ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Война
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Кровавые обещания
Поцелуй тьмы
В самом сердце Сибири
Верховная Мать Змей
Фатальное колесо. Третий не лишний

— Прости, Адара, — сказал он и снова заключил ее в объятия, чувствуя, как глаза его наполняются слезами при мысли о боли, которую ей пришлось пережить. — Я должен был быть здесь, чтобы защитить тебя.

— Я просто рада, что ты все-таки пришел, — ответила она и, шмыгнув носом, обвила руками его шею и положила голову ему на плечо.

Кристиан поднялся, держа ее на руках, и отнес в постель.

Фантом протянул ему влажное полотенце.

— Я тоже должен был приглядывать за ней. Я знал, что Кинжал послал их вперед себя, просто я думал, что они на другом постоялом дворе. Я понятия не имел, что они здесь. Прости меня, Кристиан. Я ни в коей мере не хотел подвергать ее опасности.

— Мне нечего тебе прощать, Фантом. Я гораздо больше виновен в недосмотре, чем ты.

Кристиан дал Фантому свой кошелек:

— Купи ей новое платье. Кивнув, Фантом взял кошелек.

— Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

— Благодарю.

Оставшись один на один с Адарой, Кристиан подсел к ней на кровать и внимательно осмотрел ее. Щека ее распухла, губа была разбита. Помимо этого, на ее шее был виден четкий отпечаток мужских пальцев в том месте, где они держали ее, когда прижимали к полу.

Борясь с яростью, требовавшей, чтобы он пошел и прикончил обоих мужчин, он спросил:

— Ты очень испугалась?

— Да, — прошептала она, — но ты подоспел вовремя.

Почувствовав, как облегчение разлилось по его телу, он вытер кровь с ее губ, а потом прижал полотенце к ее правому глазу, который уже начал заплывать.

— Мне следовало убить их.

Она накрыла его руку своей. Взгляд ее был печальным и полным всепрощения, которого ее обидчики не заслуживали.

— Нет. Мне не хотелось бы, чтобы тебя посадили в тюрьму за такое преступление. Никакого серьезного вреда они мне не причинили.

Адара вытянула руку и коснулась лица Кристиана, глядя, как он ухаживает за ней. Нежность волной прокатилась по ее телу. Она была так благодарна, что он обнаружил ее вовремя! Она испугалась до смерти, когда незнакомцы начали оскорблять и бить ее.

Несмотря на то что Адара сопротивлялась изо всех сил, она была бессильна остановить их. И это заставило ее задаться вопросом: сколько раз ее муж испытывал это ужасное чувство беспомощности, будучи мальчиком? Сколько раз он страдал от ран, гораздо более серьезных, чем ее, не имея рядом никого, кто мог бы облегчить его боль?

— Я принесла тебе хлеба, чтобы ты позавтракал, — тихо сказала она.

— Я поем чуть погодя. Она кивнула.

— Как там Агберт?

Он устремил на нее угрюмый взгляд:

— Ты справляешься о нем, хотя сама пострадала?

— Да, и ты на моем месте поступил бы точно так же. Надеюсь, тебе удалось хоть немного его успокоить?

Испустив усталый вздох, он перевернул полотенце и приложил его прохладной стороной к ее ноющей щеке.

— Со временем с ним все будет в порядке.

— А есть те, которым не удалось оправиться?

Горло Кристиана словно сжало тисками от ее вопроса, оттого что она была полна сострадания, тогда как любая другая женщина ее положения потребовала бы казнить тех, кто хотел надругаться над ней.

Именно так поступила бы его мать.

— К несчастью, да. Всегда есть те, кто не может приспособиться. Некоторые, оказавшись дома, кончают жизнь самоубийством. Некоторые сходят с ума, а остальные, такие, как Шотландец, живут в уединении от всего мира.

Адара протянула руку и коснулась кончиками пальцев его губ, устремив на него теплый, полный нежности взгляд.

— Жаль, что ты не вернулся домой ко мне. Я бы помогла тебе.

Убрав полотенце с ее лица, он на несколько долгих мгновений задержал на ней пристальный взгляд.

— Знай я, что меня ждет, миледи, я бы непременно вернулся.

У Адары защемило сердце от его слов. Это не было признанием в любви, но этого оказалось достаточно, чтобы у нее потеплело на душе.

Кристиан наклонился вперед и запечатлел нежный поцелуй на ее лбу.

— Если хочешь, я скажу Йоану, чтобы он со своими людьми выехал раньше нас.

— Нет, я в состоянии ехать.

— Ты уверена? Она кивнула.

Встав, Кристиан помог ей подняться на ноги. Пока она приводила в порядок свои растрепанные волосы, он мерил шагами пол, по-прежнему борясь со своими обостренными до предела чувствами.

Он фактически напал на людей, которые прошли через муки ада. И убил бы их, не будь рядом Йоана.

Кристиан должен был быть в ужасе от своего поступка. Но не был. Он чувствовал лишь ярость, которая переполняла его душу, требуя, чтобы он вырвал сердца из груди негодяев, посмевших коснуться его жены.

Он все сильнее привязывался к ней. Как ни старался он оставаться равнодушным к ее уловкам, все было тщетно. Медленно, дюйм за дюймом, она прокладывала тропинку к его сердцу.

Что же ему делать?

Кто-то постучал в дверь.

— Входите! — крикнул Кристиан. В комнату влетела Коррин.

— Я только что услышала о том, что произошло. Адара в порядке?

Он кивнул, а Коррин, увидев Адару, подошла, чтобы осмотреть ее.

— Кристиан подоспел вовремя?

— Да, — тихо ответила Адара. — Мне всего-то и пришлось, что стерпеть несколько ударов. Со мной все будет хорошо.

Коррин покачала головой:

— Йоан должен был позволить Кристиану убить их. Я бы позволила.

— Куда Йоан отвел их? — спросил Кристиан.

— Их взяли под стражу.

Это, наверное, было самым ужасным наказанием, которое могли им назначить. После стольких лет, проведенных под замком, заточение в тюрьме шерифа окончательно подорвет их душевное здоровье.

Через несколько минут вернулся Фантом с платьем.

— Оно не слишком модное, но пока сгодится.

Они оставили Адару в одиночестве, чтобы она могла одеться. Коррин умчалась прочь, собираясь подождать ее внизу вместе с солдатами, а Фантом с Кристианом остались ждать ее в коридоре.

— Хочешь, я пойду в тюрьму и убью их, пока мы не уехали?

Предложение было заманчивым, но нереальным. Даже Фантом не обладал такими способностями.

— Ты не сможешь этого сделать. Фантом усмехнулся:

— Поверь мне, я смогу пробраться в их камеру, перерезать им горло и снова исчезнуть, так что они даже не успеют понять, что случилось.

Временами Фантом почти пугал его. Кристиан не знал, что беспокоило его больше: предложение Фантома или то, что он и сам готов был пролить их кровь.

— Адара говорит, чтобы мы оставили их в покое. Фантом покачал головой, словно не мог поверить в то, что сказал Кристиан.

— Не правда ли, она удивительная женщина? Кристиан кивнул:

— Меня потрясает сила ее духа.

— Да. Она всегда была достойна восхищения.

В голосе Фантома промелькнула нотка, которая заставила Кристиана призадуматься.

— Ты говоришь так, будто знал ее раньше. Взгляд Фантома потускнел.

— Я подожду на улице вместе с остальными.

— Фантом? — бросил Кристиан вслед убегающему мужчине.

Тот не остановился.

Кристиан проводил его хмурым взглядом. Он бы пошел и продолжил этот разговор, но не хотел снова оставлять Адару без присмотра.

Позже у него будет больше времени расспросить Фантома об этом.

Раздраженный, он вернулся в комнату, где Адара затягивала шнуровку у себя на спине. Она вертелась и извивалась, точно белка, пытающаяся почесать зудящее место.

При виде ее Кристиан нежно улыбнулся.

— У тебя всегда с этим трудности, не так ли? — спросил он.

Выпрямившись, она невозмутимо пожала плечами:

— Для этого я и держу служанок.

Преодолев разделявшее их расстояние, Кристиан зашнуровал ей платье и прижался подбородком к ее макушке. Вдыхая ее сладкий запах, он притянул ее к себе и заключил в объятия. Тепло и безмятежность охватили его, отчего плоть его отвердела и заныла от желания обладать ею.

Она пробуждала в его душе что-то дикое и неистовое. Что-то, что пугало его.

— Вам нужно надеть кольчугу, милорд, — молвила она, пробежав рукой по его руке.

— Хорошо.

Адара неохотно отстранилась от него.

42
{"b":"18712","o":1}