ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Так держать!
Нефритовые четки
Мировое правительство
Отдел продаж по захвату рынка
Лик Черной Пальмиры
Оруженосец
Тобол. Мало избранных
Киберспорт
Школа спящего дракона

Капитан в задумчивости склонился над пультом управления.

– Мы легли на курс согласно вашего последнего приказа, – прокомментировала Фаррендаль показания приборов. – Если вы не собираетесь менять курс, то я, пожалуй, посплю.

Не дожидаясь ответа, она встала из-за пульта и бесшумной походкой направилась в свою каюту.

* * *

Саавик находилась на мостике. Услышав шум открывающихся дверей турболифта, она повернула голову и увидела Дэвида. Поприветствовав молодого человека легким кивком, Саавик вернулась к своим привычным обязанностям.

«Хорошо иметь дело с такой сдержанной и спокойной женщиной», – подумал Дэвид, настороженно поглядывая по сторонам. Однако никто не бросал в его сторону любопытных или заинтересованных взглядов, все были заняты своими делами.

– Доброе утро, Дэвид, – поздоровался Джеймс Кирк.

– О, привет, – спохватился Дэвид, чуть было не добавив слово «отец».

Их разделяла двадцатилетняя пропасть, но молодой Маркус уже начал привыкать к мысли, что Кирк не просто вышестоящий начальник, но еще и его отец. Иногда Дэвид думал о том, как бы он относился к отцу, будь тот не адмиралом – самым старшим по званию и опыту работы, – а, например, пекарем или врачом, и каждый раз не находил ответа, потому что не мог представить авторитетного Джеймса Кирка кем-то иным.

– Как насчет того, чтобы называть меня просто Джимом? – с проницательностью провидца спросил Кирк.

– Это можно, – согласился Дэвид. – Но мне надо время, чтобы привыкнуть к такому обращению.

– Мне тоже, – сказал Кирк. – Нам не мешало бы поговорить на эту тему наедине.

Дэвид согласно кивнул, но промолчал, считая, что мостик «Энтерпрайза» не лучшее место для подобных разговоров.

– Вот так-то, – неожиданно добавил Кирк.

На главном экране появился темный и загадочный Регул-Один.

Совершив маневр, «Энтерпрайз» вновь вернулся к этой пустынной и суровой планете. Ее зловещий вид вызывал у Дэвида самые лучшие чувства. На Регуле-Один не могла развиться жизнь, на ней никогда не было ни воды, ни воздуха: из-за слабого тяготения планета не могла удержать ни того, ни другого. Лишь усилия команды Кэрол Маркус вдохнули хоть какую-то жизнь в экосистему Регула-Один. Это было похоже на фантастику. Как в романах Жюля Верна, самые сумасбродные идеи воплотились в жизнь, и Дэвид был горд тем, что тоже внес свой скромный вклад.

Короткое время, проведенное на планете, осталось для молодого Маркуса самым лучшим воспоминанием. Дэвид мечтал вернуться на Регул и еще раз увидеть плоды своего труда. Ни один эксперимент не проходит так, как планируется. Время и природные условия вносят свои коррективы. Тем интереснее было бы опять побывать на планете и посмотреть все своими глазами.

Лаборатория серебристой точкой плыла на орбите, а следом двигался исследовательский корабль Звездного Флота «Гриссом», поджидающий «Энтерпрайз». Вскоре и корабль, и лаборатория скрылись за краем планеты.

По телу Дэвида побежали мурашки: два года он жил и работал на исследовательской станции, ставшей его вторым домом. Сейчас же она была чужой и холодной. На борту станции остались тела погибших товарищей – скорбный груз, который необходимо забрать на Землю и похоронить по земным обычаям.

* * *

Стоя у транспортатора, Джеймс Кирк наблюдал, как на круглом подиуме материализовался капитан Дж. Т. Эстебан. Сойдя вниз, Эстебан протянул для приветствия руку. Кирк крепко и сердечно ее пожал.

– Добро пожаловать, Джей Ти. Давно не виделись.

– Действительно, давно, – согласился капитан Эстебан.

Кирк с Эстебаном подошли к ближайшему турболифту. Войдя в лифт, капитан «Энтерпрайза» приказал:

– В офицерский бар!

– А доктор Маркус здесь? – спросил Эстебан. – Мне надо поговорить с вами обоими.

Кирк связался с Ухурой:

– Ухура, найдите доктора Маркус. Пусть встретит меня и капитана Эстебана в офицерском баре.

– Есть, адмирал!

– Спасибо.

Выключив переговорное устройство, Кирк обратился к смущенному капитану «Гриссома»:

– Как дела, Джей Ти?

– Я как раз подумал, что было бы неплохо поговорить с вами одновременно; по крайней мере, это не заняло бы слишком много времени, – стал оправдываться капитан Эстебан, не совсем поняв вопрос Кирка. – Корабли дальнего следования начали приносить результаты. Вы слышали?

– Мы редко связываемся, – сухо ответил капитан «Энтерпрайза».

– Да, понимаю. Но субкосмическая связь действует. И всегда можно узнать свежие новости. Вы слышали, что «Магеллан» в Туманности Андромеды? Он только что завершил исследование сверхновой звезды.

– Это впечатляет, – согласился Кирк. Андромеда! Иная Галактика, миллионы и миллионы световых лет! Совершенно другой корабль, другой экипаж и другой капитан впервые достигли окрестностей Туманности Андромеды. Конечно же, Кирк забыл рассказать Зулу об успехе «Магеллана» и его капитана, Мандаллы Флинн, лучшего друга Зулу в течение уже многих лет.

Капитаны прибыли в офицерский бар, Кэрол там еще не было.

– Джим…

– Да, – отозвался Кирк, прослушав все, о чем говорил Эстебан. – Извини, что ты сказал?

– «Магеллан» – это все-таки наш технологический прорыв. Он слишком мал, чтобы решать большие задачи, но хорош как лазутчик и исследователь отдаленных миров. А встреть «Магеллан» неприятеля, он сможет спастись только бегством.

– Без сомнения, ты прав, – согласился Кирк, хотя не мог себе представить таких обстоятельств, при которых Мандалла Флинн обратилась бы в бегство.

– Нет, все-таки будущее принадлежит «Эксельсиору», – рассуждал Эстебан.

В распахнувшихся дверях бара появились доктор Маркус и Дэвид. Кэрол, еще не забыв ночного разговора, холодно поприветствовала Кирка.

– Кэрол, это Джей Ти Эстебан, капитан «Гриссома». Джей, а это доктор Кэрол Маркус и… – Кирк с трудом подбирал дальнейшие слова, – ., наш… ее сын Дэвид Маркус.

– Мы вдвоем, как одно целое, – пошутил Дэвид.

Эстебан не понял шутки и нахмурился.

– Это что-то сугубо интимное, – отрезал он. – Я хотел бы поговорить именно с доктором Маркус.

Улыбка Дэвида мгновенно исчезла. Он быстро направился к выходу. Раздражение молодого человека отразилось даже на его широкой торопливой походке.

– Дэвид! – окликнул Кирк.

– Подожди! – встревожилась Кэрол. У самых дверей Дэвид остановился.

– Дэвид – полноправный член нашей команды, капитан Эстебан, – сухо произнесла Кэрол. – Мы с ним единственные выжившие первооткрыватели. Все, что вы скажете о приборе, должно быть сообщено и моему сыну.

Эстебан кивнул и обратился к Дэвиду:

– Слишком поздно говорить об этом, но вы приняли не самое мудрое решение. Я прошу прощения за свои манеры. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам. Нам есть о чем поговорить.

Все расселись за небольшим столиком у огромного иллюминатора, в котором открывался удивительный вид на звездное черное, пространство. Эстебан вкратце описал обстоятельства, заставляющие его изменить курс.

– Эффект «Генезиса» – это, без сомнения, сенсация, – закончил капитан «Гриссома».

За многие годы знакомства Кирк впервые увидел, что Эстебан изменил своему хладнокровию. Любые задания Джей выполнял легко и непринужденно, с какой-то отстраненностью и равнодушием. Кирку приходилось читать отчеты о результатах некоторых миссиях Эстебана. Капитан «Гриссома» довольно часто оказывался в чрезвычайных ситуациях, но всегда справлялся с ними играючи, никогда ничего не принимая близко к сердцу. Поэтому волнение Эстебана из-за какого-то эффекта прибора было довольно странно.

– Да, мы согласны, – оживился Дэвид. – Тут есть о чем поговорить. Мы сделали все, что смогли, чтобы исключить нищету и войны.

– Вы создали прибор, который может уничтожить всю Галактику, прибор, который, как считают наши противники, не принесет ни мира, ни благоденствия. Они уже потребовали гарантий…

– Вы хотите сказать, что они мечтают заполучить в свои руки «Генезис»? – спросила Кэрол.

7
{"b":"18724","o":1}