ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мама…

– Дэвид, мы оба потеряли друзей в этой мясорубке, – твердо произнесла Кэрол.

– Я знаю, мама, что Венс был для тебя больше, чем друг.

– А ты думаешь, что мы держали в секрете наши отношения? – Кэрол знала, что всем вокруг была известна их любовная связь. Но разве можно скрыть любовь, нежность и светящиеся лица? Только слепой мог не заметить ее счастья, ее страданий и ее надежд. Свои чувства можно скрывать день, два, неделю; но там, где люди живут единым коллективом в замкнутом пространстве… Сегодня ночью Саавик и Дэвид испытали лишь малую часть того, что наполняло жизнь Венса и Кэрол все последнее время.

То ли по неопытности, то ли из-за сыновьей ревности Дэвид иногда неодобрительно высказывался по поводу поведения матери и даже давал советы.

– Дэл куда интереснее, – повторял он. – Венс, конечно, тоже ничего, но он какой-то скучный.

А Кэрол, удивленная тем, что сын не видит очевидных вещей, отвечала:

– Значит, ты совсем не знаешь Венса. – Дэл действительно был очень живым и интересным, но Кэрол, при всем к нему уважении, считала его немного сумасшедшим. А Венс был самым благоразумным, самым уравновешенным человеком, какого она знала. Дэл был интересен и любим всеми. Живой и похожий на открытый нерв, он затмевал собой всех. Венс же был уютен, надежен и предсказуем.

Со временем Дэвид привык к избраннику матери, однако после гибели лаборатории они заговорили на эту тему впервые только сейчас.

– Я просто подумал, – признался сын, – что тебе не надо бы видеть его.

Кэрол сжала ладони своего взрослого сына и, грустно улыбнувшись, объяснила:

– Дэвид, пойми, потеря Венса – для меня самый большой удар, который я когда-либо испытывала. Я до сих пор не верю, что его нет с нами. Я должна побывать на станции. Если же мне не удастся туда попасть, то моя душа всегда будет возле Венса. Ты меня понимаешь?

– Не совсем, мама…

– Если я с ним не увижусь, я никогда не смогу поверить, что он погиб. Я должна принять гибель Венса как непреложный факт.

– Прости меня, – Дэвид обнял мать и уткнулся лицом в ее плечо. – Когда вы были вместе, я не видел человека счастливее тебя.

Кэрол чуть отстранила от себя сына, вытерла слезы и прошептала:

– Нам пора идти.

Глава 3

Кэрол Маркус и Кристина Чэпел материализовались в центральном зале космической лаборатории и увидели зловещий голубоватый свет, идущий из пяти приоткрытых дверей.

Привыкнув к полумраку и осмотревшись, Кэрол распахнула первую дверь и скользнула в тесное помещение. На полу комнаты лежало завернутое в белый саван тело. Затаив дыхание, Кэрол сорвала покрывало. Глазам женщины предстал очень молодой человек, на бледном лице которого застыла ужасающая предсмертная гримаса.

– Это Ян, – назвала Кэрол имя юноши и продиктовала Кристине его личный номер. – Он прибыл к нам несколько месяцев назад на грузовом корабле. Ян был нашим стюардом. Бедный юноша совсем недолго прослужил на станции. Он говорил, что хотел бы побывать во всех уголках Галактики и увидеть все, что только возможно, – Кэрол горько усмехнулась. – Ян понимал, что его мечта несбыточна, но считал, что ради этого стоит жить. А еще он писал стихи; правда, никому не позволял их читать.

Кэрол прикрыла лицо юноши, вышла из комнаты и открыла другую дверь. В этом помещении покоилось тело пожилого человека. Его волосы, в молодости, видимо, черные, как смоль, были посеребрены временем и возрастом.

После официальной процедуры идентификации Кэрол произнесла:

– Йоши, наш повар. Его смерть самая случайная. Йоши должен был покинуть станцию с остальной частью команды. Но когда он узнал, что некоторые из нас остаются, то тоже пожелал остаться. Йоши говорил, что без него мы забудем про обеды и ужины, перейдем на сухой паек и в конце концов схватим гастрит. Я же думаю, что он был так восхищен прибором, что не мог пропустить второго этапа эксперимента, – Кэрол взглянула на Чэпел и спросила:

– Вы записываете? Я хочу, чтобы память об этих людях сохранилась хотя бы на бумаге.

– Да, записываю, – кивнула Кристина. В третьей комнате обрел вечный покой плотный и очень красивый человек с умиротворенным лицом.

– Дэлвин Марч, – тихо произнесла Кэрол. – Он и Венс Мэдисон были не только моими приятелями, но и хорошими партнерами по научной работе. Практически они открыли новую область физики, субэлементарные частицы. Свое открытие они в шутку называли «физикой в коротких штанишках». Дэл и Венс игнорировали общепринятые научные каноны и на всех конференциях доводили своих более старших коллег до бешенства. Насколько теперь стало известно, открытые ими частицы служат основой мироздания. Я не была особенно близка с Дэлом. Меня пугал его беспокойный, взрывной характер. Часто я Дэла просто не понимала. Иногда он бывал злым, и тогда к нему мог подойти только Вене.

Кэрол убрала со лба Дэла Марча непослушную прядь каштановых волос и закрыла его лицо саваном.

В четвертом помещении оказалось тело женщины, уроженки Дельты. Лицо этой женщины было удивительной, необыкновенной красоты.

– Зинаида Читири-Рапайдж. Одна из лучших математиков во всей Федерации. Без ее участия все наши эксперименты с «Генезисом» пошли бы прахом, – Кэрол печально улыбнулась. – Все: и Ян, и Дэвид, и особенно Дэл, и даже некоторые молодые женщины – были поголовно влюблены в нашего математика.

Кэрол взглянула на записывающее устройство Крис и продолжила:

– Здесь не хватает нашего славного Джедды Аджин-Далла. Он был убит лучом фазера на Регуле-Один, – Кэрол тяжело вздохнула. – Дельтяне хорошо влияли на всю команду. Вежливые, добродушные и восторженные, они были общими любимцами. Иногда они вместе с остальной молодежью запирались в одной из комнат и долго там над чем-то хохотали. Наверное, земляне им казались грубыми и неотесанными существами. Дорогая Зинаида… Маккой так и не нашел причины твоей смерти.

– Дельтяне, если находятся в безвыходной ситуации, умерщвляют себя сами, – неожиданно произнесла Кристина. – Не думаю, что она смогла смириться с общей участью и покорно ждать своего конца.

– Зинаида не боялась боли, – сказала Кэрол. – Все происходящее она, очевидно, приняла за вызов.

Через несколько мгновений лицо дельтянки было спрятано под белое покрывало.

В пятую и последнюю комнату Кэрол входила, как в преисподнюю.

– Это Венс Мэдисон.

Дрожащими руками Кэрол сбросила саван. Смерть не смогла исказить эти утонченные черты лица интеллигентного человека. В ровном голубоватом свете темные кудрявые волосы Венса отливали пепельным оттенком.

– Бывало, я дразнила его и Дэла «близнецами», потому что они были абсолютно различны. Светлый и темноволосый, низкий и высокий, живой и спокойный, безрассудный и здравомыслящий… – голос Кэрол предательски дрогнул. – О Крис, кажется, я должна убедить себя, что Венса больше нет.

Чэпел выключила записывающее устройство и обняла плачущую Кэрол.

После того как Кэрол и Кристина отправились на станцию, Саавик и Дэвид ступили на транспортную платформу, чтобы переместиться в новую экосистему Регула-Один.

– Пора, – скомандовала Саавик.

– Лейтенант, – вдруг обратился к ней дежурный кадет, – я не могу найти свободного места, куда бы вас транспортировать.

– Что?! – удивился Дэвид. – Да там же полно открытых пространств! А нам нужен всего лишь пятачок в два квадратных метра!

Саавик сошла с транспортной платформы и недовольно взглянула на пульт управления.

– Это правда, Дэвид. Вся поверхность планеты покрыта каким-то аморфным веществом. Им заполнены даже пустоты в скальной породе.

Такого поворота событий не ожидал никто. Сканируя поверхность планеты, Саавик наконец нашла относительно свободный участок.

– Кадет, транспортируйте меня туда, – распорядилась она. – Я сообщу, что там происходит.

– Саавик, минуточку, – спохватился Дэвид.

– Либо я немедленно возвращусь на борт «Энтерпрайза», либо прошу тебя присоединиться ко мне. Но спущусь я одна. Действуйте, кадет!

10
{"b":"18724","o":1}