ЛитМир - Электронная Библиотека

— Где мои люди? — спросила она сыщика. — И самое главное, где Люциан?

— Мертвы. Все до единого. — Сыщик засмеялся, взглянув на них с Кристианом. — Мне надо убить безоружную королеву и монаха. — Цокнув языком, он придвинулся ближе. — Это будут самые легкие деньги, которые мне доводилось зарабатывать.

Адара схватила свой узелок, а Кристиан тем временем выхватил из-под монашеского одеяния меч. Обернувшись к ней, он протянул ей брачный договор.

— Прошу меня извинить, — вежливо сказал он, после чего встал между ней и нападающими.

Глаза одного из солдат расширились, когда он увидел, как Кристиан размахивает мечом, готовясь к бою.

— Сирус, — сказал он, с трудом сглотнув, — мне кажется, он не монах.

С колотящимся сердцем она наблюдала, как Кристиан с мастерством — отточенным и смертоносным — вступил в бой с солдатами.

Кружась в смертельном танце, четверо мужчин пытались убить Кристиана, а он легко отражал их удары с мужественной грацией. Она никогда не видела ничего подобного. Звон стали громким эхом отдавался в ее ушах, в то время как каждый из них сражался за свою жизнь.

Вдруг один из атакующих заметил ее.

Он бросился на нее.

Адара отскочила назад за секунду до того, как Кристиан развернулся и вонзил меч в спину мужчины. Когда тот упал, в дверях появились трое новых солдат.

Они были обречены!

Кристиан ухватился за свою кровать и, перевернув ее, повалил на нападающих. Развернувшись, он ударом сапога распахнул окно, выбросил в него меч и подхватил ее на руки.

— Что ты делаешь? — спросила она, еще крепче вцепившись в свой узелок.

Он ничего не ответил.

Она почувствовала, как он сомкнул вокруг нее железное кольцо своих рук и они летят куда-то вниз.

Адара охнула, когда они приземлились в стог сена под окном. Всем телом она ощутила сильный глухой удар.

Не в силах пошевелиться из-за мучительной боли, она ловила ртом воздух.

Ни секунды не колеблясь, Кристиан вложил меч в ножны, схватил ее за руку и потащил к конюшне, которая располагалась через дорогу.

Она густо покраснела, когда до нее дошло, как непристойно, должно быть, выглядит она в своем плаще, который то и дело распахивался, выставляя напоказ ее наготу.

И зачем только ей вздумалось изображать из себя Клеопатру перед Цезарем и встречать своего мужа подобным образом?

Но откуда ей было знать, что нанятые ею люди окажутся предателями? В будущем она никогда не совершит подобных ошибок.

Если, конечно, у нее есть будущее.

Кристиан вошел в конюшню, и она увидела двоих своих охранников, которые лежали мертвые в первом стойле, встретившемся на их пути. Кристиан двинулся к следующему стойлу и столкнулся с еще одним рыцарем.

— Люциан! — позвала она, понимая, что он тоже может быть мертв.

Но Люциан ей не ответил.

Так как тела его здесь не было, она подумала, что, возможно, ему каким-то чудом удалось спастись.

Охваченная чувством вины и злости из-за бессмысленности смерти своих людей, Адара схватила вилы и метнула их в рыцаря, который сражался с ее мужем.

Вилы вонзились ему в голень. Он завопил, а Кристиан тем временем отразил его удар.

Она схватила вилы и снова двинулась на рыцаря, но Кристиан убил его прежде, чем это успела сделать она. Однако она все равно бросилась на поверженного рыцаря.

— Миледи, он уже мертв.

— Мертв! — всхлипнула она. — Он убил моих людей. И… и… бедного, беспомощного Люциана.

— Эй!

Услышав звук до боли знакомого голоса, Адара почувствовала, как у нее перехватило дыхание. С облегчением, тут же разлившимся по ее телу, она увидела, как Люциан высунул голову из вороха сена. В каштановых прядях его волос и даже в бороде топорщились пучки сухой травы.

Это было самое милое сердцу зрелище, какое ей только доводилось созерцать.

— О, хвала Богу и всем святым за их милосердие! — воскликнула она, подбежала к нему и обняла, нимало не заботясь о приличиях. — Ты жив!

— Только дурак будет сражаться с ними, и, хотя я и есть дурак, я не настолько глуп.

Прежде чем она успела открыть рот, Кристиан выхватил ее из объятий Люциана и забросил на спину огромного вороного коня.

— Сейчас не время разводить разговоры, — грозно сказал он.

Он посмотрел на Люциана:

— Хватай лошадь, если можешь, и догоняй нас. Пришпорив коня, Кристиан вылетел из конюшни.

— Ты не можешь бросить Люциана! — повелительным тоном крикнула она. — Сейчас же вернись за ним!

— Смерть никого не ждет, Адара.

Но Кристиан все же развернул коня обратно к конюшне, и они увидели Люциана, который скакал вслед за ними на ее гнедой кобыле.

Адара была потрясена способностями Люциана. Обычно Люциан ездил верхом на осле. Сегодня она впервые видела его на лошади, и он скакал с удивительной ловкостью.

Кристиан снова развернул коня. Они летели стрелой через маленький город, в то время как люди бросались врассыпную, уступая им дорогу. К тому времени как они достигли окраины города, за их спиной уже начали свистеть стрелы.

— Пригнись, — шепнул ей на ухо Кристиан, прикрыв ее своим телом, чтобы защитить от стрел.

Адара не стала спорить.

— Пригнись, Люциан! — крикнула она своему другу, которого больше не могла видеть. — И смотри не свались с лошади.

Съежившись, девушка вцепилась в шею лошади, чувствуя, как Кристиан тяжело дышит ей в ухо. Она молилась, чтобы они живыми и невредимыми выбрались из этой переделки. Ужас пульсировал в ее венах. Как такое могло случиться?

Но с другой стороны, она должна была догадаться. Лучше способа отнять у нее трон, чем убить их обоих, не придумаешь. В этом случае не осталось бы никого, кто мог бы оспорить власть Базилли.

Быть может, ей стоит поменяться местами с Люцианом и позволить ему править королевством? Уж, конечно, он не будет настолько глуп или слеп.

Они продолжали скакать, пока все ее тело не свело судорогой от неудобной позы. Котомка больно била ее по животу, но она не шевелилась. Адара не знала наверняка, преследуют их еще или нет. Однако она не осмеливалась оглянуться. Лучше целую вечность провести, съежившись в клубок, чем отправиться на тот свет.

Бросив взгляд через плечо, Кристиан увидел, что преследователи отстали от них. Пустив лошадь рысцой, он прислушался, пытаясь уловить какие-нибудь звуки, кроме цоканья копыт и тяжелых ударов своего сердца.

— Думаю, мы оторвались от них, — сказал он и пустил лошадь шагом.

Люциан ехал рядом с ними, тоже оглядываясь назад. Адара с легким стоном выпрямилась в седле.

— Полагаю, ты уже понял, что первый, кто вошел в дверь, и был тот самый сыщик, который привел меня к тебе.

— Которому, вне всяких сомнений, заплатили за то, что он свел нас вместе, чтобы нас легче было убить, — сказал Кристиан со вздохом омерзения.

— Да, — поддакнул Люциан. — Я как раз нес отменную ногу ягненка в постоялый двор, когда увидел, как солдаты Элджедеры входят в конюшню. Я понял, что они злодеи, еще до того, как зашел в конюшню и обнаружил, что ваши люди мертвы.

— О, и что же натолкнуло тебя на эту мысль? — насмешливо осведомился Кристиан. — Мечи в их руках?

Адара пропустила его слова мимо ушей. Люциан выжил — и на том спасибо.

— Ты спрятался?

— Сначала нет. Я направился обратно в гостиницу, чтобы рассказать вам, что они сделали, но увидел, что они направились в вашу комнату, и понадеялся, что у вашего благородного принца достанет мужества, чтобы защитить вас. В противном случае я бы изрубил их на кусочки в конюшне, когда они вернулись бы за своими лошадьми, которых я выпустил через задние ворота.

— Вряд ли бы ей это помогло, если б они убили ее в комнате, — сквозь зубы проговорил Кристиан.

Адара сморщилась:

— Кристиан, пожалуйста, будь с ним поласковее. С ним не все в порядке.

— Как это — не все в порядке?

Люциан стукнул себя кулаком по голове:

— Не все в порядке с головой. В молодости я приложился ею, и с тех пор мои мозги похожи на яичницу-болтунью.

4
{"b":"18712","o":1}