ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда была составлена карта всей экосистемы Регула-Один, Венс Мэдисон сделал копии для каждого члена экспедиции. Все внесли свой вклад в работу по «Генезису», и каждому было бы интересно сравнить данные по экосистеме на начальном этапе с тем, что получится впоследствии. Заросли «агрессивных» растений на месте недавнего десантирования Дэвида и Саавик говорили о том, что результаты работ по программе имеют мало общего с тем, что ожидали увидеть исследователи. Хотя нельзя делать общих выводов только по растениям, найденным в пещере. Необходимо исследовать всю поверхность Регула-Один. Кэрол доложила пластинку на колени.

– Дэвид, ты даже не представляешь, как я тебе благодарна.

Она коснулась тех мест на карте, которые обозначали приполярные районы Регула-Один. Удивительные эти места! Из-за особенностей внутреннего строения планеты в ее приполярных областях заметно снижена гравитация, и команда Мэдисона не раз с легкостью взбиралась на огромные высоты, с трудом затем спускаясь вниз. В экваториальных районах такое было невозможно. Здесь каждый шаг вверх давался с неимоверным трудом, и многочисленные скалы могли покориться только хорошо подготовленным альпинистам.

Полярные горы были столь неприветливы, холодны и пустынны, что группа в конце концов покинула эти районы. Идея заселить приполярные места специально созданными формами жизни оказалась невыполнимой. Искусственно выведенные животные и растения были переправлены в экваториальные районы планеты.

Команда потрудилась на славу. Кэрол не могла нарадоваться на свой синтетический вереск. Йоши предложил чудесное дерево с характерным названием «рог изобилия»; в более-менее сносных условиях дерево могло давать одновременно урожаи различных плодов несколько раз в году. Венс вывел какое-то маленькое плотоядное животное, напоминающее белого кролика, на что Дэл ответил Созданием «зайца Марча». Главным отличием этого, существа была его склонность к сомнамбулизму. «Заяц Марча» являлся чем-то средним между ревуном и гекконом, Кэрол при каждом удобном случае подтрунивала над «кролиководами», советуя в следующий раз придумать что-нибудь посерьезнее. На одном из еженедельных научных совещаний она пообещала Венсу и Дэлу вывести местную «дикую собаку Динго», которая съест всех «зайцев».

Однако никакие созданные формы жизни не желали продвигаться к полюсам; и Вене начертал на карте, у самых вершин планеты: «Здесь место драконам».

– Интересно, прижились бы на полюсах драконы? – произнесла Кэрол с печальной улыбкой.

* * *

Саавик вошла в транспортный отсек точно в назначенное время. Там еще никого не было. Будучи пунктуальной, лейтенант недоуменно взглянула на часы. У нее мелькнула мысль, что она опоздала.

Немного подождав в темном пустом отсеке, Саавик решила вернуться на мостик, но в это мгновение она услышала до боли знакомый голос;

– Лейтенант Саавикам…

Женщина, испуганно вздрогнув, оглядела пустое помещение. В отсек никто не входил, а спрятаться здесь было практически невозможно.

– Кто здесь? – на всякий случай тихо спросила Саавик.

Ответом была тишина. Саавик решила, что это чья-то глупая шутка, хотя до этого ее никто никогда не разыгрывал и не обманывал. Большинство офицеров считало лейтенанта бесстрастной, хладнокровной женщиной, абсолютно лишенной чувства юмора.

Найдя логичное объяснение происшедшему, Саавик успокоилась. Но не успела лейтенант облегченно вздохнуть, как голос вновь окликнул ее.

Саавик овладело чувство обиды и какого-то безотчетного ужаса. Если это шутка, то шутка очень жестокая: ее звали голосом Спока, причем имя произносили в вулканском варианте.

Задрожав от страха, лейтенант заткнула уши. Голос оставался слышен.

– Саавикам, почему ты покинула меня? – Нет, на шутку это было непохоже.

– Мистер Спок, – дрожащим голосом прошептала Саавик, – почему ваша душа до сих пор не успокоится? Я отправила ваше тело в новый мир. Мне кажется, что я поступила правильно, не дав вам сгореть в атмосфере Регула-Один…

Наконец в коридоре раздались реальные голоса. Саавик быстро взяла себя в руки. Она поправила тунику и придала лицу невозмутимое выражение.

В отсек вошли адмирал Кирк и капитан Эстебан.

– Здравствуйте, лейтенант, – поприветствовал адмирал. – Я, вижу, вы вовремя. Подумайте, капитан, – обратился Кирк к Эстебану, – сколько добрых дел мы еще смогли бы сделать, если бы были такими же пунктуальными и дисциплинированными, как лейтенант Саавик.

Ничего из того, что говорил Кирк, не требовало ответа, поэтому Саавик промолчала. Себя она считала недисциплинированной и не очень пунктуальной. А сейчас Саавик казалось, что она на грани сумасшествия. Она не верила в мистику, здраво относилась к жизни, но то, что минуту назад с ней произошло, выходило за рамки реальности. Знал бы адмирал, что ей пришлось пережить…

– Я вижу, вы, лейтенант, как всегда, спокойны. Может, вы передумали? Вы, как доброволец, можете отказаться от участия в миссии. Еще есть время.

– Нет, – отрезала Саавик с категоричностью, неожиданной даже для нее самой.

Кирк удивленно взглянул на лейтенанта, но ничего не сказал.

– Нет, сэр, – повторила Саавик, но уже спокойнее. – Я считаю эту миссию очень важной.

– Ну и отлично, – улыбнувшись, похвалил адмирал. – А где же, черт возьми, Дэвид?

– Ему лучше бы поторопиться, если он хочет принять участие в миссии, – произнес Эстебан. – Я не могу ждать весь день.

– Дэвид тоже отправляется на «Гриссом», адмирал? – удивилась Саавик.

– Да, – кивнув, ответил Кирк. – Он поднял такой бунт, что мне стало жаль парня.

В этот момент появился Дэвид, неся на плече маленькую сумку.

– А мы уже решили, что придется обходиться без твоих услуг, – улыбнулся Кирк.

– Я прощался с матерью, – объяснил Дэвид. – Разве нельзя?

– Можно, конечно.

Дэвид за руку поздоровался с Эстебаном.

– Рад снова вас видеть, капитан. Кто знал, что наши дороги пересекутся?

– Мы вернемся через месяц или чуть больше, Джим, – пообещал Эстебан.

– Не задерживайтесь, – попросил Кирк. К удивлению Саавик, адмирал совсем неформально протянул ей руку и произнес:

– Счастливо, лейтенант. Позаботьтесь о моем сыне.

– Есть, сэр, – улыбнулась Саавик, поразившись в душе, как много личного и интимного лежит в короткой просьбе капитана.

– Дэвид… – Кирк повернулся к сыну и заключил его в крепкие объятия. – Береги себя, Дэвид.

– Не беспокойтесь, сектор Мутара не таит в себе ничего опасного.

* * *

Кирк наблюдал за тем, как трое людей: Эстебан, Дэвид и Саавик – разом исчезли с транспортной платформы. Исчезли в неизведанное и таинственное. Адмирала охватило чувство зависти. С какой радостью он оказался бы среди них!

Вздохнув, капитан вызвал мостик и приказал Зулу снять корабль с орбиты и направить к Земле. После этого Кирк решил посетить медицинский отсек.

Маккой уже приступил к работе. Себя он считал вполне здоровым, но адмирал был иного мнения. Кирк нашел своего друга бледным и каким-то помятым. Невзирая на шутки, которые Маккой отпускал в адрес кадетов, бодрость духа и твердость в голосе, он вызывал опасения.

– Добрый день, Боунз, Можно с тобой поговорить?

– Привет, Джим. Одну минуточку. Вскоре Маккой появился в своем кабинете, где его поджидал Кирк.

– В чем дело? Дать что-нибудь от похмелья?

– Эти вопросы больше относятся к тебе, Боунз. – Маккой перестал бодриться и скороговоркой выпалил:

– Но я… Ладно, ничего. Не в этом дело. Все равно я должен принести извинения. Скотти хотел помянуть своего племянника, и я решил заодно помянуть Спока. Мне это тогда показалось хорошей идеей.

– Что было, то было, – ответил Кирк. – Ты знаешь, что если бы я был категорически против, то из затеи ничего не вышло бы. Но я не об этом. Мне очень не понравилось твое поведение. Прошлой ночью, Боунз, ты вел себя несколько странно.

– Странно? – усмехнулся доктор. – Я не удивлен. В наших условиях невозможно синтезировать порядочный ликер.

13
{"b":"18724","o":1}