — оборвал он Калли.

Ох, этот человек был просто несносен. Ну что ж, отлично, тогда пусть справляется сам.

Повернувшись, Калли забрала Джейми из коридора и вернулась с ним в свою комнату. Но она не могла там оставаться. Не могла успокоиться, зная, когда черный рыцарь получил эти раны.

Это раны от ее меча.

Но, конечно, он не был бы ранен, если бы не помешал ей убежать. Тем не менее он спас ее и Джейми от остальных. Нравилось это Калли или нет, но она в долгу перед ним. А Калли была не из тех, кто мог оставаться кому-либо должным. Достав из сундука свой набор для шитья и небольшую коробку с травами, она велела Джейми побыть с Элфой и открыла дверь.

Твердо решив не быть больше его должницей, Капли направилась прямо в логово дьявола, очень надеясь, что он ее не съест.

Глава 3

Услышав, как звякнула щеколда на двери, Син инстинктивно вытащил из сапога кинжал и покачивая его между большим и указательным пальцами, ожидая увидеть, нужно ли метнуть его в грудь тому, кто его побеспокоил.

Дверь чуть приоткрылась, и Син смог увидеть симпатичный маленький нос, а за ним и профиль ангела — ангела, который остановился и смотрел на стену напротив него.

— Сэр? Сэр чер… рыцарь? Вы здесь?

— Учитывая, что это моя комната, где еще я могу быть? — Син засунул кинжал в сапог.

Калли еще не заглянула в комнату и решила не обращать внимания на его сарказм.

— У вас приличный вид?

— Миледи, — фыркнул Син, — многие говорят, что во всем моем теле нет ни одной приличной кости.

— И многие говорят, что в коридоре сквозняк. Я хотела только знать, одеты ли вы?

— Я одет так же, как тогда, когда вы последний раз меня видели, а это означает, что вам следует вернуться в свою комнату, и поскорее.

Но Калли не послушалась. Вместо этого она открыла дверь шире, и, к несказанному изумлению Сина, вошла в комнату.

Калли оглядывала комнату, пока не увидела, что он сидит на кровати. Син мог поклясться, что, когда взгляд этих зеленых глаз остановился на его голой груди, он ощутил странный удар, пронзивший его от подошв до макушки. У него затвердело и стало горячо в паху от желания, столь настойчивого, что он почувствовал боль.

Что это с ним случилось? Сии вовсе не был неоперившимся юнцом, чтобы раздуваться при виде какой-то миловидной девицы. Он давным-давно обуздал свои желания.

Но почему-то его контроль над собой ускользал от него, когда эта девушка приближалась к нему. Тем более что он знал: она может принадлежать ему. Для этого нужно было пойти к Генриху, и он получит ее.

Если он решится на такое…

Не обращая внимания на панику, которую она в нем вызвала, Калли пересекла комнату и остановилась перед кроватью.

— Что вам здесь нужно? — грубо спросил Син.

— Я здесь, чтобы обработать раны, которые нанесла вам, — спокойно отреагировала Калли на его слова.

Син указал пальцем на импровизированную повязку на левой руке. Она была далеко не идеальной, но и такая сойдет. Меньше всего ему хотелось, чтобы девушка подошла к нему еще ближе.

— Не переживайте, миледи, не вы причина моих ран.

— Разве вы получили их не тогда, когда обезоруживали меня? — Калли нахмурилась.

— Тогда, но не из-за ваших действий, а во многом из-за моих собственных.

Калли поставила темно-коричневую кожаную сумку и маленькую корзинку на кровать возле Сина рядом с куском белой ткани, которую он использовал для повязки.

— Вы напрасно спорите, и я больше не стану вас слушать. Довольно возражать, и позвольте мне осмотреть раны, пока они не загноились и вы не остались без рук.

Син недоверчиво смотрел на нее. Он не мог припомнить, чтобы кто-нибудь так непочтительно обращался с ним, но был твердо уверен, что скорее всего это происходило когда-нибудь в младенчестве.

Калли снова потянулась к его руке, но он быстро отодвинул руку подальше.

— Почему вас заботит, загноятся у меня руки или нет? — спросил Син, когда она снова попыталась поймать его руку. — Я думаю, что вам, наоборот, следовало бы желать этого, а не стараться предотвратить.

— Потому, что вы спасли Джейми. — Калли замерла и недовольно посмотрела на него.

— Вы считаете, что обязаны мне? — Да.

Невероятно! Какую только глупость могут женщины вбить себе в голову! И все же сейчас, впервые в его жизни, кто-то захотел залечить его раны. Син нашел это неожиданно приятным, и эта мысль рассердила его.

Он не нуждался в утешениях — никогда.

Син вскочил и попытался отойти от девушки на приличное расстояние, но она преследовала его, как львица.

— Миледи, если бы вы знали, кто я и что собой представляю, вы бы придумали что-нибудь получше, чем оставаться наедине со мной в моей комнате.

Калли взглянула ему в лицо, и он впервые заметил в ее глазах легкую тревогу, но затем она снова потянулась к его руке.

Син застонал, поняв, что она не оставит его в покое, пока он не покорится ее лечению. Отлично, тогда чем скорее она перевяжет его руку, тем скорее он сможет снова обрести спокойствие.

6
{"b":"18711","o":1}