ЛитМир - Электронная Библиотека

При этих словах Син закрыл глаза. Впервые в жизни у него действительно был дом.

Эпилог

Несколько месяцев спустя Святки

В большом зале было тепло, несмотря на холодную снежную погоду, и весь его заполнили люди из клана Макнили, пришедшие на ежегодный рождественский праздник, о котором Сина предупредила Калли. В зале играла музыка, гости танцевали, а Джейми с другими детьми клана бегал по залу.

Сидя за хозяйским столом рядом с женой, Син держал ее за руку и смотрел на царящее вокруг веселье. Он и не думал, что когда-нибудь у него будет подобное Рождество.

Здесь были даже Саймон с Дермотом. По случаю зимнего сезона Дрейвен получил у Генриха разрешение на то, чтобы мальчик поехал в Шотландию и гостил там сколь угодно долго при условии, что будет оставаться под постоянным надзором Саймона. Дрейвен тоже приехал бы, но ни он, ни Эмили не хотели рисковать и везти новорожденного сына в суровый климат горной Шотландии. Но весной они собирались приехать с маленьким сыном и снова привезти Дермота.

— Может быть, следует послать кого-нибудь за твоими братьями? — предложила Калли.

— Уверен, с ними все в порядке, — покачал головой Син. — Их, несомненно, немного задержала погода, но я с минуты на минуту ожидаю их прибытия.

Калли наблюдала, как муж рассматривает ее родню. За последние месяцы он стал мягче; суровый, настороженный человек исчез, и появился другой, которого Калли с каждым днем любила все сильнее. Она накрыла их соединенные руки другой рукой и с удовольствием ощутила под ладонью его силу.

Двери распахнулись, пропуская внутрь снежный вихрь и пять закутанных фигур. Судя по росту, трое из них были родственниками Калли.

Калли не успела подняться, чтобы поздороваться, как один из более низкорослых гостей откинул назад капюшон, и под ним оказалась красивая пожилая женщина с блестящими черными волосами. Калли совершенно не удивилась бы ее появлению, если бы не почувствовала, как напрягся Син. Взглянув на мужа, она увидела, что он с неприязнью смотрит на хрупкую женщину, и мгновенно догадалась, что это — Эйслин.

Зачем пожаловала сюда мачеха Сина?

Остальные прибывшие сбросили плащи, и Калли увидела жену Брейдена Мэгги и их старшую дочь Аду, уютно устроившуюся на руках у матери.

Эйслин пошла вперед, а все остальные напряженно замерли у входа.

Затаив дыхание и не шевелясь, Син смотрел на приближающуюся к нему мачеху, и у него в голове звенели все обидные слова, которые он в прошлом выслушал от нее.

Взглянув сначала на Калли и улыбнувшись ей, Эйслин перевела взгляд на Сина, и ее улыбка пропала.

В полной тишине они пристально смотрели друг на друга, и первый раз за всю свою жизнь Син увидел в глазах мачехи не ненависть, а что-то другое: как ни странно, он увидел вину и раскаяние.

— Вот так, — тихо произнесла Эйслин, прерывисто вздохнув. — Все оказалось еще труднее, чем я себе представляла. Позволь, я скажу то, что должна сказать, а потом можешь получить удовлетворение, глядя, как меня вышвыривают из твоего дома.

Ее слова так ошеломили Сина, что он не смог бы ничего ответить, даже если бы и хотел.

— Я не имела права так обращаться с тобой, парень, и даже не пытаюсь просить за это прощения. Но я была еще совсем молодой девушкой, и мое сердце было разбито. А кроме того, я была глупой и винила ребенка в том, в чем он не был виноват. — Она бросила на Сина ласковый взгляд, который удивил и смутил его. — Я знаю, ты этому не поверишь, но я провела много бессонных ночей, жалея, что нельзя изменить того, что касается тебя.

— Вы мне ничего не должны, миледи, — сказал Син.

— Нет, должна. Когда ты получил ожоги и оставался с нами, я тогда хотела сказать тебе, что чувствую, но каждый раз, когда я собиралась это сделать, мне становилось страшно. — Она положила на стол перед Сином завернутый подарок, который держала в руках. — Счастливого Рождества вам обоим и поздравляю со свадьбой. Надеюсь, вы дадите ему всю ту любовь, которую должна была дать я. — Она улыбнулась Калли и, повернувшись, пошла к двери.

Пока Син со смешанными чувствами в растерянности смотрел, как Эйслин уходит, его жена взяла подарок и развернула его.

— Син!

Он перевел взгляд с мачехи на знамя Макаллистеров, которое держала в руках Калли, и у него сжалось сердце — теперь вместо четырех мечей на нем их было пять. А в руке Калли держала маленькую карточку, на которой твердым, четким почерком Эйслин было написано: «Сину Макаллистеру».

Син взглянул на братьев и Мэгги, которые в ожидании смотрели на него, пока их мать пересекала комнату.

— Эйслин! — непроизвольно вырвалось у Сина. Женщина остановилась и повернулась лицом к нему, а он, встав из-за стола, подошел и встал перед ней.

— Много лет назад я научился не вспоминать свое прошлое. Поверьте, часто бывало легче сказать это, чем сделать, но я не из тех, кто помнит старые обиды. В моем доме вам всегда рады, миледи.

— Ты не представляешь себе, как мне хотелось разделить с тобой твои страдания. — Полными слез глазами она смотрела на Сина. — Я уверена, ты не раз мечтал услышать, как я говорю тебе эти слова.

Син ничего не ответил, он просто не знал, что сказать. А потом Эйслин сделала то, чего он вообще не мог ожидать. Она потянулась к нему и обняла его, и Син застыл от изумления. Похлопав его по спине, она отпустила Сина, а потом, взглянув вверх на него, сморщила нос и сделала такое, чего никто прежде не делал…

Протянув руку, она пригладила ему волосы и расправила одежду, как мать, заботящаяся о том, чтобы ее сын выглядел прилично.

— Вот так. — Она похлопала его по руке. — Я не собиралась портить твой вид.

Син рассмеялся, братья, жена и Мэгги окружили их, слуги подали им всем напитки, и вся семья отправилась к столу, чтобы отобедать в приятном обществе любимых людей.

Через несколько часов, когда все были сыты и довольны, слуги стали разносить подарки. Син с благодарностью принял подарок от Калли, который был не очень большим, но, развернув его, он нахмурился.

— Должно быть, мне по ошибке достался подарок для Ады, — сказал он, показывая крошечные белые детские башмачки.

Он уже собрался протянуть их Мэгги, но Калли остановила его.

— О, Син Макаллистер, я знаю, какой ты щедрый человек, но не отдавай их, потому что предстоящим летом они нам понадобятся.

Когда до Сина дошел смысл ее слов, у него открылся рот.

— У тебя будет ребенок? Прикусив губу, Калли кивнула.

Закричав от радости, Син притянул ее к себе на колени и сразу же поспешил извиниться.

— Я не причинил вреда тебе или ребенку, нет?

— Нет, любимый, — засмеялась Капли. — Я уверена, если он хоть немного похож на своего отца, то он неуязвим.

— За ребенка Калли и Сина, — подняв кубок с вином, встал Лахлан. — Возможно, это будет первое из множества будущих маленьких сокровищ.

Отпив вина, Син подал кубок жене и смотрел, как она пьет из него.

— Знаете, миледи, говорят, пить из кубка мужчины — это верный способ заиметь от него ребенка.

— Боюсь, мы с этим уже опоздали. — Калли нежно поцеловала мужа в губы.

— О, ради Бога, — проворчал Саймон, закрывая рукой глаза Джейми. — Не могли бы вы оба потерпеть, пока не подниметесь наверх?

— Что ж, — с улыбкой кивнув, серьезно заговорила Калли, — тогда доброй ночи, моя семья. Приятных снов и увидимся утром.

Син встал, поднял жену на руки и понес к лестнице, слыша позади себя, как братья заключают пари.

— Пять гиней за то, что рано утром они не появятся, — сказал Юан.

— Десять за полдень, — предложил Лахлан.

— Она беременна, — присоединился к ним Брейден, — так что я ставлю десять за раннее утро.

— Ох эти мужчины, — раздался тихий женский смех Мэгги. — Эйслин, что скажете вы? Я думаю, что это будет после полудня.

— Да, совершенно верно.

64
{"b":"18711","o":1}