ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, вы правы, но только он это делает в течение всей моей жизни – и своей, наверное, тоже. Я знаю, потому что он мой дядя.

– Да?

– Я никогда не говорил никому на корабле, только теперь он начал всем рассказывать. Сказал адмиралу – представляете? Это еще одно, из-за чего я так взбесился.

Питер остановился, глубоко вздохнул и тряхнул головой.

– Но…

Саавик молча ждала.

Питер посмотрел на нее, начал краснеть и отвел глаза.

– Он сказал… он сказал, что вам есть чем заняться, вместо того, чтобы тратить время на меня, что я вишу у вас камнем на шее, и еще считает… думает… что я… неважно. Это уже совсем глупо. В общем, он сказал, что вы, наверное, думаете, что я специально вам надоедаю!

Саавик нахмурилась.

– Первое – неправда, а второе – просто нелепо.

– Вы имеете в виду, что не против того, чтобы преподавать мне математику?

– Напротив, мне даже нравится это.

– Вы не считаете, что я вишу у вас камнем на шее?

– Ну право же, нет.

– Я очень рад, – сказал Питер. – Он думает, что я… ну… что я очень глупо себя веду. Он смеялся надо мной.

– Ты вовсе не заслуживаешь этого.

Он чувствовал себя униженным – Саавик видела это. Она знала, что такое унижение, и не хотела бы учить этому других. Она желала как-нибудь помочь ему избавиться от этой боли, но чувствовала себя так же неловко, как и сам Питер.

– Питер, – сказала она. – Я не могу разрешить конфликт между тобой и твоим дядей. Могу только сказать тебе, что когда была ребенком, то хотела чего-то, чего не могла объяснить. Позже нашла нужное слово: мне нужен был друг.

Встречались люди, которыми я восхищалась, которых я уважала, но у меня никогда не было друга. До сих пор.

Он поднял на нее глаза.

– Вы имеете в виду меня?

– Да.

Неожиданно, он заплакал.

* * *

…Павел Чехов молчал, но вопль отчаяния раздирал его внутренности.

Ничего не случилось…

Его сознание и память были в полной ясности. Он отдавал себе отчет во всем, что происходило на капитанском месте.

На экране высветилась полная панорама: Альфа Цети VI уменьшилась, превращаясь из шара в круг, затем в точку и, наконец, совсем исчезла из вида. «Уверенный» увеличил скорость так, что даже сама звезда Альфа Цети, сократившись до точки, потонула в море звезд.

– Устойчивый курс, – сказал Иохим. – Все системы в порядке.

– Это было очень любезно с вашей стороны предо ставить мне корабль, так похожий на «Энтерпрайз», мистер Чехов, – сказал Кан.

Пятнадцать лет назад Кан мельком просмотрел документы с техническими параметрами «Энтерпрайза», по всей видимости, он запоминал каждую страницу, едва взглянув на нее.

Насколько было известно Чехову, Кан держал в памяти всю информацию вплоть до сегодняшнего дня. Благодаря этому, а также Терреллу, находящемуся в его полном подчинении, Кан чувствовал себя уверенно, вступая на борт корабля.

Большая часть команды продолжала работать, ничего не подозревая, пока люди Кана неожиданно не напали на них и, захватив поодиночке, не высадили пленников на поверхность Альфы Цети VI.

Люди из машинного отделения остались, работая сообща и изворачиваясь, как только было возможно.

Из трехсот человек Кан выделил только десять, потенциально опасных, которых следовало убрать.

– Мистер Чехов, у меня к вам множество вопросов.

«Не отвечать ему, не отвечать ему.»

– Я слушаю.

Вопросы начались.

Он отвечал. Все внутри него протестовало, от боли раскалывалась голова, но он отвечал.

Кан спрашивал и у Террелла, но немного; казалось, ему доставляло огромное удовольствие выжимать информацию именно из Чехова. К концу допроса ему было известно все до мельчайших подробностей секретного проекта «Генезис», все, что могло представлять хоть какой-то интерес. Он знал, где они были, куда направлялись, что они отчитывались перед доктором Кэрол Маркус.

– Очень хорошо, мистер Чехов. Я очень вами доволен. Но скажите мне еще одну вещь. Может ли мой старый друг адмирал Кирк быть вовлечен в этот проект?

– Нет.

– Он знает о нем?

– Я не имею понятия.

С явной угрозой в голосе Кан поинтересовался:

– Он может что-нибудь пронюхать?

– Кирк работал в Генеральном Штабе Флота, имел доступ к любой секретной информации, которая заинтересовала бы его. – Чехов изо всех сил пытался скрыть это от Кана Сингха. Его мысль работала так быстро и четко, что он знал наверняка, не сомневаясь ни на минуту, что собирался сделать Кан. Он знал и боялся этого.

– Ответьте мне, мистер Чехов.

– Да.

Кан причмокнул от удовольствия, это был странный звук, напоминавший поцелуй.

– Иохим, друг мой, поменяй курс. Мы нанесем визит в Регулос-1.

– Мой господин! – Иохим посмотрел на Кана, в его голосе прозвучал протест.

– Тебе это не по душе?

– Кан Сингх, я с вами, мы все с вами. Но ведь мы свободны. Мы ждали этого двести лет! У нас есть корабль, и мы можем улететь туда, где мы будем…

– Я дал обещание пятнадцать лет назад, Иохим. Ты был свидетелем моей клятвы тогда, и затем, когда я повторил ее. Пока не сдержу слова, данного самому себе и своей жене, я не свободен.

– Кан, мой господин, но она ведь никогда не желала мести.

– Ты лезешь не в свое дело, Иохим, – угрожающе прорычал Кан.

Молодой человек перевел дух и продолжал.

– Вы же избежали тюрьмы, в которую вас хотел засадить Джеймс Кирк! Вы доказали, что он не может поймать вас. Вы победили, Кан!

– И он бросил мне вызов, Иохим. И я приму его.

Иохим не выдержал пристального взгляда Кана и отвернулся.

– За пятнадцать лет это все, что я попросил для себя, Иохим, – сказал Кан. – У меня не может быть никакой новой жизни, я не могу ничего начать сначала, пока не сделаю этого. Знаю, ты любишь меня, мой друг.

– Но если ты считаешь, что не имею на это права, скажи. Я освобожу тебя от клятвы, мой господин.

Кан Сингх кивнул.

– Регулос-1, Иохим, – мягко повторил он.

– Да, Кан.

* * *

– Правильно, – сказала Кэрол Маркус главному компьютеру. – «Генезис» 8-2-8 точка СБР. Окончательный вариант. Сохранить его в памяти.

– Хорошо, – ответил компьютер.

Кэрол с облегчением вздохнула, до конца еще не веря. Наконец-то программа закончена!

– Неисправимая ошибка, – спокойно оповестил компьютер. – Ячейки памяти заполнены.

– То есть как это, память заполнена? – Она проверяла область памяти за день до этого.

Проклятая машина начала излагать ей дурацкие объяснения работы периферийной памяти:

– Память переполнена, когда размеры файла в оперативной памяти превышают…

– Ох, стоп! – сказала Кэрол.

– Хорошо.

– Черт возьми! Дэвид, я думала, ты наконец установишь в «Монстре» новые ячейки памяти!

Все их компьютеры хранили информацию на цилиндрических магнитных додоменах, встроенных в матрицу, которая была помещена в ванну с жидким водородом при температуре, близкой к абсолютному нулю. Этот способ был очень эффективным и очень быстрым, он позволял сохранять большие объемы информации. Но тем не менее, с самого начала «Генезис» столкнулся с проблемой недостатка памяти. Программы и базы данных были такими огромными, что каждое «расширение» памяти молниеносно заполнялось. С «Монстром», их главным компьютером, ситуация была просто критической. Это был самый мощный и быстрый компьютер из всех машин, работавших на станции, и, конечно, все хотели им пользоваться.

Дэвид поспешил к ней.

– Я установил, – сказал он. – Мне пришлось установить для них целую новую ванну. Они что, уже опять заполнены?

– Он так говорит.

Дэвид нахмурился и окинул взглядом лабораторию.

– У кого-нибудь есть что-то в памяти, что он непременно хотел бы стереть?

Джедда, дельтанин, склонный к быстрой реакции, сделал шаг вперед.

– Если вы сотрете мою часть информации, я буду очень огорчен.

– Я не хочу ничего стирать, – сказала Кэрол. – Но просто я провела шесть недель, отлаживая эту подпрограмму, и мне нужно ее сохранить.

15
{"b":"18722","o":1}