ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк повернулся и поплыл в сторону западни.

— Это ложь! — крикнула Лея. — Он обманывает тебя! — Она рванулась за братом.

— Это правда, — ревел Вару. — Я есть правда!

Лея пыталась найти Хэна, но яркий золотой свет ослепил ее.

Лею стремительно понесло в воронку черной дыры.

ГЛАВА 13

Джайна и Джесин сидели на плечах Чубакки. Одной рукой Чуви прижимал к своей груди Анакина, а другой схватил одного из Прокторов за загривок и хорошенько встряхнул его. Проктор выхватил Огненный Меч, но Джайна знала, что бояться нечего. И действительно, как только Проктор попытался включить его, меч взорвался, выпал из обожженной руки владельца и, коснувшись пола, рассыпался на мелкие кусочки, что очень порадовало Джайну.

Чубакка снова тряхнул Проктора.

— Сдаюсь! — завопил Проктор. — Хватит, пожалуйста!

Чубакка еще разок потряс его и отшвырнул. Проктор шлепнулся на пол и съежился от страха.

Все дети-рабы с криком бегали вокруг, подбегали к Прокторам, били их по ногам, кусали их и снова убегали. Луза и вирвулф мистера Айона нападали на Прокторов вдвоем: Луза подбегала к Проктору спереди и ударяла его рогами в грудь, а вирвулф в это время бросался ему сзади под колени, и Проктор кувырком летел через вирвулфа на пол. Луза смеялась, вирвулф весело рычал, и они убегали, чтобы найти очередного Проктора.

Если Проктор почему-то не падал через вирвулфа, Луза толкала его, а иногда она толкала его просто так — чтобы дальше летел!

Прокторы загнали часть гостей в угол театра, не давая им разбежаться. Зачем они это делали, Джайна не знала — может быть, Хетрир хотел скормить их золотому чудовищу. Но многие все же сбежали, побросав своих детей-рабов.

Прокторы могли бы и сами убежать, отпусти они гостей. Они даже могли бы победить в драке с детьми. Но без своих Огненных Мечей и без указания Хетрира они совершенно растерялись.

Чубакка схватил другого Проктора, встряхнул его и бросил на пол. Когда тот попытался встать, Чуви схватил его за шиворот, потряс в воздухе и снова бросил. Проктор с воем пополз в безопасное место.

Джайна увидела, как женщина, которая пришла с папой и дядей Люком, схватив двух Прокторов за волосы, столкнула их лбами, так что они рухнули на пол как подкошенные. Она быстро оторвала у них рукава и скрутила им руки за спиной. Оторвав штанины, она так же ловко связала им ноги.

Джайна окинула взглядом поле боя и увидела, что на ногах остались стоять только два Проктора, размахивавших рукоятками своих бесполезных Огненных Мечей. Джайна была рада, что в этом странном месте Сила блокирована и они не могут включить свои Мечи, но ей было очень жаль, что и она не может ничего сделать, чтобы помочь своим друзьям.

«Вот если бы у меня были четыре ноги и рога, как у Лузы! — подумала она. — Или клыки, как у вирвулфа!»

Как только Чубакка и папина подруга подошли к оставшимся Прокторам, те сразу бросили рукоятки Мечей и рухнули на колени.

Пока папина подруга связывала их так же, как и остальных. Джайна соскочила с плеча Чубакки и побежала к Лузе. Они обнялись. Луза наклонилась и осторожно потерлась своими рогами о макушку Джайны. Они немного подросли, прорвав бархатную кожу, и теперь были не матово-золотисто-красными, а прозрачными и сверкающими, как алмазы.

— Спасибо тебе, Джайна! Спасибо тебе, спасибо! — шептала Луза.

Джайна заплакала.

Несколько гостей попытались под шумок сбежать из своего угла, но Чубакка так зарычал на них, что они съежились и подняли руки вверх.

И только дети, совсем не боявшиеся Чубакку, подбежали к нему и стали весело гладить его пеструю шерсть.

Связав Прокторов, папина подруга тоже подошла к ним.

— Ты не помнишь меня? — спросила она Чубакку. — Я изменилась, но я Ксаверри.

Он удивленно зарычал, потом осторожно положил руку ей на плечо. Она сжала его запястье.

— Папа! — раздался крик Анакина. — Папа, вернись!

Все повернулись к расплавленной сфере, но ни папы, ни мамы, ни дяди Люка не было видно.

— Мы должны спасти их! — сказала Джайна и побежала к золотой сфере. Луза поскакала рядом с ней.

Зарычав, Чубакка кинулся за Джайной и схватил ее. Она пыталась вырваться, но он обнял ее, и она продолжала кричать, уткнувшись в его шерсть.

— Чуви, что нам делать? Чубакка громко зарычал.

— Папа! Мама! — кричал Анакин.

— Дядя Люк! — хором закричали Джайна х Джесин. — Мама! Папа!

— Соло! — крикнула Ксаверри. Луза тоже пронзительно закричала, а вир-вулф громко завыл. Все дети подбежали к ним и заорали на все лады.

— Мой отец? — Тигрис в ужасе уставился на Хетрира.

— Она лжет, — сказал Хетрир. — Чего еще можно ожидать от предателя, нарушившего свою клятву Империи? Обманувшего лорда Вейдера! Меня!

— А как насчет твоих клятв мне?

— Ты сама виновата…

Тигрис понял, что его мама говорит правду, а Хетрир запутался в собственной лжи. Тигрис никогда не видел, чтобы Хетрир был так растерян и не знал, что сказать.

— Неужели ты так разочаровался во мне, что не мог признать нашего сына? — грустно спросила Риллао.

— Наш сын, — с презрением сказал Хетрир, — не заслуживает признания. Он никогда не будет моим наследником. Он слишком ординарен. Он посредственность.

Кровь бросилась Тигрису в лицо. Хетрир отвернулся от них и пошел к помосту.

— Вару! Время пришло! Ты получил Скайвокера! Теперь выполни обещание, которое ты дал мне! Сделай меня всемогущим!

Тигрис хотел подойти к нему, но Риллао остановила его.

— Пусти меня!

— Ему не нужна твоя преданность! Ему не нужна твоя жизнь!

Хэн цеплялся за одежду Леи, пытаясь найти ее руку и вытащить из бешеного водоворота.

— Лея! — кричал он. — Любимая, пожалуйста…

Но она уже была охвачена обещаниями Вару, как и Люк, была ими очарована. Хэну почти удалось схватить ее за руку, но она вырвала ее. Лея погружалась все дальше и дальше в золотой свет, ее длинные прекрасные волосы развевались вокруг нее медленными плавными волнами.

— Лея! — Хэн поплыл за ней в холодную тьму.

Лея наслаждалась сладкозвучным пением Сирен, обволакивающим ее со всех сторон. Прекрасная мелодия уводила ее все дальше от голоса, который слышался позади нее. Она плыла за Люком, с каждым мгновением наполняясь счастьем…

— Мама! Папа! Дядя Люк!

Лея замерла, пытаясь вспомнить, что означают эти слова, но не могла. Водоворот затягивал ее все глубже, сладкое пение опять заворожило ее, и она снова поплыла вперед.

— Мама! Вернись, мама!

Она узнала голос Джесина, вспомнила свою радость, когда он целовал ее, свое восхищение, когда она видела, какие они с Джайной умные и талантливые.

— Мама!

Перед ней возник образ Анакина, ее славного малыша.

Лея остановилась, отчаянно сопротивляясь потоку, который уносил ее в страшную пучину.

— Папа! Мама! Дядя Люк!

Лея увидела, что Люк тоже остановился. Он был уже совсем близко от черной дыры — еще миг, и он коснется ее, и тогда конец.

— Люк! — прошептала Лея. — Люк, мы должны вернуться.

Рядом с ней появился Хэн. Он взял ее за руку.

— Люк!

Оставьте его мне, — раздался голос Вару. — Оставьте, и я отпущу вас.

— Нет! — крикнула Лея. — Верни его нам, зачем он тебе нужен?

— Он может помочь мне вернуться домой, — сказал Вару. — А разве вы не хотите помочь мне? Ведь вы знаете, что такое потерять свой дом, я это знаю. А я так долго не был дома!

Голос Вару был таким грустным, что Лея растерялась и позволила золотому потоку еще глубже увлечь себя.

— Как мы можем помочь тебе? — спросила она.

— Лея! — Хэн тащил ее за руку, — Не слушай его!

— Его сила может открыть мне ворота в… Люк поднял голову. Глаза его были пустыми и отрешенными.

Лея оцепенела — она едва узнала в нем своего брата. Она знала, что если он поможет Вару, то сам погибнет. Лея потянулась к нему, но он оттолкнул ее руку.

Черная дыра открылась и, увеличиваясь в размерах, уже почти касалась ног Люка.

65
{"b":"18723","o":1}