ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Рой
Невеста Черного Ворона
Дети судного Часа
Технологии Четвертой промышленной революции
Воспоминания торговцев картинами
Искушение архангела Гройса
Нора Вебстер
Нёкк
Содержание  
A
A

– Элисса....

Услышав свое имя, она вздрогнула, как натянутая струна. Тор заметил это, но останавливаться не собирался.

– Это Гидеон и Лаурин... мои дети.

Душа королевы, казалось, умерла тысячу раз. Дети. Значит, он женился, у него есть дети. Ей жизнь такого подарка не сделала. Что ж, да будет так. Элисса сжала кулаки с такой силой, что ногти вонзились в ладони. Она не хотела никого видеть, все, что ей требовалось, – это собраться с силами. Еще один удар. Но она не заплачет. Двое в капюшонах молча стояли у окна, и Элисса заставила себя к ним повернуться. Словно почувствовав это, они откинули капюшоны и поклонились.

– Ваше величество... Ваше величество...

По вечерам Элисса любила полумрак, поэтому в это время в ее приемной горело лишь несколько свечей. Но сомнений не было: мальчик – сын Торкина Гинта. Он стоял перед ней, расправив плечи, и королева не могла отделаться от одной-единственной мысли: таким же был Тор, когда поймал ее букет после Танца Цветов. Чистое юное лицо... и ослепительно-голубые глаза Тора, способные смягчить любое сердце. Он был так же хорош собой, как и его отец, и Элиссе хотелось возненавидеть этого прелестного мальчика, как его отца... и как мать, из чрева которой появилось это дитя любви. Чудный подарок, который она сделать не смогла.

Гидеон шагнул вперед. Что делать? Чего ждет от него отец? Почему не открывает всей правды? Но эта ослепительно прекрасная женщина, которая стояла перед ним – его мать – так страдает... Неужели он не может просто прикоснуться к ней? Юноша взял ее маленькую, узкую руку, низко склонился и коснулся ее губами.

Королеву разрывали противоречивые чувства. Отец, вылитый отец. В этот миг она даже не смела поднять на Тора глаз. Переведя дух, она освободилась руку, но все еще чувствовала прикосновение его губ к своей коже.

И тут она увидела девочку.

Безупречное овальное личико в обрамлении блестящих волос цвета меда, хрупкая, чуть угловатая фигурка... Да ослепит ее Свет! Может быть, это сон?

Прежде, чем маленькая красавица успела произнести положенные слова – а она, несомненно, знала, как выразить королеве почтение, – или хотя бы пошевелиться, Тор подошел к Элиссе. Это было почти невыносимо. Любовь к человеку, который предал ее, вела схватку с ненавистью, разум был не в силах постичь происходящее. Все, что могла Элисса, – это смотреть в огромные серо-зеленые глаза Лаурин, дочери Тора. Глаза, которые взирали на нее почти со страхом.

И в этот миг Тор коснулся ее руки. Это прикосновение было красноречивее любых слов, и Элиссе показалось, что на нее дохнуло жаром.

– Элисса, – теперь Тор говорил очень тихо, – Лаурин никого тебе не напоминает?

Слова застряли у нее в горле.

– Смею ли я заметить... – королева сделала над собой усилие, – что Лаурин напоминает... меня?

И она наконец-то посмотрела в невероятно голубые глаза.

А потом произошло то, чего произойти не могло. Тор обнял ее и прижал к груди. Как она это допустила? Как она позволила такую бесцеремонность человеку, который достоин лишь презрения и ненависти? Но когда этот человек поцеловал ее прямо в макушку, Элисса почувствовала, как слабеют колени... и поняла, что счастлива.

– Она может быть похожа только на тебя, любовь моя. Это твоя дочь... наша дочь. А Гидеон – наш сын.

Вот и все. Сказано.

Казалось, в комнате замерз воздух. Королева приоткрыла рот, потом снова сжала губы, словно не желала выпускать слова, и растерянно смотрела то на дочь, то на сына. Но они тоже не знали, что делать и что сказать. Может быть, отец...

Тихий стук в дверь вывел Элиссу из оцепенения. Тор заметил, как она проводит одной рукой по бедру, словно оправляя платье, а другой прикрывает рот. Потом закрыла глаза, и ее лицо стало почти неестественно спокойным. То же самое он видел в день своей казни. Да, она пережила его смерть – значит, переживет и воскресение. Она такая смелая и сильная.

Не глядя ни на кого, Элисса молча подошла к двери и впустила служанку.

– Живее, Нелли, – проговорила она. – Поставь поднос на тот столик. Я все сделаю сама.

Девушка повиновалась и поспешно покинула покои, забыв напоследок поклониться. Впрочем, Элисса как будто не заметила этой оплошности. Она снова повернулась к своим гостям и сплела пальцы – их движения могли выдать ее волнение.

– Как это возможно, Тор? – очень спокойно спросила она. – Если я родила этих детей в Сердце Лесов, они должны быть гораздо младше.

– Ты позволишь нам присесть? – осторожно напомнил Тор. – Путь был неблизким.

– Конечно, – Элисса покачала головой. – Простите. Лаурин, может быть, ты поможешь? Сделай одолжение, разлей вино.

Девочка вздохнула с облегчением. Наконец-то можно хоть чем-то занять руки! Еще немного – и она бы просто взорвалась и все испортила, вопреки призывам Гидеона, которые то и дело звучали у нее в голове. Лаурин кивнула, улыбнулась – правда, улыбка получилась немного натянутой, – и направилась к столику. Королева присела у окна, держа спину неестественно прямо.

– А теперь рассказывай, – сурово произнесла она, посмотрев на Тора.

Пока Лаурин наполняла и разносила кубки, Тор начал свой рассказ. Элиссе показалось, что ее сердце сейчас разорвется, и боль, которую она таила в нем все эти годы, разольется по жилам, словно яд. Слезы хлынули неудержимым потоком. Во имя Света! Она даже не подозревала, что произошло сразу после рождения ее детей!

Гидеон больше не мог на это смотреть. Он вскочил, превозмогая робость, сел рядом с королевой Таллинора и сжал ее в объятьях. Это была его мать. И она оплакивала сына, которого считала мертвым, и дочь, о которой узнала лишь сейчас.

Тору было не легче. Запинаясь, он рассказывал обо всех ужасах, которые пришлось пережить. О том, как искал ее – лишь для того, чтобы увидеть в лапах Гота. Он уже начал рассказ о своей казни, когда осекся и понял, что не может говорить. К счастью, Лаурин поспешила успокоить отца.

Под конец Тор посвятил Элиссу в секрет перемещения душ.

– Я только сегодня ночью догадалась, что в теле Меркуда был ты Верно? – прошептала Элисса. Она то и дело шмыгала носом и уже знала, что глаза покраснели от слез. Да, хорошо, что ее никто не видит!

– Я... просто не знал, что тебе сказать. Вокруг было столько народу...

Элисса кивнула. Это была не самая большая из ее потерь.

– Продолжай, Тор.

И Тор рассказал. Он рассказал, как Сердце Лесов вернуло его к жизни, как они с Клутом летали в Карадун, чтобы выследить Гота, как Клут был пойман, как ему самому пришлось отправиться на Кипрес. О том, как ему удалось отыскать Клута, как он вернулся в Сердце Лесов и там встретился со своими детьми. Их детьми.

Пока он говорил, Элисса молча сидела в объятьях сына. А когда заговорила...

– А где все это время были вы?

Она не ожидала, что сможет говорить так спокойно. Лаурин поняла, что вопрос обращен к ней, и пожала плечами.

– Соррель перенесла нас в другой мир, где время идет быстрее. Мне очень жаль, но ни один из нас не помнит, что там было. Соррель предупреждала, что мы все забудем... Так и случилось.

Элисса грустно покачала головой.

– Соррель... Значит, она перенесла вас...

– Сердце Лесов помогло ей, – поспешно объяснил Тор. – Детей надо было спрятать в безопасном месте, Элисса. Вспомни, что тогда творилось.

– Я ничего не помню. Помню только, как мы с тобой были счастливы с Сердце Лесов. А потом – твою казнь. Между ними – туман... – она повернулась к Гидеону. – Я видела мертвого ребенка. Такого крошечного...

– На самом деле ты ничего не видела, Элисса. Тебе внушили, что ты его видишь – чтобы ты поверила в гибель своего сына... Так было нужно, чтобы защитить тебя. Так сказала Лисе.

– Ненавижу эту Лисе, – честно призналась она. Интересно, что сказала бы Элисса, если бы узнала, кем ей приходится Лисе? Тор стиснул зубы. И при этом Хранительница продолжает играть ими, как куклами.

– Где сейчас Соррель? – внезапно спросила Элисса.

105
{"b":"18728","o":1}