ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мы ждем, – объявил Берид, прикрывая рот и нос рукой.

Тор кивнул. Влажные полотенца уже были доставлены в палатку, и он стал показывать Адонго, как делать обертывание. Им невероятно повезло: Райк заворочался и чихнул. Берида и Блута словно ветром сдуло.

«Спасибо, что пришел», – мысленно произнес Тор.

«Боюсь, у меня не было выбора».

«Я имею в виду, что ты родился заново».

«И я тоже, – бесстрастно ответил морук. – Хотя не я твой защитник».

«Понимаю. А кого ты защищаешь?»

«Я пойму, когда встречу его».

Пояснять он не стал.

«Лисе сказала тебе, как его имя?»

«Имя – нет, – уклончиво ответил Адонго. – Но сказала, что он совсем юн».

Тор заметил, что морук уходит от прямых ответов. Что ж не стоит на него давить. Им еще предстоит узнать друг друга получше.

«А ты знаешь, кто я?» – спросил Тор. Вопрос мог показаться высокомерным, и ему это не понравилось.

«Ты – Тот Самый».

«Думаю, тебе не стоит так обо мне думать».

«У каждого из нас своя роль, и мы должны ее играть. Я – один из Паладинов. Ты – Тот Самый».

Тор вздохнул. Продолжать спор было бессмысленно.

«А почему ты предупреждал, чтобы я не показывал свою силу?»

Адонго улыбнулся.

«Моряки боятся волшебства. Они готовы убить любого, кого заподозрят в умении творить волшебство, – мой народ называет это искусство «фра-фра». Эти люди боятся того, во что мы верим, того, чем мы живем... волшебства, которое мы творим».

«А люди в Кипресе?»

«Я никогда там не бывал», – Адонго опустил глаза и посмотрел на свои цепи.

«О, конечно. Прости. Где они тебя схватили?»

«Далеко отсюда. Мой народ не живет подолгу на одном месте, но торговцы рабами уже разведали, какими путями мы обычно ходим. Они приходят с огнем и стрелами, убивают наших бранго, сжигают наши шатры. Они убили мою женщину... и моих дочерей-двойняшек... – он грустно улыбнулся. – Но память о них никому не убить».

Тор ничем не мог его утешить. Мужеством и величием духа вождь моруков напоминал Клута. Он смутился, и от Адонго это не укрылось.

«Не вини себя. Не случись этого, я никогда не смог бы исполнить то, что мне предначертано. Я – Пятый из Паладинов. Я принимаю свой жребий».

«Ты этого не заслужил».

Ярко-голубые глаза Тора горели гневом. Лисе! Она играет людьми, точно кукловод. В этот миг он готов был ее придушить... если бы мог.

Адонго пожал плечами.

«Вся жизнь Паладинов связана с жертвами. Говорю тебе: не думаю, что у меня был выбор. Они умерли быстро. Они ничего не почувствовали. Я чувствовал боль и благодарен за эту милость. Не будем об этом. Пожалуйста... Мальчик ждет», – он показал на Райка.

«Он далеко, – Тор поймал себя на том, что почувствовал облегчение, и смутился. – Слишком сильное потрясение. Я чувствую, пока он с нами, но если не очнется в ближайшее время, то умрет. Я могу унять лихорадку, но мне нужно найти его душу и вернуть туда, где ей надлежит находиться».

Адонго кивнул.

«Что я могу сделать?»

«Это опасно. Я даже не знаю, по силам ли нам такое. Мы должны представить, что я – корабль, а ты – якорь, и цепь, которая соединяет нас, очень прочная. Ты будешь держать меня изо всех сил. А я войду в тело Райка и попытаюсь найти его душу».

Глаза Адонго округлились.

«Это не слишком разумно».

Тор улыбнулся. Почему никому никогда не нравятся его задумки?

«Больше в голову ничего не пришло».

«Слишком опасно... – Адонго покачал головой. – Я не могу».

«Ты боишься?»

«Не за себя, – резко ответил морук. – За тебя. Мне не позволено тобой рисковать».

«Значит, мне придется рискнуть самому, Адонго. Жаль, я бы мог воспользоваться твоей силой».

Это был удар ниже пояса, но Тору выбирать не приходилось.

«Райк должен выжить. Просто следи за нашими стражами».

Адонго протянул руку и схватил Тора за плечо.

«Подожди. Я помогу».

Морук так никогда и не узнал, какой благодарности был исполнен Тор, который на самом деле толком не представлял, как решить эту непростую задачу. Не теряя времени, он установил связь и очистил свой разум от всех лишних мыслей. Заметив на губах Адонго мрачную улыбку, Тор недоуменно посмотрел на него.

«Это похоже на бой с Орлаком, – морук опустился на колени рядом с Райком. – Мы делали то же самое – соединяли наши разумы так крепко, как могли. Но сил все равно не хватило».

У Тора пробежал мороз по коже. Он снова коснулся Райка ладонями, призвал Цвета и почувствовал, что растворяется в них.

Когда Тор нашел Райка, тот лежал, сжавшись в комочек и истошно завопил, едва почувствовал приближение другого человека. Адонго тоже услышал крик, и связь между ними стала крепче. Морук едва удержался, чтобы не выглянуть из палатки, но напомнил себе, что поймет, если разбойники решат войти внутрь.

«Тихо, Райк, – шепнул Тор, обращаясь к разуму мальчика. – Это только я».

Юнга был в замешательстве. От ужаса его мысли путались, и он даже не понял, что Тор не просто рядом – он в нем.

«Иди за мной, Райк».

«Мне страшно. Он отрубит мне руку и скормит меня гигантским муренам».

«Райк!» – Тор был непреклонен.

«Да?» – почти бесшумно откликнулся мальчик.

«Черная Рука мертв. "Оса" затонула. Ты заблудился. Иди за мной, я отведу тебя туда, где мы оба должны находиться. Понимаешь?»

Наступило долгое молчание, и Тора охватила тревога. Сколько Адонго сможет держать его? Долго ли он может оставаться в теле Райка, не подвергая опасности ни себя, ни мальчика?

«Райк, ты слышишь меня?»

«Он мертв? А мы не утонули?»

«Мы живы. Не скажу, что все замечательно, но мы выкарабкаемся. Прежде всего, мы должны быть вместе... и проснуться. Ты идешь за мной? Обещаю, я никому не позволю причинить тебе зло».

«А что стряслось?»

Значит, он все-таки слушает. Молодец.

«Откровенно говоря, без тебя мне не справиться».

Райк позволил взять себя за руку и последовал за Тором. Юноша едва успел вернуться в собственное тело, когда глаза Адонго распахнулись. Полог зашуршал, в палатку ввалился Хэрид, а за ним его помощники.

Морук все еще держал в руках влажную тряпку. Ему хватило присутствия духа, чтобы деловито сунуть ее Тору, который тяжело дышал, пытаясь собраться с мыслями.

«Бери, – раздалось в голове молодого лекаря шипение Адонго. – И делай то, что полагается».

Тор вздохнул, выпрямил спину и потянулся. Такое чувство, что ему пришлось простоять на коленях полдня... Он осторожно поднял голову, посмотрел на Хэрида и положил влажное полотенце на лоб Райку. Голова шла кругом – состояние, в котором трудно делать вид, что с тобой ничего не происходит.

– Зачем тебе этот раб? – рявкнул Хэрид.

Тор покосился на юнгу. Лицо Райка подергивалось, глаза под закрытыми веками двигались, словно он что-то разглядывал. Добрый знак. Мальчик вернулся к жизни. Он спит, но опасность миновала, и скоро он будет здоров. Теперь надо разобраться с работорговцем, который пребывает не в самом лучшем расположении духа. Тор с трудом встал, с покорным видом изучая свои ботинки, но не преминул показать Хэриду, что прикован к шесту. Адонго оставался на коленях и молчал.

– Я дал мальчику сонное снадобье, которое заодно снимет жар, почтенный. Думаю, при должном уходе он выздоровеет.

– Так-так, всемогущий лекарь... А ты научился вести себя как следует, как я погляжу...

– Да, сударь.

Тора так и подмывало дать волю Цветам, которые все еще переливались внутри.

– ... А вот на мой вопрос ты так и не ответил.

Какой вопрос? Тор почувствовал, что ему отчаянно нужен отдых.

«Объясни, что я здесь делаю», – подсказал Адонго. Мысли хороводом закружились у Тора в голове.

– Я говорил вашим людям, что Райк смертельно болен и что болезнь заразная... Я ошибся, простите, сударь... но только отчасти. За мальчиком придется ухаживать всю ночь, иначе он умрет. Надеюсь, морук будет мне помогать, и ваши люди смогут спать спокойно... сударь, – Тор бросил на бывшего помощника капитана быстрый взгляд и снова опустил глаза.

43
{"b":"18728","o":1}