ЛитМир - Электронная Библиотека

– А если они все-таки попытаются? Что произойдет со Споком?

Саавик покачала головой, – В лучшем случае он останется таким, какой есть сейчас.

Нахмурившись, Кирк долгое время молчал, а затем быстро направился к выходу с мостика.

* * *

Спок тихо лежал на убогой кушетке в маленьком медицинском отсеке крейсера. Рядом с ним находились Чехов и Маккой.

В отсек вошел Кирк.

– Как он? – тревожно спросил адмирал.

– Пульс слишком редкий для вулканца, – констатировал доктор.

Затем Маккой нашел сканер клингонской конструкции, довольно несовершенный, и провел им над телом Спока. Ничего не добившись, он запросил трикодер. Вскоре Чехов принес необходимый прибор.

После нового обследования оказалось, что Спок перестал стареть. Очевидно, это случилось сразу же после того, как вулканца увезли на порядочное расстояние от системы Регула. Но теперь Спок находился в глубокой коме.

– Спок, – тихо произнес Маккой. – Я сделал все, что мог. Теперь ты помоги мне. Ради Бога, научи меня, что делать дальше, – на глаза доктора навернулись слезы. – Никогда не думал, что скажу тебе такое. Но я… Раньше я не слушал тебя, зеленокровный подкольщик, а теперь не могу перенести еще раз твой уход…

Маккой закрыл лицо руками и зарыдал. Кирк успокаивающе положил одну руку на плечо доктора, а другую на лоб молодого вулканца и твердо пообещал:

– Клянусь, я верну вас обоих к жизни.

Глава 13

На главном экране клингонского крейсера застыло изображение Вулкана – довольно пустынной и малонаселенной планеты с ограниченными природными ресурсами, но безграничной в проявлениях духа и интеллектуального совершенства ее обитателей.

Саавик, грустно смотрела на экран. Она жалела, что не может назвать эту планету своим домом, что знакома с непростительно малым числом вулканцев, что никогда не будет частичкой их общества. Саавик подозревала, что никогда не заслужит этого права, несмотря на все свои успехи в постижении вулканской философии и психологии.

– Вот вы и дома, лейтенант.

– Простите, не поняла вас, адмирал, – удивленно вскинула брови Саавик.

– Так ведь Вулкан, – Кирк кивнул в сторону экрана.

– Но Вулкан никогда не был моим домом. Я даже никогда здесь не была.

– Да?! – искренне удивился Кирк. – Вы так любите все вулканское… Я считал, что если вы не родились здесь, то, по крайней мере, часто здесь бывали.

– Меня никто никогда сюда не приглашал, сэр, – призналась Саавик, стараясь скрыть свое волнение.

Но от Кирка эмоций утаить не удалось.

– Думаю, что сейчас мы здесь будем желанными гостями, – мягко произнес он.

– Входим в зону слежения вулканских радаров, – сообщил Зулу.

– Спасибо, мистер Зулу. Саавик, направьте послание Сарэку. Сообщите, что мы приближаемся.

Распоряжение Кирка было выполнено, и вся команда затаила дыхание в ожидании ответа.

– Говорит группа спасения! – донеслось вскоре с Вулкана. Кирк радостно вздрогнул: он узнал голос Ухуры. Ниота цела и невредима, к тому же на свободе! Это была первая приятная новость, которую услышали земляне за все время своей последней миссии. – На связи полковник Ухура. Разрешаем посадку у горы Селейя. Посол Сарэк ждет вас, – после некоторой паузы, словно спохватившись, Ухура добавила:

– Добро пожаловать, дорогие мои! Мы так вас ждали!

* * *

Крейсер вздрогнул и выпустил два огромных треугольных крыла, чем стал напоминать гигантскую бабочку. Никогда не управлявший такими кораблями Зулу к концу миссии стал чувствовать его, как свое тело. В душе рулевой даже несколько преклонялся перед клингонскими инженерами и конструкторами, настолько совершенны были некоторые узлы и агрегаты крейсера. Как это было непохоже на его первые впечатления, когда он хотел даже отказаться от управления кораблем, и лишь врожденная гордость заставила его промолчать.

Интересно, что сделают с кораблем потом? Зулу предположил, что его потребует Звездный Флот. Крейсер разберут и по частям отправят на Землю для детального изучения и анализа. «А для меня это последняя миссия», – почему-то решил Зулу.

– Переходите на ручное управление, мистер Зулу! – отдал распоряжение Кирк.

– Уже давно перешел, сэр, – улыбнулся Зулу. Он не сажал корабли такого размера и типа со студенческих лет, поэтому с самого начала был особенно предусмотрителен и осторожен. – Скоро контакт! Включаю двигатели с обратной тягой!

Поднявшаяся пыль закрыла все подножие святой горы Селейя. До последней секунды корабль послушно отзывался на управление. Не подвел он и при посадке. Коснувшись поверхности, крейсер покачнулся и вскоре остановился на пыльной вулканской земле.

Съехал и опустился на дорогу выдвижной трап.

Открылся входной люк. Земляне на несколько секунд остановились у порога, всматриваясь в красноватые сумеречные тона вулканского пейзажа, а затем направились вниз по крутому трапу. – Спока несли на носилках.

Вдали, подсвеченный прощальными лучами вулканского солнца, был виден храм. По обеим сторонам дороги, ведущей к храму, стояли толпы вулканцев, молчаливых и любопытных. На высоких столбах, идущих вдоль дороги, как телеграфные столбы, горели разноцветные факелы.

– Боже мой… – не переставал удивляться Кирк.

Адмирал ничего не смыслил в вулканской философии, поэтому характер и традиции этого необыкновенного народа казались ему малопонятными и странными.

– Почему они нас так встречают? – спросил Кирк у Саавик. – Или они никогда не видели посадку космического корабля?

Саавик ничего не ответила. Зажигались все новые факелы. Солнце уже спряталось за горизонт, но у подножия святой горы было светло, как днем.

Совершенно неожиданно откуда-то из встречающей толпы вынырнула Ухура. Приблизившись к Кирку, она сухо и официально доложила:

– Сарэк ожидает вас, адмирал… – не договорив, Ухура бросилась в объятия Кирка. Глаза старых друзей заблестели от слез.

Путь предстоял неблизкий. Поприветствовав всех своих коллег, Ухура ухватилась за носилки со Споком, которые надо было нести до самой вершины горы, где находился загадочный храм.

Откуда-то с горы полились странные торжественные звуки музыки. Вулканцы, стоящие вдоль дороги до самого хрома, не произносили ни единого слова, храня абсолютное молчание.

У Кирка стало сводить икроножные мышцы, очень хотелось спать. Но, превозмогая усталость, адмирал упрямо продолжал восхождение.

Внезапно из толпы выскочила какая-то девчушка. Поравнявшись с носилками Спока, он заглянула ему в лицо, отсалютовала в вулканском приветствии и воскликнула:

– Долгой жизни тебе и процветания, Спок!

Затем девочка так же быстро исчезла в толпе. Сарэк ожидал гостей на крыльце храма в окружении нескольких телохранителей, шести старейшин и какой-то высокой грузной женщины. Когда земляне подошли к храму, он стал спускаться по ступеням им навстречу. Кирк остановился, вскинув в приветствии руку и не зная, что делать дальше.

Постепенно музыка стихла. Спустившись вниз, Сарэк по вулканской традиции положил руки адмиралу на плечи, а затем прикоснулся ладонями к его щекам. Кирк же нетерпеливо поглядывал на Маккоя, которому от столь утомительного путешествия стало совсем плохо.

После приветственного ритуала Сарэк отошел на несколько шагов назад и кивнул старейшинам.

Получив сигнал, те быстро подошли к землянам. Грузная женщина молча взяла Спока на руки и понесла его на крыльцо. За ней последовал и Сарэк.

Из храма вышли еще несколько женщин. Они протянули вперед руки, куда положили больного Спока. Так, на вытянутых руках, вулканца внесли в храм.

Кирк и его друзья стали подниматься по ступеням. Достигнув верхней площадки, они зашли за массивные каменные колонны и остановились у края круглого невысокого подиума. Заработал какой-то механизм, и подиум слегка накренился таким образом, что его дальний конец приподнялся. Верховная вулканская жрица Т'Лар молча приняла тело Спока из рук женщин. Те тотчас же завели тихую монотонную сакральную песню.

53
{"b":"18724","o":1}