ЛитМир - Электронная Библиотека

Риллао вышла из кабины. Лея нашла ее в кабине управления, в кресле второго пилота. Риллао смотрела в иллюминатор, на ее лице вспыхивали отблески огней гиперпространства.

— Кто ты? — спросила Лея. — Ведь ты Джедай? Настоящий Рыцарь Джедай!

— Была, — прошептала Риллао. Лея села в кресло пилота и повернулась к ней:

— Расскажи мне.

— Я была ученицей… Лорда Вейдера.

— Но…— хотела возразить Лея. Риллао жестом остановила ее:

— Он учил нас тайно. Даже после того как Империя объявила наш народ людьми третьего сорта и разрушила наш мир, он взял меня… и еще одного.

— А когда Империя пала, вы оба улетели? — Лея говорила спокойно, держа себя под строгим контролем, чтобы не показать своего ужаса. Риллао — пешка в руках Империи?

— Все не так просто, — ответила Риллао. — Когда мы были совсем молодыми, когда еще только начинали свое обучение, мы… влюбились друг в друга. Лорд Вейдер считал, что мы можем родить ребенка с необыкновенными способностями, которые бы он направил на пользу Империи.

— И… ребенок родился? — спросила Лея. Она подумала, что именно об этом феномене ходили слухи, на расследование которых отправился Люк. Что же он там увидел? Ребенка, такого же талантливого, как Анакин, воспитанного моим отцом, Дартом Вейдером, Темным Лордом Лея поежилась.

— У нас родился ребенок. Нормальный хороший ребенок. Тигрис. Я была так счастлива, когда поняла, что у него нет способностей к Силе.

— Счастлива? — воскликнула Лея, испытав одновременно с изумлением и облегчение.

— Даже еще до рождения ребенка я стала разочаровывать лорда Вейдера как ученица.

— Но ты чрезвычайно талантлива! Как ты могла разочаровать его?

— Не догадываешься, друг мой? — Риллао горько усмехнулась.

Лея молчала.

— Меня не привлекала Темная Сторона, — сказала Риллао. — Она вызывала у меня отвращение. У меня не было никакого желания иметь власть над другими людьми. Я не могла понять стремление лорда Вейдера обладать этой властью, а он не мог понять моего стремления избегать ее.

— Но в конце своей жизни, — сказала Лея, — он многое понял.

— Тогда, вероятно, он обрел покой. Я рада. Но когда я знала его, он был далек от этого. Он был нетерпим к моим слабостям. Лелила, я обладаю даром — я могу исцелять людей, успокаивать, давать им силы.

— Как ты исцелила моих детей от страха и успокоила их. Риллао кивнула.

— Лорд Вейдер запрещал мне использовать мои способности целителя. В свою очередь я сопротивлялась его наставлениям, И лорд Вейдер, И мой возлюбленный стали считать меня ненадежной.

Риллао закрыла глаза.

— Я не могла этого вынести, — сказала она. — Лорд Вейдер презирал меня. Мой возлюбленный… начал охладевать ко мне, хотя его чувства до конца не исчезли. Они просто изменились. Этого я пережить не могла. Я могла вынести ненависть там, где недавно была любовь. Но презрение…

Она надолго замолчала, и Лея боялась, что Риллао не сможет закончить свой рассказ. Лея мягко пожала ей руку:

— И что произошло?

— Лорд Вейдер назначил моего возлюбленного — ты понимаешь, о ком я говорю?-Прокуратором Юстиции. Я называла тебе его имя— ты понимаешь, что это Хетрир? Он велел ему уничтожить наш мир, угнать пассажирский фрейтер с нашими людьми…

— Его собственный мир! Его собственный народ! Как — Лея не договорила. Она знала, как это происходило.

— Он сделал это, чтобы доказать свою преданность Империи. Он думал, что после всего этого он будет считаться человеком. Но после всего этого разве можно хотеть считать себя человеком? — Риллао горько усмехнулась.

Лея кивнула. Ее родной мир Альтераан тоже был разрушен, и многое из того, что говорила Риллао, было ей знакомо.

— Еще до рождения ребенка я постаралась исчезнуть. Когда он родился, мы спрятались среди маленьких тихих отдаленных миров. Лорд Вейдер возлагал большие надежды на моего сына, и я боялась, что он может сделать с ним все что угодно, когда узнает, что эти надежды не оправдались.

— Не оправдались к другие его надежды, — прошептала Лея. — Это сложно объяснить. Прости, я не хотела прерывать тебя,

— Когда Империя пала, — продолжала Риллао, — я уже думала, что мы в безопасности. Я не звала, что случилось с моих бывшим возлюбленным. Я была в печали, потому что думала, что он мертв. Я была в печали, потому что мой мир был разрушен. Я была в печали, потому что мой народ был послан на корабле в пространство. И тем не менее мы с моим сыном любили друг друга и были счастливы. Относительно счастливы, конечно, — ведь я даже не могла ничего ответить на его вопросы об отце. Свои способности я продолжала развивать, но тайно.

— А потом, — продолжала она после еще одной долгой паузы, — я обнаружила, что мне больше не надо переживать из-за смерти моего возлюбленного. Он нашел нас. Он искал нас постоянно — у него огромные средства и неисчерпаемые источники. Он предвидел падение Империи и хорошо подготовился к этому. У нас началась борьба, — Риллао опустила голову. — И он победил.

— Ты развивала свои способности для исцеления. Он развивал свои для войны.

— Он победил меня, — покачала головой Риллао. — Он заключил меня в тюрьму и забрал нашего ребенка. На целых пять лет.

Лея повяла, что целых пять лет Хетрир держал Риллао в пассажирском фрейтере, в камере пыток.

— А что он хотел от тебя?-осторожно спросила Лея, думая о том, что Хетрир мог легко убить бывшую возлюбленную, но предпочел пять лет подвергать ее мучительной пытке в паутине.

— Он хотел опять завоевать меня, — сказала Риллао. — Сломать меня и подчинить своей воле. Ему нужен был партнер, чтобы усилить его власть в Возрожденной Империи. А сына он хотел сделать своим наследником. Наследовать вяасть в Империи и его Темную Сторону.

Ее глаза были полны слез.

— Мой дорогой сыночек… Мне страшно подумать, что Хетрир мог сделать с ним за пять лет, — ведь он не может удовлетворять амбициям своего отца. Он не может использовать Темную Силу, и Хетрир, должно быть, страшно зол на него. Тигрис мог бы стать прекрасным художником, ученым, дипломатом. Но он не может быть Джедаем!

— И ты даже ни разу не видела его за эти пять лет! — воскликнула Лея. Она пыталась себе представить, что было бы, если бы ее разлучили с Джайной и Джесином на пять лет, — она просто этого не пережила бы.

— Я видела его, — сказала Риллао. — Он приходил в камеру пыток вместе со своим лордом. Он называл меня предателем, слабым существом и просто дурой. — Она решительно вытерла слезы. — Я должна найти его, Лелила. Может быть, он уже потерян для меня… и для самого себя тоже. Но, может быть, Хетрир еще не смог уничтожить его доброту. То, что твои дети сказали о нем, вселяет в меня надежду.

— Меня зовут не Лелила.

— Ты не обязана мне говорить…

— Меня зовут Лея. И когда мы спасем твоего сына и моего трже, мы полетим домой на Корускант. У тебя будет безопасное убежище. У тебя будут коллеги. Люк — мой брат Люк Скайвокер — будет очень рад познакомиться с тобой.

К изумлению Леи, Риллао вдруг рухнула на колени перед ней.

— Принцесса Альтераана Лея, — сказала Риллао. — Борец за свободу, победитель Империи и основатель Новой Республики! Я заявляю вам о своей преданности. Я должна была узнать вас…

Лея откинула Волосы с лица и начала неторопливо заплетать их в косу.

— Я путешествовала инкогнито, — сказала она.

ГЛАВА 11

Чубакка зашел в кабину Леи, чтобы убедиться, что с Джайной и Джесином все в порядке.

Все остальные дети, спавшие в спальне Прокторов, остались под неусыпным наблюдением Грейк. Чубакка запрограммировал планетоид лететь на Манто Кодру — там дети будут в полной безопасности, и работа по поиску их родных может начаться еще до возвращения Леи.

— Ты останешься здесь с Джайной и Джесином? — спросила его Лея. — Ты великолепный навигатор, Чубакка. Но Риллао знает путь на Станцию Асилум.

Вуки издал неодобрительное рычание, выражая свое мнение о Риллао как о навигаторе, который не летал по крайней мере пять лет, но Лея видела, что он все же согласен поступить так, как она просит.

56
{"b":"18723","o":1}