ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Фантом и, отставив кружку в сторону, хмуро взглянул на него.

Кристиан наклонил голову к плечу, чтобы потянуть затекшие мышцы шеи.

— Я готов ехать. Фантом усмехнулся:

— Занятно, потому что выглядишь ты так, словно готов упасть.

Кристиан бросил на него пронзительный взгляд. Фантом проигнорировал его.

— Но если ты хочешь умереть…

Томас оборвал его, предостерегающе кашлянув.

— Я как раз говорил Велизарию, что этот монастырь был построен в те времена, когда набеги викингов были в самом разгаре, поэтому под монастырем есть старый подземный ход, который ведет в рощицу на окраине небольшой деревушки.

— С первым лучом солнца, — продолжил Фантом, — Томас отправил поодиночке несколько служек из монастыря в деревню с нашими лошадьми и наказал им ждать нас там.

Кристиан улыбнулся, разгадав их план:

— Следовательно, если «Сесари» следят за нами, они подумают, что мы все еще здесь.

Томас кивнул:

— Может, они и солдаты, но, по словам Адары, они христиане, а значит, они не осмелятся атаковать монастырь.

Фантом горько рассмеялся:

— Я бы не стал ручаться головой за это предположение, Томас.

Кристиан был с ним согласен. Лучшее, что они могли сделать для монахов, — это как можно скорее покинуть монастырь.

— Где этот подземный ход?

Томас снял со стены факел, зажег его от огня в очаге и повел их за собой в притвор церкви. Он приподнял угол ярко-красного гобелена, на котором было изображено воскрешение Христа, открыв их взору спрятанную за ним дверь. Старую дверь не открывали уже целую вечность, и Фантому с Кристианом пришлось вместе навалиться на нее плечом.

Люциан придерживал гобелен, чтобы тот не мешал им, и поддерживал их морально.

— Он мог пораниться, — сказала Адара в ответ на замечание Фантома о бесполезности шута.

— Лучше он, чем я, — пробормотал Фантом, когда им наконец удалось открыть дверь.

Потирая больное плечо, Кристиан вышел из проема в стене.

— Можно мне высказать свое мнение, Томас? Случись монастырю подвергнуться атаке, этот путь к спасению окажется самым бесполезным, если монахам понадобится час, чтобы открыть дверь.

— Угу, — согласился с ним Фантом и неестественным дребезжащим голосом, весьма напоминавшим голос старого монаха, прибавил: — Погодите, добрые, славные враги, покамест не сжигайте нас! Нам осталось еще немного потолкать. Мы скоро закончим. Вот выдвиньте скамью и посидите немного, чтобы мы могли от вас убежать. Да благословит вас за это Господь!

Адара подавила смех, но Люциан с Кристианом расхохотались во все горло.

Лицо Томаса сделалось весьма недовольным.

— Да ты и впрямь язычник!

Фантом пожал плечами, словно это его ничуть не задело.

— До самой глубины своей пропащей и испорченной души.

Бормоча молитву о спасении его души, Томас повел их в темный, сырой коридор, который до боли напомнил Кристиану то место, где они провели большую часть своей юности.

— О, что за чудные воспоминания навевает это место, — саркастически молвил Фантом, последовав за ними. — Не хватает только вони испражнений, крыс, бегающих по ногам, и криков боли.

— Но это все же лучше, чем угодить прямо в лапы врагов, — напомнил ему Томас.

Фантом фыркнул.

— Если мне суждено умереть, я бы предпочел встретить смерть, чувствуя, как лучи солнца согревают мое лицо и чистый, свежий воздух наполняет ноздри.

— Ну, если нам хоть немного повезет, то никто из нас сегодня не умрет, — сказал Люциан.

— Как далеко этот Йорк? — осведомилась Адара, когда они продолжили путь. — Нам долго придется ехать?

— Нет, — ответил Фантом. — Если скакать во весь опор, то Йорк всего лишь в дне езды к югу отсюда. Если мы поторопимся, то будем там незадолго до темноты.

Адара пришла в ужас:

— Кристиан не может ехать в такую даль с его-то ранами! Ему нужно будет передохнуть.

Услышав это, Кристиан усмехнулся:

— Со мной все будет в порядке.

Адара с Люцианом обменялись полными сомнения взглядами, и шут покачал головой.

— Взгляните на это дело с положительной стороны, моя королева. Если он умрет, то вы сможете забрать его цепочку и получить доказательство того, что он ваш муж.

Кристиан бросил на него убийственный взгляд, но ничего не сказал, и они молча продолжили путь.

Вскоре они добрались до деревни. Там Томас встретился со своим служкой, который уже оседлал лошадей и ждал их.

— Бог в помощь, — сказал Томас, когда они взобрались на лошадей.

— И да пребудет Он с вами, брат, — сказал Кристиан, почтительно склонив голову.

Томас благословил их, и они двинулись в путь. Кристиан ехал первым, Адара бок о бок с Люцианом — вслед за ним, а Фантом замыкал шествие на случай, если «Сесари» обнаружат их.

Как и предупреждал Фантом, им пришлось целый день скакать во весь опор, останавливаясь только для того, чтобы дать роздых лошадям. Адара внимательно следила за Кристианом, опасаясь, что он может потерять сознание. Он по-прежнему прямо держался в седле, но по мере того, как минуты складывались в часы, лицо его становилось все бледнее и на лбу все чаще выступала испарина.

Но он все равно не желал останавливаться или сбавлять хода, чтобы не подвергать ее опасности. Она же думала о том, что ей еще не доводилось встречать человека такой силы духа.

Был уже глубокий вечер, когда они добрались наконец до Йорка. Даже в этот час на улицах города царило оживление. Адара смотрела по сторонам, в то время как мимо них проезжали повозки и люди сновали туда и сюда по булыжным мостовым.

— Как мы найдем твоего друга Йоана? — спросила она. Не успел Кристиан ответить, как из распахнутой двери таверны вывалился мужчина и под оглушительный хохот растянулся перед ними на мостовой, в то время как вслед ему посыпались издевки и оскорбления. Таким же манером к нему присоединились еще двое мужчин. Вся троица лежала на земле и стонала.

— Полагаю, мы его нашли, — сказал Кристиан с ноткой удивления в голосе.

— Или по крайней мере того, кто может отвести нас к нему, — прибавил Фантом.

Из таверны вышел огромный, крепко сбитый мужчина, а в дверях стол пилась кучка зевак, наблюдавших за тем, как он поднял человека, которого вышвырнул первым. Одежда здоровяка была мятой, а черные волосы до плеч явно нуждались в мытье и стрижке. У него были большие карие глаза и кривой шрам, спускавшийся от виска к скуле.

— И коли на то…

Здоровяк осекся, подняв глаза и увидев Кристиана верхом на лошади.

Моргнув, мужчина прищурил глаза, словно пытаясь заставить их смотреть в одну точку.

— Аббат? — грубо спросил он. — Это ты, старина?

— Да, Самсон. Это я.

Засмеявшись, здоровяк разжал руки, и человек, которого он держал, плюхнулся обратно на мостовую. Он подошел к ним, приветственно раскинув руки. Толпа, поняв, что потасовки больше не будет, направилась обратно в дом, а здоровяк тем временем остановился перед путешественниками.

— Черт подери, Аббат, целая вечность прошла! Кристиан спешился.

— Твоя правда, дружище.

Самсон обнял его так, что Кристиан со свистом выдохнул:

— Ты ранен, брат?

Кивнув, Кристиан отстранился от него.

— Где твой хозяин?

Самсон почесал свою жиденькую бороденку.

— Мы разбили лагерь на окраине города, прямо у подножия холма, на котором стоит замок. В последний раз, когда я его видел, Йоан направлялся в свой шатер. — Самсон перевел взгляд своих темных глаз с Кристиана на Адару. — Бог мой, что это за прекрасное видение?

— Только тронь ее — и Кристиан прикончит тебя своими собственными руками, — пригрозил Фантом.

Самсон рассмеялся:

— Фантом! Вот уж действительно призрак из моего прошлого. С каких это пор ты путешествуешь в компании?

— Хью! — позвала с порога женщина, прежде чем Фантом успел ответить. — Ты идешь или нет?

Самсон повернул голову и посмотрел на нее:

— Да, любимая, погоди минутку, и я вернусь. Он отошел от Фантома обратно к таверне.

21
{"b":"18712","o":1}