ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
П. Ш.
Кремлевская школа переговоров
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Оружейник. Приговор судьи
Чувство моря
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Есть, молиться, любить
Без компромиссов
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»

— Они должны знать, что им не на что надеяться. Ни на получение выкупа, ни на исчезновение. И если только они посмеют хоть что-нибудь сделать с моими детьми-. — Она замолчала, стараясь не думать об этом.

— Пожалуйста, позвольте дать вам совет, — сказал управляющий и, низко наклонившись к Лее, шепотом произнес: — Если вы будете действовать в данной ситуации по правилам Республики, результатом может быть трагедия.

— Похитители, — сказала доктор Хиос, всем своим видом выражая солидарность с управляющим, — должно быть, люди смелые. Но при этом молодые и неопытные. Кто бы это мог быть? Может быть, семья Сибью? — Она вопросительно взглянула на мистера Айона.

— Нет, у них недостаточно ресурсов на такой размах, — ответил управляющий, задумчиво покачав головой.

«Кто бы это ни был, здесь использованы только ресурсы Силы. Темной Стороны Силы», — подумала Лея.

Мистер Айон указал на искореженную землю.

— Тут потребовалось использовать луч перехватчика. Значит, они связаны с силами контрабандистов. Бомбы не было, это всего лишь эффект взрыва бомбы. Контрабандисты располагают достаточной техникой, чтобы сделать такое,сказал он.

— А, тогда это семья Темебиу! — сказала доктор Хиос.

— Может быть. Они честолюбивы, — отозвался управляющий.

— Я им покажу честолюбие, — проворчала Лея.

— Мадам, прошу вас, не волнуйтесь. Вашим детям не будет причинен вред, это совершенно исключено. Похитителям просто нужно добиться своей цели. А дети отнесутся к этому событию как к небольшому приключению… — начал было управляющий.

— Наш друг Чубакка ранен, и я не знаю, выживет ли он? Мои дети вряд ли сочтут это забавным приключением. Так же, как и я!

— Да, это печальное обстоятельство, — сказал мистер Айон. — Вероятно, Чубакка плохо изучил наши традиции. Он должен был сдаться.

— Закройте порт, — жестко сказала Лея. Она была слишком разгневана, чтобы ответить на выпад против Чубакки. — Я не дам им ни одного шанса скрыться с Манто Кодру.

— Ну что ж,-сказал управляющий.-Только следует сделать это осторожно. Я хочу сказать, мы должны сделать это так, чтобы не обидеть их.

Доктор Хиос закончила обрабатывать рану Чубакки и, проверив его пульс, удовлетворенно кивнула:

— Нормально. Теперь в операционную.

Чубакка начал приходить в сознание. Он открыл глаза и в упор посмотрел на Лею невидящим взглядом.

— Он еще не пришел в себя, — сказала доктор Хиос. — Рана слишком серьезна. Не думала я, что мне опять придется побывать на поле битвы.

— Я тоже не думала, — отозвалась Лея. Вирвулф завыл.

Лея редко беспокоилась о безопасности Джайны, Джесина и Анакина. Конечно, она делала соответствующие распоряжения, говорила о безопасности детей с Винтер, Хэном и Люком, давала указания Трипио. Но сама редко беспокоилась. Она была уверена в том, что с ее детьми не может случиться ничего плохого — она бы почувствовала опасность. А если не она, то уж Люк обязательно бы почувствовал. Кроме того, с детьми постоянно находился Чубакка — кто лучше мог гарантировать их безопасность?

Лея шла в операционную, куда ассистенты доктора Хиос несли Чубакку. Она чувствовала себя очень одинокой. Хзн и Люк с ее благословения уехали в путешествие по Галактике. Винтер тоже отсутствовала — она принимала участие в межпланетной конференции по проблемам, связанным с похищением детей. Похитители точно рассчитали момент.

Лея сидела на диване у дверей операционной и ждала новостей о состоянии здоровья Чубакки. Придворных и слуг, сновавших вокруг нее с назойливым вниманием, она отослала прочь.

У дверей операционной растянулся вирвулф. Доктор Хиос сказала ему, что никто не должен входить туда, пока идет операция, и он послушно остался охранять дверь. Вирвулф дремал, но его мускулы были напряжены, а изо рта высовывались ужасные клыки.

К Лее неслышно приблизился мистер Айон.

— Никаких следов, — сказал он. — Они действительно очень наглые и ловкие. Мадам, мы должны ждать, пока они установят с нами связь. Другого выхода нет.

— Ждать? — воскликнула Лея. — По-моему, вы… чего-то не понимаете.Когда она была помоложе, она не так тщательно выбирала выражения. Наверняка брякнула бы этому Айону:

«Идиот. Тупица».

— Требования похитителей должны поступить к нам утром, — ровным голосом продолжал управляющий, стараясь убедить ее.

— Утром эти негодяи могут исчезнуть!

— Они не могут исчезнуть, мадам. Космопорт закрыт. Кроме того, они и не будут этого делать. У них нет на то причин.

— А куда пропали два часа? Те, которые украли моих детей, украли также и два часа нашего времени!

— Как украли? Мадам, вы работали в полдень. Часы точные, солнце на своем месте…— хотел было пошутить управляющий, но замолчал, поняв бесполезность своей шутки.

— Они украли два часа, — повторила Лея. — Это не простые похитители! Обычные похитители никогда бы не прорвались сквозь нашу защиту, не смогли бы одолеть Чубакку, не смогли бы использовать время против нас!

— Но, мадам, я уже говорил вам, на Манто Кодру попадаются похитители с редкими качествами, — грустно сказал управляющий.

«Он думает, что моими чувствами движет страх и отчаяние, — подумала Лея. — Но если я расскажу ему, что подозреваю здесь присутствие Темной Стороны Силы, он подумает, что я сошла с ума».

Двери операционной открылись, и на пороге показалась доктор Хиос. Потрепав вирвулфа по голове, она подошла к Лее и взяла ее руки в свои четыре руки.

— С Чубаккой все будет в порядке, — сказала она. — Но придется немного подождать, сейчас с ним разговаривать нельзя. Он еще очень слаб — потерял слишком много крови.

— Он сказал вам…

— Он еще не в том состоянии, чтобы хоть что-нибудь сказать. Лея, принцесса моя, Чубакка должен спать, иначе может наступить кризис, — мягко произнесла доктор Хиос.

— Вы послали мое сообщение Хэну и Люку? — обратилась Лея к мистеру Айону.

— Да, мадам, но… боюсь, они находятся слишком близко к Станции Крси. В этой звездной системе существует Черная Дыра с квантово-кристаллическим строением, которая излучает сильнейшую радиацию. Любые сообщения в этой зоне блокируются.

— Значит, надо послать за ними корабль.

— Но, мадам, ведь порт закрыт.

— Его закрыла я! И я могу приказать дать старт любому кораблю! — воскликнула Лея. Мистер Айон мягко взял ее за руку:

— Мы должны создавать видимость, что порт закрыт по техническим причинам, — скажем, из-за неисправности оборудования. Если какой-нибудь корабль взлетит, то откроется наш обман. Вы понимаете, тем самым мы нанесем похитителям смертельную обиду.

— Но вы говорили, что они знают…

— Похитители? Они знают, и мы знаем. Да и вообще, любой бы догадался. Дело не в этом. Дело в принятии правил игры, — вмешалась в разговор доктор Хиос.

— Доктор Хиос абсолютно права, мадам, — сказал управляющий. — А сейчас вам было бы лучше вернуться в приемную, ведь там остались ваши гости. Призовите все ваше мужество, за которое мы вас так чтим. Ради спасения детей. Лея попыталась унять дрожь и мыслить ясно. «Пока корабль доберется до Хэна, может произойти все что угодно, — подумала она. — Я ничего не добьюсь, послав за ними».

— Я возвращаюсь в приемную, — сказала она. — И закончу дела. Но если мы ничего не узнаем до захода солнца…

— Утром, мадам, — торопливо сказал мистер Айон. — Уверяю вас, утром мы получим инструкции от похитителей.

— Я иду к своим гостям, — сказала Лея и направилась к дверям.

— Лея! — раздался голос доктора Хиос.

— Мадам! — вторил ей управляющий.

— В чем дело? — повернувшись, взглянула на них Лея.

Мистер Айон с печальным видом молча указал ей на грязное платье и окровавленные руки.

«Ну и что, мне приходилось принимать гостей в одежде и похуже этой, и погрязней», — подумала она.

Лея смыла кровь Чубакки с рук. Платье было безнадежно испорчено, и она бросила его — а вслед за ним и туфли — в мусорную корзину. В ванной комнате было прохладно, и Лея начала дрожать. Взглянув на себя в зеркало, она увидела перепачканное кровью и грязью лицо с набухшими веками и горящими ненавистью глазами.

2
{"b":"18723","o":1}