ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подземная, да? – обрадованно спросил Дэвид. – Наверное, какие-нибудь залежи руды.

– Нет, – покачала головой Саавик. – Тело находится на поверхности. Это искусственно созданный объект.

Искусственно созданный? Дэвид поморщился. «Видимо, обломки корабля Хана, – решил он. – Нет, это невозможно». Дэвид знал, что любой предмет, попавший под излучение «Генезиса», распадается до субэлементарной плазмы. Внезапно его осенила одна мысль.

– Кажется, я догадываюсь…

Дэвид взглянул на Саавик и поймал ее понимающий взгляд. Лейтенант включила мелкомасштабные сканеры.

К молодым людям подошел Эстебан.

– Найдено тело примерно двухметровой длины, – доложила лейтенант, – цилиндрической формы…

– Я так и думал, – бросил Дэвид. Саавик опустила глаза, не в силах скрыть своей печали. Дэвид понимал ее состояние: нелегко похоронить друга, а потом обнаружить гроб с его телом.

– Не Спок ли там? – предположил Эстебан. Дэвид заметил, что капитана ничуть не удивила скорбная находка: целостности и сохранности контейнера с телом вулканца можно было найти объяснение.

– Должно быть, это и есть последнее пристанище Спока, – произнес Маркус. – Очевидно, гроб попал в гравитационные возмущения еще не сформировавшейся планеты, и поэтому он не сгорел в атмосфере, как мы думали, а мягко приземлился на планету.

– Отсеку связи! Кодированное послание! – скомандовал Эстебан и начал диктовать:

– Обнаружен неразрушенный контейнер с телом полковника Спока, который находится в секторе №3 планеты. Ждите последующей информации.

– Есть, сэр! Кодируем! – отозвался дежурный по связи. Саавик, казалось, чуть дышала. Дэвид осторожно коснулся ее руки. Женщина, устремив неподвижный взгляд на один из мониторов, хранила гробовое молчание. Наконец она собралась с силами и продолжила работу.

«Гриссом» входил в неосвещенное полушарие планеты. Писк монитора становился все слабее и вскоре совсем исчез.

Капитан озабоченно ходил по мостику, думая, что делать дальше. Считалось, что гроб с телом Спока был запущен по общепринятой ритуальной траектории. Однако он не сгорел. То, что контейнер все-таки сохранился, рождало множество проблем.

Что же делать? Оставить тело там, где оно лежит, или совершить ритуальное погребение по всем правилам? А может, поднять гроб на борт и запустить его снова? Сам Эстебан послал бы контейнер прямо на звезду.

Формально судьбу тела мистера Спока должен решить его непосредственный начальник, но капитан понимал, что Кирку будет нелегко вновь пройти через все страдания, связанные с потерей достаточно близкого друга. Можно, конечно, дождаться приказа Командования. Но когда он придет, этот приказ, от крючкотворов и бюрократов?

Приняв во внимание все обстоятельства. Эстебан решил действовать на свой страх и риск и повременить, по крайней мере, до тех пор, пока не будет внесена ясность в судьбу самого эксперимента.

* * *

Из личного дневника Джеймса Т. Кирка:

«Почти полностью на ходу отремонтировав корабль, мы благополучно приблизились к Солнечной системе. Однако на душе у меня очень неспокойно, и на это есть свои причины.

Трудно смириться со смертью Спока, без него корабль осиротел. Тревожит и эксцентричное поведение старшего медика, Леонарда Маккоя.

Большинство кадетов получили назначения в другие места, а лейтенант Саавик и мой сын Дэвид остались в секторе Мутара для продолжения работ по проекту «Генезис». «Энтерпрайз» сейчас напоминает старый дом, из которого внезапно ушли все дети.

Но больше всего меня потрясло сообщение о находке гроба с телом Спока. На новорожденной планете осталась часть моего сердца».

* * *

Кирк медленно прохаживался по капитанскому мостику. Дневник не облегчил его душу, занесенные в него мысли не исчезли, а стали рефреном стучать в висках.

Остановившись у научного терминала, адмирал положил руки на спинку кресла, за которым раньше сидел Спок. Известие от Эстебана шокировало Кирка. «Как же так? – думал он. – Гроб с телом вулканца я приказал запустить по траектории, которая гарантирует сгорание контейнера еще в верхних слоях атмосферы. Где же произошел сбой?»

Конечно, для самого Спока теперь неважно, сгорел бы он болидом в атмосфере или теперь подвергнется разложению на поверхности планеты; но он, Кирк, желая, чтобы с ним, в случае смерти, произвели такую же процедуру, принял конкретное решение и отдал конкретный приказ. Однако вмешались какие-то непредвиденные и непонятные обстоятельства. Но какие?

Звездный Флот выслал навстречу «Энтерпрайзу» спасательный медицинский корабль «Флоренция», который забрал на свой борт почти всех кадетов и стажеров и переправил их на Землю, сняв с плеч адмирала хоть эту заботу.

Подлатанному «Энтерпрайзу» непосредственная опасность не грозила. Хоть и прихрамывающий, он сейчас мог идти даже к Альфе Кета-Пять, где ждала помощи команда корабля «Уверенный», который угнал Хан Синг. Кирк докладывал руководству, что «Энтерпрайз» в состоянии выполнить это задание. Однако адмирал получил отказ из-за недоукомплектации корабля, и к Альфе Кета был, послан другой звездолет. Кирку хотелось и плакать, и смеяться, и трясти кулаками одновременно. Он чувствовал себя генералом, которого перед самым наступлением без видимой причины посадили под домашний арест.

Решение Дэвида вернуться на Регул-Один вместе с экипажем «Гриссома» огорчило Кирка. С Кэрол разговора не получалось, она неохотно говорила на эту тему. С уходом сына адмирал потерял какую-то душевную нить, дававшую смысл в жизни.

Ко всему прочему, немало хлопот доставлял Кирку Леонард Маккой. Адмирал мог воспринять чужое горе, мог понять попытки других облегчить свои страдания, но он не мог понять уклончивости и фальши Маккоя при последнем разговоре, его выкрутасов, неуместной шутки, когда серьезный человек, главный медик корабля, вдруг процитировал любимое изречение Спока его же голосом.

Какое-то время адмирал радовался возвращению корабля на Землю, но вскоре почувствовал, что цена радости слишком высока. В конце концов у Кирка защемило сердце, и лишь новое задание могло сейчас облегчить душу.

– Что у вас, мистер Зулу?

– Минутку, адмирал… Предположительно через два часа будет космический док.

– Очень хорошо.

Кирк занял свое место на мостике.

– Мистер Чехов, перейдите, пожалуйста, за научный терминал и проследите за сканерами. Мы приближаемся к доку.

Чехов смутился, и Кирк его прекрасно понимал. Но корабль не может обходиться без услуг научного консультанта. Кто-то должен занять место Спока, и чем быстрее Чехов и другие поймут эту необходимость, тем лучше.

– Есть, сэр, – тихо ответил Чехов и занял кресло перед терминалом.

– Ухура, – обратился Кирк к офицеру по связи, – есть ли ответ от Звездного Флота на наш запрос по проекту «Генезис»?

– Нет, сэр. Пока ничего.

– Странно… – пробормотал Кирк. Адмирал привык получать ответы на свои запросы без всякой задержки. Еще Эстебана поразила реакция компетентных органов на эффект «Генезиса». Это же разожгло любопытство и Кирка. Ему не терпелось узнать, что думает об этом руководство, и какие у командования дальнейшие виды на «Энтерпрайз».

Адмирал связался с двигательным отсеком.

– Скотти, что вы хорошего скажете?

– Мы почти все сделали, сэр, – ответил Скотт. – По сути дела, до самого дока двигатели могут работать в автономном режиме.

– Молодец, мистер Скотт, – похвалил Кирк. Повезло все-таки кораблю с главным инженером. – А сколько времени, по-вашему, займет полный ремонт «Энтерпрайза» в доке?

– Восемь недель, – последовал незамедлительный ответ.

– Что?!

– Но ради вас мы постараемся уложиться в две недели.

Кирк всегда чувствовал, что инженер при случае любит щегольнуть или прихвастнуть, показать, что на корабле он далеко не последний человек.

– Мистер Скотт, вы всегда завышаете время, необходимое для ремонта?

– Естественно, сэр, – отшутился Скотти. – Как еще я могу поддержать репутацию настоящего работяги?

16
{"b":"18724","o":1}