ЛитМир - Электронная Библиотека

Маккой продолжал смотреть на адмирала отрешенным, ничего не выражающим взглядом.

– Вспомни! – опять истинным голосом Спока призвал он. – Вспомни!..

Доктор медленно осел на пол. Кирк подхватил его под руки и стал осторожно поднимать. Маккой дрожал всем телом.

Из коммуникатора раздался голос Ухуры:

– Капитан! Швартовка полностью завершена! К нам прибывает адмирал Морроу!

Поставив спятившего доктора на ноги, Кирк прокричал в переговорное устройство:

– Ухура! Немедленно пришлите сюда медиков! Срочно!

Доктор испустил приглушенный стон.

– Боунз, все нормально, – успокаивал Кирк, по-отцовски прижав Маккоя к себе и чувствуя бешеный стук его сердца. – Все будет хорошо.

Но будет ли? Адмирал ничего не мог понять. Что же все-таки происходит?

* * *

Вся потрепанная команда «Энтерпрайза» выстроилась на главной палубе корабля в ожидании адмирала Морроу.

– Смир-р-рно!

Проиграла торжественный марш труба, и на борт «Энтерпрайза» ступил широкоплечий мужчина. За инспектором плелся адъютант.

– Добро пожаловать на борт «Энтерпрайза», адмирал!

Морроу обнял Кирка за плечи и сердечно произнес:

– Рад видеть вас дома, Джим. Поздравляю с окончанием миссии.

Адмиралы пожали друг другу руки и вновь замерли в крепких объятиях. Морроу был первым непосредственным командиром Кирка и немало способствовал его продвижению по служебной лестнице.

– Спасибо, сэр, – поблагодарил капитан «Энтерпрайза», как только Морроу выпустил его из объятий, и, чтобы преодолеть некоторую неловкость, спросил:

– Я полагаю, вы к нам не только из-за формальностей?

По экипажу пронесся легкий смешок. Среди штабистов Звездного флота адмирал Морроу слыл большим либералом и чревоугодником.

– Вольно! – зычно отдал Морроу команду и неожиданно спросил:

– А где же доктор Маккой?

– Несколько… нездоров, сэр, – замявшись, ответил Кирк.

– А-а… – с сожалением протянул Морроу. – Жаль. Ну что ж… Командование оценило ваш труд… в таких, в общем-то, трудных условиях! Все вы получите поощрения и, самое главное, дополнительный отпуск!

Члены экипажа встретили слова инспектора с нескрываемым ликованием.

– Я хотел сказать, отпуск получает вся команда… за исключением вас, мистер Скотт. Вы переходите на «Эксельсиор». Можете приступать завтра же.

– Завтра никак нельзя, адмирал, – неожиданно заявил Скотта. – Я считаю нужным понаблюдать за ходом ремонтных работ на «Энтерпрайзе». Если вы, конечно, не возражаете.

– Не вижу в этом никакой необходимости, мистер Скотт. Справятся и без вас, – неожиданно сухо ответил Морроу.

– Но, сэр, никто не знает этот корабль лучше меня. Ремонт потребует моего опыта, – упирался Скотти, поглядывая на Кирка. – Надо очень много сделать… Боюсь, на это потребуются месяцы…

– В том-то и дело, мистер Скотт. А «Эксельсиор» не может ждать.

– Ну, ради вас я постараюсь ускорить ремонт. Лишь бы…

– Вы просто не представляете, о чем просите.

– Но неужели «Эксельсиор» не может подождать хотя бы несколько недель?! – перейдя все границы, воскликнул Скотти.

– Я могу вам позволить остаться и пронаблюдать за работами…

– Я был бы вам чрезвычайно благодарен.

– Но единственное, что от вас потребуется, – это пронаблюдать за демонтажем корабля.

Джеймс Кирк побледнел. Из строя послышались недовольные выкрики.

– Извините, мистер Скотт, – продолжал Морроу, – но ремонт «Энтерпрайза» не предусмотрен.

– Но так же нельзя! – вспылил Скотти.

– Адмирал, я тоже ничего не понимаю, – поддержал бортинженера Кирк. – «Энтерпрайзу»…

– Двадцать лет, Джим, и ты это знаешь. Его век окончен, – инспектор был искренен в своем сожалении и с трудом выдавливал из себя каждое слово. – Корабль отжил свое и поэтому обречен. Идя навстречу твоим требованиям, мы сделали из него тренировочную базу для стажеров. Однако после последнего задания… Полно. Достаточно посмотреть на «Энтерпрайз», чтобы понять, во что он превратился после этой миссии.

– Но вы даже не осмотрели его! – вновь возмутился Скотт. – По одному внешнему виду нельзя отправлять корабль на металлолом! Неужели невозможно выделить средства и материалы, чтобы заняться серьезным ремонтом?!

– Мистер Скотт, компетентные органы провели тщательный анализ и пришли к выводу, что проще и дешевле переплавить «Энтерпрайз», чем заниматься его ремонтом. Поймите, наконец, что корабль стал убыточным.

– Убыточным?! – продолжал возмущаться Скотт. – Да что вы…

– Скотти… – прервал его Кирк. Бортинженер хотел было возразить еще, но, увидев недовольный взгляд капитана, осекся.

– Скотти, – тихо произнес Кирк, – придется тебе перебраться на «Эксельсиор»…

– Ни за что! – отрезал Скотт. – Неужели вы не понимаете?! Это же невозможно!

– В самом деле? – жестко спросил Морроу, сразу охладив пыл Скотти. Он не привык, что его приказы обсуждаются, а тем более не выполняются.

– Тело моего племянника до сих пор на борту «Энтерпрайза», – упавшим голосом напомнил Скотт. – Я должен отвезти его домой, к матери. Питера надо похоронить.

– Понимаю, – смягчился Морроу. – Конечно, надо проводить племянника в последний путь… Но, мистер Скотт, двигатели «Эксельсиора» требуют предварительных испытаний. Вы управитесь с похоронами в один день?

– Не могу обещать. И не буду. Есть вещи, которые важнее космических кораблей. Семья, например. Сожалею, если вы этого не понимаете.

Бросив прощальный взгляд на адмиралов, Скотт поспешил к выходу. Кирк взглядом проводил своего бортинженера, а затем повернулся к Морроу.

– Адмирал, я настаивал бы на повторной миссии «Энтерпрайза» по программе «Генезис».

– Что?! – воскликнул инспектор. – С какой стати?

– Это естественное желание, адмирал Морроу. Надо вернуться и продолжить дело, начатое доктором Маркус и ее группой. Кстати, таково же мнение и самой доктора Маркус.

– Об этом не может быть и речи. Программа «Генезис» закрыта.

– Можно спросить, почему?

– Джим… – вздохнул Морроу. – В ваше отсутствие «Генезис» стал яблоком раздора. Пока Федеральный Совет не выработает единой политики, вам запрещается даже дискутировать о программе. Считайте, что на нее наложено табу.

Выражение лица Морроу не оставляло никаких сомнений в его решимости покончить не только с разговорами, но даже с мыслями о возобновлении работ по проекту «Генезис».

– Разойдись, – негромко и обреченно приказал Кирк.

Задумавшись, Зулу приотстал от остальных членов экипажа «Энтерпрайза». У него не было ни желания, ни причин немедленно отправляться в отпуск. Все, чего он сейчас хотел, – вернуться на «Эксельсиор». В последнюю миссию «Энтерпрайза» рулевой отправился исключительно по своей инициативе, чтобы не терять практики.

– Полковник Зулу… – окликнул его Морроу.

– Да, сэр, – обернулся рулевой.

– Куда, если не секрет, вы отправляетесь?

– На «Эксельсиор», сэр. Я и так уже опоздал на несколько дней.

– Не могли бы вы на некоторое время присоединиться к нам, мистер Зулу?

Тон Морроу был таким настойчивым и уверенным, что ответ мог подразумеваться только однозначный.

– Если вам не трудно… – добавил инспектор.

– Конечно, сэр, – согласился Зулу, пытаясь отогнать дурные предчувствия.

Морроу не проронил ни слова до тех пор, пока с группой офицеров не транспортировался в штаб-квартиру Звездного Флота. К удивлению Зулу, инспектор неожиданно попрощался со всеми, а его жестом попросил проследовать дальше. Зулу ждал хоть каких-нибудь объяснений, но Морроу упрямо сохранял молчание.

Наконец адмирал ввел гостя в свой кабинет и закрыл за собой двери.

– Пожалуйста, присаживайтесь, полковник, – пригласил инспектор. Зулу подчинился.

– Я ценю ваше терпение, – начал Морроу. – Я оказался в весьма деликатной ситуации и надеюсь, что вы поможете мне из нее выбраться.

Зулу внимательно, не перебивая, слушал адмирала.

– Как много вы знаете о «Генезисе»? – спросил Морроу.

22
{"b":"18724","o":1}