ЛитМир - Электронная Библиотека

Адара стерла эту слезинку поцелуем, жалея, что не может так же легко умерить его горе. Оно истерзало не только его тело, но и его дух. Последнее звено, связывавшее его с родителями, теперь исчезло. Она надеялась только, что удастся найти украденные вещи…

И воров.

Лекарь недолго пробыл возле больного — ровно столько, сколько понадобилось, чтобы осмотреть его повязки и провозгласить, что это самое чудесное исцеление из всех, свидетелем которых он был.

— Я дам знать остальным, — сказал Йоан.

Кивнув, она снова села на краешек постели Кристиана. Он еще не сказал ни слова. Но его любящий взгляд был красноречивее всяких слов.

— Добро пожаловать обратно в мир живых, Кристиан. Он закашлялся.

— Тише, — сказала Адара, опасаясь, что он может разорвать швы на груди.

— Прости, Адара, — вымолвил он слабым, хриплым голосом.

Его слова озадачили ее.

— Простить? За что?

— За то, что я разочаровал тебя.

Слезы снова заструились у нее по щекам.

— Ты никогда не разочаруешь меня, Кристиан. Никогда… если только не умрешь у меня на руках. Вот тогда я ужасно разочаруюсь, и я тебе этого никогда не прощу.

Уголки его рта едва заметно приподнялись.

Внезапно шатер ожил, когда Йоан и остальные ввалились внутрь, чтобы своими глазами увидеть вернувшегося из небытия Кристиана.

Но Адара не позволила им остаться надолго, опасаясь, что они утомят его. Одного за другим она выпроводила их вон, пока в шатре не остались только она да Йоан, а Фантом тем временем пошел раздобыть чашку бульона для Кристиана.

— Ну и напугал ты нас всех, Аббат! — строго молвил Йоан. — Что проку было бы отвоевывать трон для трупа?

Кристиан усмехнулся:

— Да, но это дает нам преимущество, не так ли? Йоан кивнул.

— Они посчитают, что мы повернули назад, раз тебя нет и командовать нами некому.

Адара попросила разрешения отлучиться по своим нуждам.

— Нет! — сиплым голосом выкрикнул Кристиан. — Они все еще могут быть здесь и следить за тобой. — Он обратился к Йоану с просьбой: — Не оставляйте ее одну ни на минуту!

— Хорошо. — Йоан остановился, прежде чем уйти. — У меня есть для тебя запасной меч. Я знаю, это не меч твоего отца, но это отличное оружие.

Кристиан сжал губы и ничего не сказал. Йоан с Адарой вышли.

Кристиан молча лежал на постели, перебирая в уме то, что случилось у церкви. Он никогда еще не был так зол.

Впредь он будет осторожнее. Ни при каких обстоятельствах они не должны терять бдительности. Ему повезло, что он не умер.

Нет, это было не везение. Кристиан знал, почему он так упорно боролся, чтобы прийти в сознание.

Адара.

Она была его внутренним дыханием, его силой. Как мог он отрицать истину?

«Ты нужен остальным».

— Мне нужна она.

Это было так просто и вместе с тем так сложно. Он не хотел жить без нее, и в то же время как мог он отречься от тех, кто нуждался в его помощи?

Кроме войны за Элджедеру, он не видел никакого возможного способа выйти победителем из этой ситуации.

Кристиан по-настоящему перевел дух, только когда Адара вернулась в шатер, где он смог увидеть ее и убедиться, что с ней все в порядке.

— У тебя усталый вид, — сказал он, когда она снова присоединилась к нему.

Йоан фыркнул.

— Она едва ли отдыхала, когда ты лежал без сознания. Мы пытались уговорить ее оставить тебя, но тщетно.

Щеки Адары вспыхнули прелестным румянцем, и она подошла к стулу возле его кровати, собираясь сесть на него.

— Иди сюда, жена. — Он протянул ей руку. Йоан смущенно кашлянул.

— Теперь, когда она вернулась к тебе, я оставлю вас наедине.

Отвесив им легкий поклон, он вышел.

— Сколько времени я пролежал без сознания? — спросил ее Кристиан.

— Немногим более недели.

— Прости, если я причинил тебе беспокойство.

— Ты имеешь все основания просить прощения, — сказала она суровым тоном, который шел вразрез с ее озорным взглядом. — Я стерла колени за эти дни, молясь за твою никчемную шкуру.

— Никчемную?

— Да. Понятия не имею, почему я так волновалась. Он увидел озорной огонек в ее глазах.

— Я рад, что ты волновалась за меня. Она улыбнулась, но потом посерьезнела.

— Кто на тебя напал?

— «Сесари», — ответил он, чувствуя, как ярость пускает корни в его душе. — Вне сомнения, они забрали мою цепочку, чтобы предъявить Селвину доказательство того, что они убили меня.

Глаза Адары сузились.

— Я рада, что они забрали ее, а не твою голову.

— Я тоже. Без медальона я могу прожить, а вот без головы — нет.

Тут Кристиан услышал шум снаружи шатра. Он приподнялся на локте, несмотря на протесты Адары, которая не хотела, чтобы он двигался.

Внезапно в шатер вошли несколько рыцарей епископа.

— В чем дело? — грозно спросил Кристиан.

— Мы пришли, чтобы арестовать ведьму. Кристиан почувствовал, как краска сбежала у него с лица.

— В таком случае вы ошиблись адресом. Здесь нет ведьм. Не раздумывая, рыцари подошли и оттащили от него Адару.

Кристиан поднялся с кровати, и в ту же минуту в шатер вошли Йоан, Люциан и Фантом. Он пошатнулся, но усилием воли заставил себя устоять на ногах.

— Отпустите ее!

— Нет, мы действуем по приказу церкви. Ведьма должна предстать перед судом за свои преступления!

— Что она сделала? — в один голос спросили Кристиан и Йоан.

— По словам человека, который ее обвиняет, она вызвала дьявола, чтобы спасти вас. Вы по всем земным законам должны быть мертвы.

— Это нелепо! — крикнул Кристиан. — Здесь нет никакого дьявола.

— Я ничего не сделала, — сказала Адара.

— Молчи, ведьма!

Один из рыцарей замахнулся, чтобы ударить ее. Кристиан схватил мужчину и, даже будучи еще слишком слабым, сумел оттолкнуть его в сторону.

— Только дотронься до моей жены — и никакая сила на земле не спасет тебя от моего гнева! Никакая! Если вам нужно кого-то взять в плен, возьмите меня.

— Епископ Иннокентий желает лично допросить ее по поводу выдвинутых против нее обвинений.

— Все будет в порядке, Кристиан, — сказала она. — Я невиновна. Отдыхай, а я скоро вернусь.

Но он не был в этом уверен. Он тщательно изучил церковные законы и по собственному опыту знал, какие приспособления они пустят в ход, чтобы силой вырвать у нее признание.

— Передайте епископу, чтобы он близко к ней не подходил, пока я не поговорю с ним!

Рыцарь рассмеялся ему в лицо:

— Епископ не разговаривает с язычниками, которые в сговоре с ведьмами.

И не успел Кристиан сделать и шагу, как они вытащили ее из шатра.

Кристиан сел обратно на кровать, слишком обессиленный, чтобы прекратить этот балаган.

— Что же нам делать? — спросил Йоан.

Кристиан посмотрел на Фантома. Слишком много времени уйдет на то, чтобы добраться до папы. К тому времени Адару скорее всего приговорят и казнят… если она переживет допрос.

— Проследите за ними и узнайте, куда они ее увели.

Фантом тотчас вышел. Кристиан подошел к дорожному сундуку, чтобы вытащить из него свое монашеское платье.

Вытянув руку, Йоан остановил его:

— Ты едва стоишь на ногах, Кристиан.

Дернув плечом, Кристиан сбросил с себя руку друга.

— Ты не хуже меня знаешь, что они с ней сделают. Я не могу этого допустить.

— Если ты встанешь на ее защиту, они и тебя объявят колдуном.

— Тогда я умру. Йоан покачал головой:

— Прекрасно. Значит, мы умрем вместе.

Адара споткнулась, когда ее впихнули в тесную каморку и захлопнули за ней дверь. Сердце ее колотилось от страха. Со всех сторон до нее доносились отдающиеся эхом крики, плач и молитвы. Звуки побоев. У нее до сих пор в голове не укладывалось то, как ее волокли через весь город.

— Я королева! — закричала она, когда они заперли дверь. Один из рыцарей принялся насмехаться над ней.

— И где же ваш королевский наряд, ваше величество? — издевался он. — Разве вы не знаете, что наказание для того, кто выдает себя за дворянина, — смерть?

47
{"b":"18712","o":1}