ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты же умер!

Пожав плечами, Фантом вернул капюшон на прежнее место.

— Любопытное приветствие, Романи. Где твой отец? Женщина тотчас насторожилась и заволновалась:

— Зачем он тебе?

— За ним водится должок, и я пришел, чтобы взыскать его. А теперь веди меня, женщина! У меня нет времени попусту болтать с тобой.

Обеспокоенная, она окинула взглядом их компанию, после чего повернулась и повела их в публичный дом.

Кристиан поежился от омерзения. Вокруг сидели, развалясь, и стояли полуголые женщины легкого поведения, многие из которых обслуживали посетителей прямо на глазах у всех, кому случалось проходить мимо.

— Занятные у тебя друзья, Фантом, — пробормотал он.

— Они сохранили мне жизнь, Аббат. Поверь мне, это не так-то легко сделать в этом королевстве.

Романи привела их в маленькую комнатушку в задней части дома. Толкнув дверь, она замешкалась в нерешительности.

В щель Кристиан увидел группу мужчин, игравших в кости и распивавших спиртные напитки. То была шумная компания, по всей видимости, состоявшая из трех крестьян, двух лордов и мужчины, который, судя по его грубому нраву и дорогой одежде, и был тем, кого они искали.

— Отец! — молвила Романи, привлекая к себе внимание мужчины. Он был огромным и лысым, с глазами навыкате, в которых отражалась жестокость.

— Я велел тебе не беспокоить меня, девчонка! Проваливай к своим шлюхам!

Он швырнул в нее кружкой, которую Фантом ловко поймал и запустил обратно в него.

Брызжа слюной, мужчина разразился проклятиями, когда вино намочило ему одежду. Разъяренный, он вскочил на ноги одновременно с тем, как Фантом выхватил кинжал и предупреждающе наклонил голову. Фантом снова опустил капюшон, чтобы мужчина мог узнать его.

— Велизарий! — прошептал тот его имя с почтением и страхом. — Мне сказали, ты умер.

— Похоже, все так думают, Азрал. Но, как видишь, я жив здоров и страшно зол из-за положения, в котором нынче оказался.

Фантом с видом хозяина вошел в комнату. Он обвел взглядом находившихся в ней мужчин.

— Подите прочь! — отрывисто бросил он мужчинам, игравшим в кости. Когда те поднялись, собираясь исполнить его приказание, он ткнул кинжалом в одного из дворян. — Тебя это не касается.

Кристиан и остальные посторонились, чтобы дать мужчинам пройти. Никто из них не произносил ни слова, предоставив инициативу Фантому. Это была его территория, и он знал, какие здесь действовали правила.

Фантом подождал, пока они не остались одни.

Кристиан и остальная их гвардия вошли в комнату и, затворив за собой дверь, заперли ее на ключ.

Тощий, одетый с иголочки дворянин начал покрываться потом.

— Я не знал, что они собираются убить тебя, Велизарий. Клянусь, я не знал. Если б я знал, что они собирались той ночью напасть на твою спальню, я бы предупредил тебя.

Казалось, слова его отнюдь не убедили Фантома.

— Замолчи, Петр. У меня нет ни малейшего желания слушать россказни о твоей невиновности, в особенности когда я сам видел, как далеко твоя семья продвинулась по общественной лестнице после предательства твоего отца. Сколько охранников были убиты той ночью? Я знаю, что мой дортуар был не единственным, на который они напали.

Мужчина громко сглотнул.

— Они все мертвы.

Боль промелькнула в глазах Фантома, прежде чем взгляд его снова сделался непроницаемым.

— А твой отец? Какую должность он занимает?

— Он младший визирь при дворе Селвина.

Азрал наблюдал за обоими мужчинами так, словно страх Петра и грозный тон Фантома страшно его забавляли.

— Может, нам стоит отрубить ему голову и послать ее его отцу?

Фантом не ответил на его вопрос, вместо этого задав собственный:

— «Круг» еще не распался? Азрал пожал плечами:

— Я никогда не принадлежал к его членам. Даже после того, как тебя схватили, они отказались последовать за мной.

— Они еще вместе?

— Да. Сейчас их вождь — Дариан.

— Созови их.

Азрал двинулся было к двери, но замер, когда Фантом прибавил:

— Только посмей выдать меня Селвину, Азрал, — и сила моего гнева будет такова, что я выпотрошу тебя, точно визжащую свинью, и зажарю твои внутренности в твоем же очаге.

Азрал побледнел.

— Я никогда не сделал бы подобной глупости.

— Вот и хорошо.

Когда они остались одни, Фантом снова повернулся к Петру:

— Во дворце что-нибудь изменилось за время моего отсутствия?

Петр покачал головой.

— Что это за «Круг»? — осведомился Кристиан. Фантом испустил долгий, медленный вздох.

— Они — моя семья. После того как Селвин провозгласил, что я мертв, их вождь забрал меня к себе и научил меня их ремеслу. Они — наемные воры и убийцы.

— Фантом был их вождем, — сообщил Люциан. — Всем было прекрасно известно, что «Круг» неуязвим до тех пор, пока он его возглавляет.

— А что этот Дариан?

— Он был еще мальчишкой, когда я уехал. Мать его умерла при родах, а отец — от болезни.

Кристиан спросил Фантома:

— Ты им доверяешь?

— Да. Дай слово, что простишь им их преступления, и они будут даже более могущественной армией, чем армия Йоана.

— Но их мало, — сказал Люциан. Фантом холодно взглянул на него.

— Самые большие пожары вспыхивают от самых маленьких искорок. Дариан и его люди с радостью избавят нас от верноподданных Сел вина. Попомни мои слова, Селвин досиживает последние деньки на троне нашего деда.

Лицо Петра побелело, точно полотно, когда он взглянул на Кристиана.

— Ты и есть некоронованный король? Кристиан опустил капюшон.

— Да.

И не успели они понять, что тот собирается сделать, как Петр схватил со стола кинжал и метнул его в Кристиана со смертоносной меткостью.

Глава 18

— Самозванец мертв.

Адара застыла, услышав за дверью ее тюрьмы незнакомый мужской голос.

— Ты уверен? — спросил страж.

— Да. Лорд Селвин самолично опознал его. Его убили ударом ножа прямо в сердце.

Адара почувствовала, как мир покачнулся от этих слов. Кристиан мертв? Нет, этого не может быть!

Мужчины снаружи засмеялись и принялись поздравлять друг друга.

— Кристиан! — выдохнула она, в то время как сердце ее содрогалось от волн страшной боли. Он не мог уйти из жизни. Не мог.

— Открой дверь. Селвин хочет, чтобы королева присоединилась к нему и они могли назначить дату новой свадьбы.

Никогда!

Ловя ртом воздух, Адара огляделась вокруг в поисках оружия. Ничего. Но когда дверь отворилась, ярость обуяла ее.

— Будьте вы прокляты! — крикнула она и принялась бросать в вошедших солдат что ни попадя.

Она почти ничего не видела из-за слез, застилавших ей глаза. Она знала только, что жаждет отомстить им всем. Как они посмели убить ее Кристиана?

Как они посмели?!

Адара разразилась рыданиями. Ей хотелось рухнуть на пол от сокрушительной тяжести своего горя. Но она не стала этого делать. Вместо этого она отводила душу, швыряя в них все, что могла поднять и бросить.

— Адара, прекрати!

Она застыла при звуке голоса, который никак не ожидала услышать. На мгновение ей показалось, что она грезит, пока она, моргнув, не подняла глаза и не увидела самое прекрасное лицо из всех, что она знала. Она смотрела в те самые светло-голубые глаза, которые наполняли ее сердце огромной любовью.

Кристиан!

Он жив!

Адара бросилась в его объятия и крепко прижалась к нему, в то время как слезы счастья пришли на смену тем, что были вызваны горем. По крайней мере до тех пор, пока ее снова не охватила ярость.

— Дьявол бы тебя побрал, бессердечный ты сукин сын! — воскликнула она и, отпрянув, ударила его по груди. — Как ты посмел заставить меня поверить в то, что ты мертв! Никогда больше не смей так со мной поступать!

Кристиан был потрясен ее выражениями и поведением.

— Я не знал, что ты слышишь нас сквозь дверь.

Адара снова ударила его по доспехам — то был удар, который он, несомненно, вообще не ощутил, но он принес ей некоторое удовлетворение.

56
{"b":"18712","o":1}