ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 1

Сидящий перед экраном дисплея адмирал Джеймс Т. Кирк покачал головой.

Он тихо засмеялся, но, пожалуй, больше над тем, что вспомнил, а не над тем, что увидел на экране.

– Хорошо, – сказал он. – Откройте отсек.

Стена напротив видеоэкрана раздвинулась, открывая разрушенный мост «Энтерпрайза». Кирк поднялся и прошел на него. Едкий дым разъедал глаза, но сверхмощная вентиляционная система уже начала очищать воздух. Он осторожно ступал по осколкам разбитого оборудования, перешагнул через тело доктора Маккоя, и остановился перед лейтенантом Саавик. Она не дрогнув встретила его взгляд.

– Могу я попросить вас поделиться опытом, адмирал?

– Знаете, лейтенант, мой опыт таков: клингоны никогда не берут пленных.

Выражение лица Саавик ожесточилось. Кирк все оглядывался, изучая обломки крушения.

Он думал, что это могло случиться и с ним. Это случалось слишком часто и даже не во время учебного боя.

– Ладно, ребята, – сказал Кирк. – Игры окончены. – Он взглянул на верхнюю часть мостика – Капитан Спок?

Спок спокойно поднялся на ноги. Выскользнувший из его рук стакан разбился вдребезги об пол и заскрипел под ногами.

– Стажеров – на инструктаж, – сказал он.

Молодые члены команды, все еще ошеломленные реалистичностью учебного боя, поднялись и направились к выходу. Более опытные члены спасательной команды, смеясь и шутя, «восстали из мертвых».

Юхура поднялась и стряхнула со своей униформы куски опаленной изоляции. Сулу обернулся и медленно выпрямился.

– Было действительно труднее, чем обычно, или я просто начинаю стареть? – спросил он, поднимаясь.

Доктор Маккой сидел развалившись за столом, полулежа на боку и подпирая голову рукой.

Кирк стоял над ним.

– Доктор, исцелите самого себя.

Маккой посмотрел на него обиженно.

– И это все, что вы можете сказать?

– Я офицер космического флота, а не драматический актер, – ответил Кирк.

– Ха.

– Как жаль, что вы не повар, – заметил мистер Сулу адмиралу.

– Повар? Почему повар?

– Лучше быть хорошим поваром и готовить цыпленка, чем играть, как дохлая курица, – невозмутимо пояснил Спок.

Джим Кирк рассмеялся.

– Это я-то как дохлая курица?! – воскликнул доктор Маккой. – Да будет вам известно, что я лучше всех сыграл Принца Очарования на втором курсе!

– А в качестве гарнира, – подобострастным тоном официанта продолжал Сулу, – может быть, немного тушеных декораций в соусе. Когда они приготовлены как следует, их гораздо легче жевать. – И, абсолютно скопировав доктора, он воскликнул:

– Мистер Сулу! Мистер Сулу! О, боже, Спок, он мертв!

Маккой молитвенно возвел глаза к потолку, но, не выдержав, тоже расхохотался. Спок скрестив руки наблюдал за ними с верхнего этажа штурманского мостика.

Маккой, вытирая слезы, произнес:

– Мистер Сулу, вы преувеличиваете.

– Поэтическая вольность, – парировал Сулу.

– Поэтическая вольность, драматический реализм или что там еще, вдруг став серьезным, произнес доктор. – Но вы здорово рухнули на пол. С вами все в порядке?

– Со мной все в порядке, а вот тренировочную программу они, кажется, изменили. Я что-то не припомню, чтобы раньше нас так колотили прежде чем прикончить.

– Да, мы кое-что добавили, – сказал Кирк. – Для большего эффекта. Он повернулся к Саавик, которая так же равнодушно, как Спок, слушала их. Ну, лейтенант, вы идете на дно вместе с тонущим кораблем?

Ему показалось, что вопрос прервал ее рассуждения о чем-то серьезном.

Она не ответила на вопрос, который в общем-то и был чисто риторическим.

– Тренировочный бой – очень эффективное средство обучения, – сказала Саавик.

– Да, он и должен быть таким. – Кирк заметил, однако, что Саавик так же собранна и уверена в себе, как и перед началом учебного боя, в отличие от других стажеров, которые вышли вспотевшими и взъерошенными.

– Но я не уверена, что ситуация была правдоподобной.

– Вы считаете, что это эффективное средство, и в то же время сомневаетесь в реальности ситуации? – спросил Кирк.

– Да, сэр. – Она не была столь невозмутимой, какой хотела казаться:

Кирк видел, что она начинает злиться. – Как часто на вашей памяти клингоны посылали десять крейсеров против одного единственного корабля Звездного Флота?

– Лейтенант, значит ли это, что вы считаете учебную ситуацию построенной не по правилам? – колко поинтересовался Кирк.

Она набрала побольше воздуха, но не уклонилась от его сверлящего взгляда.

– Да, я выскажусь более ясно. Я не считаю, что этот тест справедливая проверка уровня подготовленности экипажа.

– Почему?

– Операция была заведомо обречена на провал.

Джим Кирк улыбнулся.

– Лейтенант Саавик, неужели вы полагаете, что никому из создателей тренажера и тех, кто проходил тест до вас, это не приходило в голову?

Она собралась было ответить, смутилась и нахмурилась.

– Нет, адмирал, – медленно проговорила Саавик. – Признаться, я как-то не подумала об этом.

– Вам была дана безвыходная ситуация. Кто угодно и когда угодно может с этим столкнуться.

Она отвела взгляд.

– Этого я тоже не учла. – Она признала свой про мах, хотя это стоило ей усилий.

– До этих пор, лейтенант, вы прекрасно знали, что такое жизнь. Не плохо бы попытаться понять, что такое смерть, не правда ли?

– Я… – Она тут же оборвала себя.

– Подумайте над этим, лейтенант, – посоветовал Кирк. – Просто поразмышляйте. И продолжайте заниматься.

Он повернулся, чтобы уйти. На лестнице столкнулся лицом к лицу с доктором Маккоем.

– А с вами-то что случилось?

– Я думаю, вряд ли бы вы могли еще крепче нас потрепать, не так ли? мягко спросил доктор.

Кирк нахмурился.

– Доктор, они должны учиться. Мы же не можем вечно нянчиться с ними.

Скакать галопом по вселенной туда-сюда – это забава для юнцов.

С хрустом наступая на разбросанные вокруг обломки, он скрылся в извилинах коридора.

– Интересно, с чего это он вдруг? – обиженно спросила Юхура.

Маккой пожал плечами и покачал головой.

Юхура и он вышли вместе.

Саавик сидела одна посреди разрушенной капитанской рубки ее первого корабля. Она знала, что следует немедленно явиться на разбор полета… но ей надо еще многое обдумать.

* * *

Джим Кирк медленно шел по коридору в класс для инструктажа. Он чувствовал себя усталым и подавленным, его угнетала блестящая самоуверенность этих молодых ребят. Или так уж суждено, что именно он должен лишить их этой самоуверенности. Но Маккой прав: он был слишком суров к лейтенанту Саавик.

Повернув за угол, он столкнулся со Споком, который стоял, скрестив руки и прислонившись к стене.

– Как, разве вас не убили? – спросил Кирк.

Ему показалось, что Спок сейчас улыбнется, но тот почему-то сдержался.

– Вы хотите узнать мое мнение об уровне профессиональной подготовки ваших курсантов или просто прогуливаетесь здесь?

– Вулканийцы не слывут бездельниками, – ответил Спок.

– А также признающими с легкостью недостатки своего характера, например любопытство.

– В самом деле, адмирал? Если это возвысит мена в ваших глазах, я думаю, мне придется признать за собой некоторую долю любопытства.

– Я еще не дошел до класса, а вы уже хотите знать мое мнение. – Он направился вперед по коридору, и Спок пошел рядом с ним.

– Я хорошо помню одного адмирала Звездного Флота, который считал, что эти разборы полетов – «идиотская Трата времени», – сказал Спок. – Он был твердо убежден, что действия гораздо важнее разговоров.

– В самом деле? – отозвался Кирк. – Не думаю, чтобы я был с ним знаком. Горячая голова.

– Да, – медленно произнес Спок. – Иногда про него так и говорили «горячая голова».

Кирк слегка поморщился, услышав что Спок произнес это в прошедшем времени.

– Спок, эти твои стажеры разрушили весь тренажер, и ты, кстати, тоже пострадал.

2
{"b":"18722","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Древний. Расплата
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Атлант расправил плечи
Выбери себя!
Я продаюсь. Ты меня купил
Дар или проклятие
Путь к характеру
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!