ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чехов? – удивился Скотти.

– Добро пожаловать домой, мистер Скотт, – поприветствовал Павел. – Или, как говорят у нас в России, здравствуйте, товарищ.

– Хватит вашей русской тарабарщины, Павел, – улыбнулся Скотт. – Как вы попали на борт?

– Ну… Я нашел способ… – таинственно прошептал Чехов.

– Что за способ? – не отставал Скотти.

– Да тут у одного рабочего оказался хороший характер. Славный малый – за символическую плату закрыл глаза на мое появление. А я не зевал…

– Ладно, – Скотт остался доволен ответом. – Попробуем вдохнуть жизнь в нашу старую посудину.

В темноте он с трудом различал пульт управления транспортного отсека «Энтерпрайза», за которым орудовал Чехов.

– Как ваше настроение перед путешествием, Скотти?

– Нормально, Павел, – ответил Скотт. – Давайте приступать.

* * *

Ниота Ухура была назначена на станцию всего четыре дня назад, но уже вошла в курс дела. Проверяющие сразу заметили, что заботливая женская рука коснулась даже внутреннего убранства станции.

В десять часов вечера Ухура доложила старшему дежурному:

– Роджер, на связи станция «Старый город». У нас все в порядке.

После доклада она проверила пульт управления одним из наземных транспортаторов, который был не на самом лучшем счету во флоте. Предстоящая ночь обещала быть тихой и спокойной – график не предусматривал никаких отправлений и приемов. Внезапно Ухура почувствовала на себе пристальный взгляд молодого лейтенанта Гейзенберга, который развалился в кресле, по-хозяйски закинув ноги на стол.

– Вы удивляете меня, полковник, – прервал тишину лейтенант.

– Что вы имеете в виду?

– У вас за плечами двадцать два года службы, вы уже ветеран. Почему вы попросились на самую худшую станцию в городе? Ведь это же настоящее захолустье.

– Ну что вы, лейтенант. Здесь так тихо и спокойно, именно о такой службе я давно и мечтала.

– Если вы мечтаете о покое, значит, ваша карьера клонится к закату.

Ухура приподняла бровь, но ничего не ответила на столь безапелляционное и довольно опрометчивое высказывание лейтенанта.

– А я, – откровенничал Гейзенберг, – только и жду какого-нибудь вызова от судьбы, какого-нибудь приключения, настоящего дела.

– Вы же знаете, о чем говорят вокруг. Будьте осторожны, а то действительно влипните в какое-нибудь серьезное дело, – предупредила Ухура.

– Да ведь именно этого я и хочу!

Ухура молча взглянула на часы и вздохнула: назойливого лейтенанта не удалось выпроводить домой и теперь, видимо, придется провести с ним все ночное дежурство.

Неожиданно открылась входная дверь, и в помещение ввалились адмирал Кирк, доктор Маккой и полковник Зулу. Не проронив ни слова, вся троица направилась прямо к транспортной платформе. При появлении нежданных гостей Гейзенберг опустил ноги и подобострастно выпрямился в кресле.

Ухура обратила внимание на упрямое выражение лица Кирка: видимо, адмирал принял какое-то твердое решение и собирается во что бы то ни стало его выполнить. Маккой выглядел очень изможденным.

Из троих вошедших лишь Зулу сразу же заметил Ухуру и подарил ей свою лучезарную белозубую улыбку.

– Джентльмены, – с сарказмом в голосе обратилась Ниота, – между прочим, добрый вечер.

– Добрый вечер, полковник, – озабоченно бросил Кирк. – Все готово?

– Да, адмирал, – ответила Ухура и жестом пригласила всех троих подняться на платформу.

Услышав звание Кирка, Гейзенберг на мгновение замер от удивления, а затем прошептал Ухуре:

– Полковник, да ведь это же один из самых знаменитых офицеров Звездного Флота… Адмирал Кирк… Боже мой…

– Да, это именно он, – спокойно ответила Ухура, усаживаясь за пульт управления.

– Но почему они здесь? Не было ни приказов, ни шифровок…

– Все правильно, – согласилась Ухура. Нахмурившись, Гейзенберг следил за манипуляциями дежурного оператора.

– Вы набрали код «Энтерпрайза»? – тревожно спросил лейтенант.

– И здесь вы угадали. Вы сегодня просто провидец какой-то.

– Но «Энтерпрайз» опечатан! Нам запрещено транспортировать кого бы то ни было на его борт!

– Неужели?

– Да. Вы нарушаете Устав и все инструкции! Мы не имеем права перемещать людей на опечатанный корабль, даже адмиралов!

Ухуру несколько беспокоил молодой лейтенант. В своей чистоте и искренности он был опасен, и дело могло принять нежелательный оборот.

– Что же вы собираетесь делать? – недоумевал Гейзенберг. – Неужели пойдете на нарушение?

– Я делаю то, что считаю нужным. А вам не мешало бы посидеть в туалете.

– В туалете?.. – лейтенант несколько смутился. – Вы что, потеряли всякое чувство реальности?

– Иногда бывает трудно понять, – философски заметила Ухура, – где заканчивается реальность и начинаются фантазии.

Она вытащила из кармана маленький блестящий фазер и направила его на Гейзенберга. В душе Ухура надеялась, что лейтенанту не придет в голову провоцировать ее на самое страшное, но в данной ситуации могло случиться все, что угодно.

«Не дури, – просила она мысленно. – Ты же хороший, симпатичный паренек. Не позволь юношескому максимализму довести себя до смерти».

Гейзенберг не отрывал взгляда от фазера.

– Вы хотели приключений? – без всякой иронии спросила Ухура. – Пожалуйста. Есть какие-нибудь вопросы?

Лейтенант отрицательно покачал головой.

– Молодец, – похвалила Ухура. – А теперь – в туалет!

Гейзенберг подчинился на удивление быстро. Ухура схватила связку ключей, нашла нужный и заперла туалет на два оборота, после чего деловым тоном произнесла:

– Лейтенант, мне очень жаль, но придется немного там посидеть.

– Я рад, что вы не подвели, Ниота, – облегченно вздохнул Кирк. – Пойдемте с нами. Транспортатор на автоматическом режиме? Давайте сюда, к нам.

Ухура покачала головой:

– Нет, адмирал.

Прошло несколько мгновений, прежде чем до Кирка дошел ответ. На его лице появилось выражение крайнего удивления.

– Нет? – спросил он. – Почему? Почему, Ниота?

– Я думаю, адмирал… вы в полной мере владеете… стандартной лексикой…

От изумления Кирк не находил слов.

– Кто-то должен остаться здесь, на станции, и помешать другим кораблям пуститься за вами в погоню.

– А разве этого нельзя сделать с борта «Энтерпрайза»?

– Нет, нельзя. Вернее, можно, но гораздо эффективнее будет, если я отсюда создам помехи, которые не позволят быстро привести в готовность сторожевые корабли. Адмирал, для споров нет времени! Приготовьтесь к транспортации!

– А как же… – Кирк жестом показал в сторону туалета.

– Не беспокойтесь за этого искателя приключений. Он славный парнишка. Я не причиню ему никакого вреда. Счастливого пути, мои друзья! – Кирк, Маккой и Зулу прощально кивнули. Ухура нажала красную кнопку, и транспортация началась.

Глава 9

Когда Кирк, Зулу и Маккой материализовались на «Энтерпрайз», Гейзенберг стал громко стучать в дверь туалета. Игнорируя бунт арестанта, Ухура настроилась на канал связи между космопортом и штаб-квартирой Звездного Флота. Она надеялась, что к тому времени, когда руководство во всем разберется и забьет тревогу, «Энтерпрайз» уже преодолеет половину пути к Регулу. Если ничто не помешает Кирку вывести корабль из гавани, он выполнит свою миссию. Должен выполнить…

* * *

Кирк, Маккой и Зулу материализовались на мостике «Энтерпрайза», где их уже ждали товарищи. За навигационным пультом, подняв в приветствии руку, сидел Чехов. Капитанское кресло занимал Скотт. Все системы корабля находились в состоянии полной готовности.

Увидев прибывших товарищей, бортинженер обратился к Кирку:

– Как и обещано, все готово к вашему приходу, сэр. Все системы исправны и ждут лишь вашей команды. Корабль в полном порядке, сейчас им может управлять даже шимпанзе с двумя стажерами.

– Спасибо, Скотт. Ваш намек на шимпанзе понял, – рассмеялся Кирк и, подойдя к другим офицерам, объявил:

38
{"b":"18724","o":1}