ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они любили друг друга страстно и долго. Это было истинное наслаждение – заново узнавать друг друга с помощью поцелуев и ласк. Наконец, Тор в изнеможении рухнул на огромные пуховые подушки. Уютно угнездившись в объятьях Эйрин, он еще раз с восхищением отметил, какая нежная у нее кожа. Впервые за много лет он прикасался к чему-то столь чудесному. Он уже начинал забывать, как это согревает душу – провести ночь с женщиной, которая тебя по-настоящему любит.

– Ты такая красивая, Эйрин... – прошептал он. – Спасибо.

Она и в самом деле любила его все эти годы. И всегда надеялась, что однажды он вернется в ее жизнь... или хотя бы в ее объятия. И вот он здесь. Он набрался опыта, он знает, как доставить женщине удовольствие – но это все еще тот потерянный мальчик, которого она столько лет назад выбрала Королем Моря. Что с ним случилось, что оставило в его душе такие раны?

Тор ласкал ее грудь. Неожиданно Эйрин поняла, что он разговаривает с ее набухшими сосками, объясняя, как они ему нравятся, и фыркнула.

– Приятно слышать, как ты смеешься, – проговорил он, поднимая глаза.

– Сейчас моя очередь что-нибудь услышать. Я чувствую, тебе есть что рассказать. И если я это не услышу, то сойду с ума, – она запустила пальцы в его густые темные волосы и с силой притянула его к себе, словно желая поцеловать. Тор уныло улыбнулся. Старина Кайрус прав. Он определенно знал женщин.

– Это не слишком веселая история, Эйрин, – предупредил он. – Боюсь, смеяться будет не над чем.

– Все равно. Я хочу услышать твою грустную повесть.

И он рассказал ей все. Когда первые солнечные лучи засияли над горизонтом, они крепко обнимали друг друга, словно боясь выпустить... и вместе плакали.

Глава 11

На борту «Осы»

Эйрин, как всегда, была на высоте. Рассказ Тора привел ее в смятение – что неудивительно, – и она поклялась, что никогда никому не расскажет о том, что услышала. Остыв от новой череды нежных и неторопливых ласк, Эйрин отправилась на поиски капитана «Осы». Каким образом Эйрин договаривалась с Черной Рукой, Тор не знал, но в полдень уже обнимал ее на причале. «Оса» отплывала к берегам Чужестранных островов, и Эйрин договорилась, чтобы Тору предоставили каюту на борту – небольшую, но вполне уютную.

– Как мне отблагодарить тебя, Эйрин? – спросил он. Какая чудесная девушка... и как жаль, что с ней приходится так скоро расставаться.

– Просто береги себя. Возвращайся и найди свою Элиссу. Вы должны быть вместе. Вы это заслужили.

Она была печальна, и Тор попытался ее развеселить.

– Ах... Я думал, ты надеешься, что я вернусь целым и невредимым в твои объятья, – он изобразил самую очаровательную улыбку.

– Твое сердце с самого начала принадлежало ей. И... – Эйрин устремила полный скорби взгляд на носки своих туфелек, – ... подозреваю, оно всегда будет принадлежать ей одной.

В этот миг к ним подбежал матрос с «Осы» – совсем молодой парнишка, но, судя по его обветренному лицу, уже успевший поплавать по морям.

– Капитану не терпится выйти в море, почтенный. Вам пора подниматься на борт.

И, не дожидаясь ответа, помчался обратно.

– Пожалуйста. Эйрин, – взмолился Тор. – Не грусти. Я не могу оставлять тебя в таком горе.

– Не волнуйся, – она через силу улыбнулась. – Прошлая ночь была бесподобна. Я рада.

– Э-э... ты не станешь рассказывать про нее своему мужу? – он сделал вид, что не на шутку обеспокоен, и Эйрин улыбнулась, на этот раз от души.

– Просто еще один клиент, Тор. Никому и в голову не придет, что это не так. Кстати, я приготовила тебе еще один подарок. Он ждет тебя на борту.

Тор недоуменно посмотрел на нее, но времени на расспросы уже не оставалось. На палубе громко засвистел боцман – это был сигнал к отплытию. Быстро поцеловав Эйрин в губы, Тор пожал ей руку и побежал вверх по сходням.

Черная Рука получил свое странное прозвище благодаря гирлянде высушенных человеческих кистей, которая болталась на главной мачте его корабля. Их было сорок три – такую цену платили капитану мужчины и женщины, когда он считал нанесенное ему оскорбление достаточно тяжким. Капитан с гордостью показал Тору свои трофеи. Он помнил всех своих данников по именам и мог подробно рассказать, за какие преступления несчастный лишился столь ценной части своего тела. Имени самого капитана уже давно никто не помнил. Жуткая кличка должна была напоминать тем, кто плавал с ним под одним флагом – а в первую голову тем, кто с ним не плавал, – что с капитаном следует считаться.

Будучи почти одного роста с Тором и в два раза шире в плечах, он производил неизгладимое впечатление благодаря громкому голосу и желтым зубам, которые непонятно как держались в кровоточащих деснах. К этому следовало добавить запах изо рта – даже матросы, разговаривая со своим капитаном, старались держаться от него с подветренной стороны. Черная Рука знал об этом и не упускал случая доставить провинившемуся несколько неприятных минут. К его немалому удивлению «гость» – так капитан именовал Тора – стоял от него на расстоянии шага и даже не морщился. Тор не стал объяснять, что для этого пришлось прибегнуть к волшебству.

Он едва успел войти в каюту, когда в дверь заглянул парнишка, который оповестил его об отплытии.

– Капитан надеется, что сегодня вы с ним поужинаете, почтенный, – выпалил он и исчез.

«Какое счастье, не могу дождаться», – подумал Тор, представляя, как капитан сидит напротив и улыбается, позволяя гостю любоваться своими кошмарными зубами.

Он оглядел душную каюту. Интересно, что за подарок приготовила Эйрин. После всего, что она уже для него сделала... Его повесть явно обеспокоила прекрасную хозяйку заведения, и утром они больше молчали, чем разговаривали. Конечно, Эйрин поверила каждому его слову; другое дело, что во время рассказа Тору пришлось соблюдать известную осторожность. Эйрин лучше не знать, что он Чувствующий; в итоге все, что касалось волшебства, пришлось опустить. Про казнь девушке тоже ничего не было известно: Мисс Вайлет – единственная, кто снабжал ее новостями из столицы, – к тому времени уже умерла. К счастью для Тора, весть о казни знаменитого лекаря так и не достигла севера Королевства.

Для Эйрин это была печальная история о прекрасном юноше и его возлюбленной, потерянной, вновь обретенной... и под конец жестоко вырванной из его объятий. Такое не могло не тронуть ее пылкую душу, и слова Тора пьянили ее, как сладкое вино. Конечно, выдавать полуправду за правду было неприятно... но иногда для пользы дела лучше о чем-то промолчать.

Он уже понял, что Эйрин живет точно в коконе. Морские разбойники возвращались домой не с добычей, а с деньгами – все сделки заключались прямо в море. Деньги оседали в лавочках, под прилавками трактиров и постоялых домов. Окруженный плодородными пашнями, Карадун обеспечивал себя всем необходимым и не нуждался в товарах из других областей Королевства. Любопытно, очень любопытно. Правда, как сказала Эйрин, не чеши, если не чешется. Тор не сразу понял, к чему она это говорит, но потом сообразил. Талу, похоже, куда удобнее наблюдать за разбойничьим городком со стороны. Карадун оказался чем-то вроде крошечного государства в государстве. Его жители на юг не стремились и насаждать там свои порядки не собирались... И в самом деле, зачем чесать то, что не чешется, тем более что тянуться придется очень далеко?

– А рабы? – спросил Тор. – Откуда их берут?

Эйрин пожала плечами.

– Не отсюда и вряд ли из Таллинора. Чаще всего их вывозят с островков на юго-западе. Насколько я знаю, с одного островка на другой можно добраться на плоскодонке. Янус говорил, что тамошние обитатели так и делают – они не любят сидеть на месте. Эти люди не славятся ни смелостью, ни жестокостью, поэтому их ловят без особого труда.

Размышления Тора прервал стук в дверь.

– Входите! – крикнул он и повернулся к двери, Парень, который появился в каюте, был длинноногим и худощавым, но не слишком рослым. По всей видимости, он недавно встретил свое тринадцатое лето, а густые черные волосы язык не поворачивался назвать иначе, как копной.

27
{"b":"18728","o":1}