ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Доктор Мордро, есть существенная разница между экспериментами над мертвым материалом и посылкой в прошлое живых людей!

– Да, я понимаю вашу правоту есть существенная разница. Но я уверен, что у меня было бы предостаточно хлопот, занимался бы я с живыми людьми или нет.

– Но как вы решились на это?

– Речь идет о людях, которые были моими друзьями. И они были очень настойчивы в своих просьбах. И скажите мне, мистер Спок, скажите честно, неужели нет другого места и другого времени, где вам хотелось бы жить и где вы чувствовали бы себя гораздо счастливей, чем здесь и сейчас?

– Нет, профессор.

– Вы серьезно говорите?

– Доктор Мордро, вы знаете, я – гибрид. А техника скрещивания высокоразвитых существ различного эволюционного происхождения была доведена до совершенства лишь незадолго до моего рождения, поэтому я физически не могу существовать в другие времена.

– Не будем вдаваться в тонкости происхождения вулканцев. Вы отлично понимаете, что я имею в виду. И я уверяю вас, что любой человек, – достаточно доверяющий вам, чтобы рассказать о своих мечтах откровенно, непременно обнаружит глубоко затаенное желание жить в другом времени или в другом месте. Убеждение, что они живут не там и не тогда, сопровождает людей всю их жизнь, и они всегда стремятся попасть туда, куда они не в состоянии попасть.

– Очень романтично, – язвительно прокомментировал Спок, вспомнив почему-то увлечение Зулу давно умершей земной цивилизацией. Вполне допустимо, что его приняли бы там за всемогущего языческого колдуна, но это не уменьшило бы его шансы умереть от потери крови после удара меча на дуэли или от черной оспы.

– Те, кого я послал в прошлое, были первыми людьми, поверившими мне среди общей атмосферы недоверия вокруг меня, мистер Спок. И я не мог вначале убедить их, что у меня есть то единственное во Вселенной, что им необходимо, а затем отказать, показав им кукиш.

– Вам необходимо вернуть их в настоящее время.

– Такой необходимости нет.

– Я глубоко уважаю вашу преданность друзьям, профессор, но ваше будущее, а по существу, ваша жизнь поставлена на карту. Если они действительно ваши друзья, они не могут оставить вас в беде, которую они в силах предотвратить.

– Возможно, и нет. К тому же, делая подобные заявления, вы подвергаете суровому испытанию нашу дружбу с вами. Да и ничего хорошего их возвращение им не сулит. Ведь меня судили вовсе не за то, что я ставил эксперименты на разумных существах, хотя официально именно в этом я обвинен. Просто мои опыты повергли в панику многих в верхах Федерации, так что в любом случае власти нашли бы пути, как заставить меня замолчать.

– А другие факторы?

– Ну, прежде всего я принял меры предосторожности против каких-либо исторических изменений, и мои друзья попали в такое далекое прошлое, что их влияние на будущее свелось почти на нет.

– И как далеко вы их отослали?

Общеизвестно, что возможность выбора прошлого обратно пропорциональна квадрату расстояния от времени, из которого осуществляется путешествие.

– Я не могу вам ответить на это, не могу дать вам координат их пребывания, зная, что вы попытаетесь вернуть их оттуда. Но могу заверить вас, что их шансы произвести какие-либо значительные изменения равны нулю.

– Но, сэр, если вы вернете своих друзей обратно в их время, вы избавите себя от объяснений перед властями, и все станет на свои места.

Доктор Мордро снова рассмеялся.

– Сейчас вы заговорили о том, чтобы изменить события прошлого времени, вы заговорили о возвращении моих друзей якобы для предотвращения их переноса во времени. Что случилось с вашими высокими этическими принципами?

– Профессор, противоречие, на которое вы пытаетесь ссылаться, совершенно обманчиво.

– Я не верну их назад – это единственная их просьба!

Спок заметил, что доктор Мордро готов потерять самообладание, если разговор будет продолжаться в том же русле, поэтому оставил попытки в чем-либо переубедить его.

– Оставим прошлое в покое, – предложил он. – Но вы можете допустить тот факт, что в вашей версии будущего вы стали убийцей двух ни в чем не повинных людей?

– Не знаю, почему я это сделал, и это единственное, что я могу сказать в свое оправдание. Конечно, меня беспокоит, что я внес так много неожиданных изменений. Скорей всего, я находился под гнетом сознания, что реабилитация превратит меня в совершенно беспомощного человека. Другого объяснения не вижу. Ну а вы, конечно, подумали, что я превратился в туман и просочился из этой камеры сквозь межмолекулярное пространство.

– Офицер безопасности, охранявшая вас, была отравлена. Может быть, при этом учитывалось, что при ее обмене веществ она невосприимчива к ядам. А может быть, ничего не учитывая, вы обрекали на смерть еще одного человека. Если бы это произошло, то можно было бы предположить, что вы действительно сбежали, а затем вернулись назад. Приняв последнюю версию за основу, вас и обвиняют в убийстве капитана Кирка.

– Но зачем мне это ложное обвинение? – спросил Мордро скорее у себя, чем у Спока.

– Есть более важный вопрос: зачем вам убивать капитана Кирка?

Доктор пожал плечами:

– Я никогда не встречался с ним до вчерашнего дня. Очевидно, причина моей мести кроется в будущем.

– Доктор Мордро, капитан Кирк мертв и не может никаким образом повлиять на будущее.

– Вероятно, он что-то сделал в том будущем, в котором его не убили, – неуверенно предположил профессор, но голос его дрогнул.

– Доктор, у меня есть эмпирический опыт путешествия во времени. Да и этот корабль не однажды попадал в такие переделки, в которых, по меньшей мере, решалась судьба нашей цивилизации, – следовательно, потенциальный ущерб в случае нашей неудачи был бы намного значительней. В каждом конкретном случае нам удавалось предотвратить катастрофу. Профессор, данный случай – всего лишь подобный случай. И я полагаю, что мы должны или возместить нанесенный нами ущерб, или выстрадать все последствия неудачи.

Мордро в томительном раздумье смотрел на Спока.

– Как я понимаю, вы хотите предотвратить убийство Кирка моим будущим «я»?

– Да, основной смысл именно в этом, но… – Спок вовремя спохватился: может, это и лучше, что доктор свел все его побуждения к узкоэгоистическим интересам.

– Со своей стороны, могу сказать, что мне тоже не нравится идея, по которой я, пусть пока еще и не существующий, кого-то убиваю.

– Поэтому-то мы и должны работать вместе, добиваясь общей для нас цели.

Доктор неожиданно рассмеялся:

– Мистер Спок, неужели вы не понимаете, что одного разговора недостаточно для того, чтобы изменить мои действия в будущем? Может быть, мы…

Они пристально посмотрели в глаза друг другу, выжидающе помолчали – ничего не изменилось. Воспоминания Спока были все теми же. Капитан Кирк был все так же мертв. Доктор Мордро глубоко вздохнул.

– Оставим пустые надежды. Это была всего типа мысль, – и тут же бросил быстрый подозрительный взгляд на Спока и заявил:

– Я не буду сотрудничать с вами, пока не получу от вас обещания.

– Какого обещания?

– Вы не должны мешать моим друзьям – останутся ли они в прошлом или вернутся назад.

Спок тщательно обдумал это предложение. Сможет ли он самостоятельно ликвидировать нарушение временного порядка, не учитывая другие, не известные пока ему, факторы? И что будет, если его бесплодное усилие окончится полным провалом? Но он сомневался, что удастся как то согласовать его анализ аномального эффекта с анализом доктора Мордро.

Во всех сферах каждой отрасли науки, не исключая и точных наук, есть место сомнениям, конфликтам и противоположным философским подходам к одному и тому же явлению. Очевидно, доктор Мордро не был согласен с тем, что всякое перемещение во времени имеет продолжительный разрушающий эффект. Сам же Спок не сомневался, что так оно и есть. Надо было как-то согласовать несогласуемое.

– Я предлагаю вам компромисс, профессор.

32
{"b":"18725","o":1}