ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не забывайте, Кирк, что у меня еще двое ваших выкормышей. Кажется, вы страшно желаете и их смерти? Вы можете ее приблизить, если хотите. Я же, со своей стороны, постараюсь сделать их смерть менее мучительной, – усмехнулся Круг и вдруг зарычал:

– Сдавайте свой корабль, адмирал!

– Хорошо, черт побери! – закричал в ответ Кирк, а затем более спокойно добавил:

– Ладно. Дайте мне минуту, чтобы проинформировать команду.

Круг величественно поднял руку в знак удовлетворения, однако голос его оставался напряженным:

– Даю вам две минуты, адмирал Кирк. Вам и вашему экипажу.

Изображение клингона стало нечетким, а через секунду исчезло совсем. Вместо него на экране появился край планеты, прозрачная голубоватая полоса атмосферы и безбрежный космос, усеянный мириадами звезд. На этом фоне зловеще покачивался клингонский крейсер.

– Джим, – раздался голос Маккоя. Доктор уже давно тряс Кирка за плечо, пытаясь вытащить друга из прострации. – Джим.

Выбравшись из глубокой задумчивости, Кирк уставился на доктора, совершенно не понимая, чего от него хотят, почему он должен подчиниться чьей-то злой воле. Адмирал прекрасно знал, что сдача корабля неминуемо приведет к гибели всех его друзей. Если Круг получит доступ к информации по «Генезису», то обязательно выйдет на Кэрол Маркус. Несмотря на свою наглость и самоуверенность, он, конечно, не настолько глуп, чтобы напрямую угрожать доктору Маркус. Однако нельзя не считаться с тем, что на бескрайних просторах Федерации сплели свои сети клингонские шпионы, диверсанты и убийцы.

– Мистер Зулу, – наконец, заговорил Кирк. – Сколько личного состава на корабле капитана Круга?

– Что-то около… – Зулу одолевали различные мысли, и ему с трудом удалось сосредоточиться на вопросе адмирала. – Думаю, около двенадцати членов экипажа.

– И несколько на планете… – задумчиво заметил Кирк. Он взглянул на своего рулевого, который рисковал не только карьерой, но даже жизнью ради друзей. – Клянусь вам, Зулу, что наша песенка еще не спета.

– И никогда не будет, – поддержал рулевой. Кирк кивнул и стал отдавать распоряжения:

– Зулу, Маккой, вы пойдете в транспортный отсек. Скотт и Чехов останутся со мной. Предстоит славная работенка, – затем Кирк включил переговорное устройство и отчеканил:

– Говорит «Энтерпрайз»! Будьте готовы транспортироваться на наш корабль по моему сигналу!

– Только без шуток, – угрожающе Предупредил Круг. – У вас еще есть минута.

– Какие шутки? – искренне удивился Кирк. – Мы уже подготовились к встрече с вами. Конец связи.

Кирк, Чехов и Скотт подошли к главному научному терминалу и вышли на прямую акустическую и оптическую связь с бортовым компьютером.

– Компьютер! – обратился капитан к «мозгу» корабля, как к живому существу. – Говорит адмирал Джеймс Т. Кирк. Требую открыть секретные файлы!

Кирк боялся, что Звездный Флот уже заблокировал самые важные отделы памяти бортового компьютера «Энтерпрайза». К счастью, компьютер подал первые признаки жизни, отозвавшись хаотичным рисунком на экране монитора. Видимо, никому из руководства не пришла в голову мысль, что адмиралу Кирку понадобятся секретные файлы.

– Идентификация подтверждена, – бесстрастно произнес компьютер.

Кирк глубоко вздохнул и выпалил:

– Уничтожить первую программу! Код: один – один-А…

Произнося сложный замысловатый код, адмирал чувствовал на себе изумленный взгляд Скотти.

Но раз уж решение принято и всем угрожает смертельная опасность, надо действовать решительно и не рассуждая, не обращая внимания на чьи бы то ни было протесты.

Когда Кирк замолчал, к компьютеру подошел Чехов. Выражение его лица было не менее решительно.

– Компьютер, – медленно начал он, – это Павел Андреевич Чехов, подполковник из научной службы. Приказываю уничтожить вторую программу. Код: один – один-А…

Дорого было каждое мгновение, а секунды, казалось, тянутся неимоверно долго. Кирк чувствовал, как его лоб покрывается холодной испариной; нервы напряглись до предела. Каждая секунда промедления приближала трагический конец, но компьютер не поторопишь, не припугнешь и не обругаешь. Компьютер – это всего лишь машина, машина с человеческим голосом и разумом одного-единственного человека, машина без страха смерти. Компьютер – машина, и корабль – машина…

– Мистер Скотт, ваша очередь, – спокойно произнес Кирк.

– Но, адмирал!.. – запротестовал бортинженер.

– Мистер Скотт, это приказ. – Бортинженер нехотя подставил лицо под око компьютера – оптический сканер.

– Я Монтгомери Скотт, полковник инженерной службы.

– Идентификация подтверждена.

– Уничтожить третью программу. Код: один-В – два-В – три-В…

– Все программы найдены и открыты для уничтожения. Назовите последний код.

Кирку показалось, что в голосе компьютера появились нотки грусти. Да, именно грусти. Что это: ощущение или реальность? Бывало, Спок и Кирк не раз до хрипоты спорили, обсуждая разницу между этими извечными философскими категориями, но так и не пришли к согласию.

– Код: ноль – ноль-А – ноль-В…

Компьютер мгновенно отреагировал:

– Код принят. Начинаю отсчет времени. Через минуту все программы будут уничтожены. Шестьдесят секунд, пятьдесят девять, пятьдесят восемь, пятьдесят семь…

– Пора уходить, – устало произнес Джеймс Кирк.

* * *

Торг, внимательно слушая последние распоряжения капитана Круга, каждой клеточкой своего тела чувствовал на себе взгляды всей команды. Было видно, что адъютант далеко не в восторге от такого доверия хозяина. А если на корабле федератов засада? Если все это специально разыгранный спектакль? Если это ловушка?

Торг не хотел бесславной смерти, но и ослушаться капитана Круга не смел. «Конечно, – думал он, – на месте хозяина я поступил бы точно так же. Зачем подставлять под вражеские фазеры свою драгоценную шкуру, когда можно послать какого-нибудь болвана? Но почему, почему выбор пал именно на меня? А если я приведу Кирка и брошу его к ногам Круга, то…»

– Мой повелитель, но они наверняка превосходят нас по численности, – все-таки осмелился возразить Торг. – Даже один бунтовщик в их рядах создаст нам много проблем.

К удивлению офицеров, Круг отнесся к возражению своего адъютанта довольно благодушно.

– Не забывайте, Торг, что мы клингоны! Когда примете из рук врагов их корабль, я перенесу туда свой флаг, и мы вытравим из их памяти всякие воспоминания о «Генезисе»!

– Да, мой повелитель, – обреченно вздохнул Торг и обвел взглядом офицеров на мостике.

– Отправляйтесь в транспортный отсек! – уверенно приказал Круг, не сомневаясь в успехе.

Никто из офицеров не произнес ни слова, никто не пожелал удачи. Торг чувствовал себя так, будто готовился взойти на эшафот.

По пути к транспортатору, в коридоре корабля, Торг и несколько сопровождающих его офицеров слышали дальнейшие переговоры между Кругом и Кирком, доносившиеся из громкоговорителей.

– Кирк, ваше время вышло!

– Говорит Кирк. Мы уже приготовили транспортатор. Добро пожаловать на борт «Энтерпрайза».

Торг молча вел свою группу по мрачным коридорам корабля. Вот и транспортный отсек…

– Побыстрее, Торг! – торопил из громкоговорителей голос Круга.

– Мы готовы, мой повелитель, – отозвался Торг и сжал рукоять бластера – оружия, которому он во время боевых действий отдавал предпочтение перед фазером. – Сейчас…

Луч транспортатора закружил распавшиеся на элементарные частицы тела Торга и офицеров в энергетическом вихре и перенес на борт «Энтерпрайза». Придя в сознание, клингоны не увидели никаких бунтовщиков. Транспортный отсек был пуст.

Гробовую тишину нарушал лишь доносившийся из громкоговорителей какой-то голос, который отсчитывал бортовое время. Торг нахмурился: ему показалась странной эта традиция землян. Неужели федераты так ревностно следят за временем?

– Сорок одна секунда, сорок секунд…

Торг и его группа осторожно, опасаясь внезапного вражеского нападения, сошли с транспортной платформы. По-прежнему все было тихо. Неслышно ступая, клингоны выбрались из транспортного отсека и, озираясь по сторонам, направились в сторону мостика. Кроме странного отсчета времени, не было заметно никаких признаков жизни.

47
{"b":"18724","o":1}