ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну и пусть, – бросила Элисса через плечо. – Я не боюсь Джила. И мы уйдем прежде, чем он устроит погоню.

Вечер был скучным. Джил не настолько устал, чтобы ложиться спать: единственное, что могло утомить – это обход окрестностей дворца и бойниц. Ночная стража заняла места, начальники отрядов бдительно следят за всем, что происходит, и готовы принять должные меры. Он больше не нужен. Жаль, что не удалось отправиться с королем. Прайм-офицер Херек настоял, чтобы его помощник остался во дворце и принял на себя командование. Джил повиновался, но чувствовал себя неуютно. И... Во имя Света! Почему ему то и дело вспоминается девушка, которая в одиночку отправилась в Эксен через холмы? Что с ней сталось? Может быть, ее уже нет в живых?

Лаурин... Красивое имя. Наверно, такое же красивое, как сама девушка. Джил помотал головой, отгоняя эти мысли. Пожалуй, стоит навестить мать. Он до сих пор не мог успокоиться после того, что произошло во время празднования ее Дня Наречения. У нее всегда было такое крепкое здоровье! Юноша ломал голову, пытаясь найти объяснение этому странному случаю, но не придумал ничего подходящего. Он позволил лекарю Келвину считать, что Его величество слегка отравилась перепелиными яйцами, но прекрасно знал, что его мать терпеть не их может. Разве что... Кажется, их добавляют в печенье и крем.

В ее глазах он читал, что она считает это объяснение полным вздором и приняла его лишь с тем, чтобы успокоить приемного сына и мужа. Хорошо, что тогда случилось с Саллементро? Музыкант упал почти в один миг с королевой и тоже лишился чувств. Почему никто не придает этому значения? Джил попытался расспросить Лориса, но король запретил ему даже думать об этом. Похоже, Лорису очень не хочется понять, что перепелиные яйца тут не при чем... Но главное, что Элисса вполне оправилась. Сейчас он поднимется в покои матери, и они вместе поужинают. Может быть, в разговоре прозвучит какое-нибудь слово, которое прольет свет на эту загадку.

Однако в покоях королевы было пусто. Стражники, которых он сам там поставил, исчезли. Подозвав пробегавшего мимо пажа, Джил приказал ему немедленно найти Имона из отряда «Щит» и привести как можно скорее.

Когда мальчик скрылся в коридоре, он тихо постучал в дверь, но никто не отозвался. Джил прислушался. Тишина. Он постучал еще раз. Все это очень странно. Почему не отвечает никто из служанок? Может быть, королева легла спать пораньше и отпустила их? Не исключено. Но куда подевались стражники?

Покои не должны быть заперты. У входа в башню – главный пост стражи, мимо которого никто не сможет пройти незамеченным, поэтому безопаснее нее места во дворце нет... Так и есть. Дверь открылась от легкого толчка. Джил вошел в приемную. Странно, здесь горели лишь две свечи, почти вся комната была погружена во мрак. Юноша уже собирался пройти в спальню, чтобы убедиться, что его мать спит спокойно, когда услышал за спиной покашливание. Обернувшись, он увидел на пороге ратника.

– А, Имон... Кажется, я приказал тебе и твоему товарищу охранять покои Ее величества. Или я ошибаюсь?

Имон вытянулся по струнке.

– Нет, вы не ошибаетесь, сударь.

– В таком случае я хочу знать, почему вы покинули пост?

Джил хотя и говорил ровно, однако уже весь кипел от гнева.

– Ее величество королева Элисса, покидая покои, отпустила нас.

– Она вас отпустила, и вы не сочли нужным известить об этом меня?

– Ее величество запретила мне извещать вас. Она ясно дала нам понять, что посетит вас сама и обо всем с вами поговорит, сударь.

Да, такого от своей матери Джил не ожидал. Неужели она не понимает, что лишает его уважения ратников, которого он добивался с таким трудом?

– Ее величество ко мне не заходила. Я вообще не видел ее с самого обеда.

Имон сконфуженно опустил глаза и принялся изучать плитку под ногами своего командира.

– Ну, и еще она сказала, что собирается прогуляться... сударь.

Во имя Света! Чем дальше, тем лучше.

– Она была одна?

Не хватало только, чтобы его мать бродила в кромешной темноте без сопровождающих!

– Нет, сударь. Ее сопровождал музыкант Саллементро. Джил задумался. Конечно, это немного меняет дело... но его мать никогда не была любительницей ночных прогулок.

– Скажи, Имон, она получала через служанок какие-нибудь послания?

– Получала, сударь. Служанка принесла ей свиток, и Ее величество почти тут же покинула свои покои.

– Понимаю... – молодой офицер вздохнул. – А она не говорила, куда именно направляется?

– Нет, сударь. Ее величество отпустила слуг, а потом и нас. И была очень разгневана, когда увидела, что мы стоим прямо у ее дверей.

– Да уж... – Джил много бы отдал, чтобы взглянуть на это послание. – Можешь идти, Имон. Но на будущее запомни: в отряде «Щит» служат только лучшие воины королевства, и это главное в твоей жизни. Ты не обязан исполнять приказы, которые противоречат приказам твоего офицера. Понятно?

– Да, сударь. Но Ее величество была в гневе, сударь.

Джил едва не расхохотался. Его мать в гневе? Что за чушь!

– Ты свободен, – устало проговорил он.

Ратник отсалютовал и поспешно удалился.

Джил сел и еще раз припомнил все, что произошло после того, как старик передал его матери то послание. Он был таким дряхлым и слабым, что один его вид мог тронуть любое сердце. Он даже не осмелился просить, чтобы королева приняла его, просто передал письмо. По словам старика, он был родом из тех же мест, что она, и знал ее отца. В записке нет ничего такого, что может повредить королеве, сказал он, просто кое-какие новости. Просто письмо отца к дочери. Джил не почувствовал угрозы. В конце концов, это просто несколько слов на листке пергамента. Но куда его мать могла отправиться? И что было в той записке?

Он уже догадался, что Элиссе придется покидать дворец тайком. Она знает, что ее сын не обрадуется, узнав, что она покинула среди ночи дворец, где находится под его защитой. Но как ей это удалось? Конечно, она прошла через кухню! Чтобы понять это, не нужно долго ломать голову. Ее величество хорошо изучила дворец, и для нее не секрет, что в том крыле есть множество выходов.

Через миг Джил уже мчался вниз по лестнице, прыгая через три ступеньки и чувствуя спиной удивленные взгляды стражников. Он просто не мог допустить, чтобы после всего, что случилось в прошлый Восьмерик, его мать подвергала себя опасности. В конце концов, он помощник прайм-офицера, и его долг – защищать королеву Таллинора.

Повариха помешала кочергой тлеющие угольки – в последний раз за этот вечер. Теперь до рассвета за очагом будет следить кто-нибудь из судомоек... или какой-нибудь маленький негодник, один из тех, кто помогает на кухне. Как же она утомилась... Завтра во дворец возвращается Его величество, и надо приготовить его любимые блюда. Она всегда так делает перед его приездом... Но сегодня она совсем выбилась из сил. Наверно, это потому, что недавно был пир в честь Дня Наречения королевы... когда случилось это несчастье.

Повариха покачала головой, ткнула кочергой в головешку, и ее охватило яркое пламя. Кому могло прийти в голову, что перепелиные яйца были несвежие, а она не заметила и подала их к столу! Возмутительная ложь, которая даже не стоит того, чтобы ее оспаривать... Толстуха пригнулась и принялась со всей силы раздувать пламя. Яйца были самые свежие – как всегда. На самом деле Ее величество неспроста лишилась чувств, но об этом все молчат. Ну и пусть. Ее совесть чиста.

Слава Свету, Ее величество теперь жива и здорова, и ее любимый певец тоже. Вот что главное... Повариха со стоном распрямилась, потерла поясницу и вдруг услышала чьи-то шаги и шепот. Она обернулась. Легки на помине! На пороге кухни стояла Элисса, одетая для прогулки, а рядом с ней Саллементро.

Повариха улыбнулась.

– Ну, здравствуйте, моя королева. Что привело вас к нам на ночь глядя?

Элисса прижала палец к губам.

– Тише, дорогая, – она говорила почти шепотом. – Я хочу немного прогуляться, только чтобы никто не знал. Этот несносный лекарь не дает мне выйти из покоев – если бы ты знала, как мне это надоело! Я уже прекрасно себя чувствую и хочу немного подышать свежим воздухом. Ты мне поможешь?

101
{"b":"18728","o":1}