ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Подойди, лекарь. Дай на тебя посмотреть, – послышался знакомый голос – голос, которым часто отдают приказы.

Обернувшись, Тор заметил за полупрозрачным занавесом очертания кресла или стула с высокой резной спинкой. Юноша опустился на колени и ждал. Он кожей чувствовал взгляд зорких глаз, а потом понял, что закрылся щитом. Любопытно. Похоже, это вошло у него в привычку.

– Можешь встать.

Тор повиновался.

– Ты и в самом деле лекарь?

– Да, Ваше величество. И я родом из Тала.

– Ах, да. Сегодня утром я получила плохие вести из вашей столицы.

– Я уже много лет как покинул город, Ваше величество. Я не знаю, что там сейчас происходит.

– Понятно. Значит, ты огорчишься, узнав, что королева Найрия скончалась, – заметила она.

На миг самообладание изменило Тору. Его потрясла не столько новость, сколько тон, которым королева ее сообщила – так говорят о самых обычных вещах. Гость даже не заметил, что не смог скрыть смятения.

– Вижу, эта новость встревожила тебя. Торкин Гинт.

– Ваше величество... я... – он привычно поправил пятерней волосы. – Королева Найрия была прекрасной женщиной. У нее отказало сердце?

– В послании о таких тонкостях не сказано. Насколько я поняла, она упала с лошади и вскоре умерла. Ты знал ее?

Тор прикусил губу.

– Да, Ваше величество. Я был придворным лекарем.

В покоях стало очень тихо.

– В таком случае – прости, Торкин Гинт. Мне следовало подготовить тебя к таким вестям. Как я понимаю, ты был очень близок с королем и королевой?

– В особенности с королевой Найрией, Ваше величество. Ее здоровье было хрупким, и мне не стоило удивляться. Могу сказать лишь одно: Таллинор лишился одного из своих бесценных сокровищ.

Полог распахнулся, и в комнате появилась молодая женщина. Ее платье было расшито драгоценными камнями, туфельки подобраны точно в тон ткани. Она чем-то напоминала Хелу. Женщина улыбнулась, сверкнув безупречными зубами. Ее губы были накрашены, щеки нарумянены, оливковая кожа искрилась.

– Мне жаль тебя, Торкин Гинт, – она шагнула к нему, и ее длинные тонкие пальцы легли ему на запястье. Тор еще не оправился от потрясения и не сразу услышал настойчивый голос своего внутреннего чувства.

– Садись рядом. Я хочу поговорить с тобой о более приятных вещах.

Тор позволил отвести себя к окну, где стоял прелестный диванчик без спинки, украшенный резьбой.

– Прошу, – мягко повторила женщина.

Он покорно опустился на мягкие подушки, но беспокойство становилось все сильнее, и внутренний голос что-то твердил и твердил ему.

– Что привело тебя на Кипрес, Торкин Гинт? – спросила женщина, подсаживаясь рядом.

– Я... Э-э-э... кое-что ищу.

Тревога стала невыносимой. Тор пристально посмотрел на хозяйку. Глубокий вырез платья лишь подчеркивал великолепие ее высокой груди. Драгоценные камни отбрасывали миллионы крошечных бликов, от пряного аромата духов начинала кружиться голова.

Тут что-то не так. Но откуда такое чувство?

Тор представил, что его разум заслонен прозрачным щитом, и «прислушался» к себе. И все тут же встало на свои места. Он едва не рассмеялся.

– Ваше величество, – произнес он и встал.

– Да?

– О, не вы, госпожа... Я обращаюсь к истинной королеве Сильвен, которая скрывается за этими изысканными завесами.

Послышался звонкий смех, кто-то захлопал в ладоши. На этот раз из-за занавеса вышла сама королева Сильвен. Она была немолода... но с ней не сравнилась бы ни одна из красавиц Кипреса, подумал Тор. Ее кожа, от рождения оливковая, была чистой и гладкой. Королеве не было нужды красить губы и румянить щеки. Она лишь слегка подвела свои кошачьи глаза, почти черные – похоже, в ее жилах текла кровь кочевников с Чужестранных островов. Высокая, куда выше девушки, которая только что играла ее роль, она не носила ни драгоценностей, ни украшений. Кремовое платье позволяло увидеть лишь безупречно гладкую кожу шеи и рук, но остальное было целомудренно скрыто. Тор не мог разглядеть даже ее туфелек. Наверно, такие же простые и светлые, подумал он. Волосы, туго стянутые на затылке, были заплетены в толстую косу и черны, как ночь, но этим цветом они были обязаны не краске. От нее словно исходило сияние. Совсем как Найрия. Такая же стройная, хрупкая, и ростом почти от нее не отличается.

– Как ты догадался?

Тор улыбнулся.

– Прекрасная шутка. Ваше величество.

– Одна из моих любимых. Но все-таки объясни, – она кивнула, позволяя девушке в роскошном платье удалиться.

– Если судить по вашим покоям, вы предпочитаете изысканность и простоту. Залы, по которым Хела меня провела, похожи на сказку, но только здесь я увидел истинный вкус королевы Сильвен.

– Продолжай, – похоже, его слова не только позабавили ее: она не ожидала услышать ничего подобного.

– Как я уже сказал, изысканность и простота. Скромность и гордость, которая не станет гордыней. Сила и разум. Красота, которая может лишить разума само время.

Наконец Тор увидел, как Сильвен улыбнулась.

– Жаль, что мы не встретились, когда я была твоей ровесницей, Торкин Гинт. Думаю, с таким очарованием ты точно лишил бы меня разума.

Королева Сильвен редко открывала мысли. Ее слова можно было принять за тонкую похвалу, но сейчас это была не просто похвала.

– Возраст – ничто, Ваше величество. Покойная королева Найрия могла быть в одних годах с вашей матерью, но ее вкус и манеры были столь же безупречны, как ваши. Подобно вам, она была королевой во всем. Не думаю, что вам не хватает внимания мужчин.

Понимает ли она, что он говорит от души?

– О да, – его последние слова явно позабавили королеву. – Мне их просто девать некуда.

– Так это правда? – Тор вытаращил глаза, и Ее величество посмотрела на него с таким недоумением, что ему пришлось пояснить:

– Много лет назад я слышал, что королева Кипреса держит наложников. Значит, у Кипреса нет короля и в ближайшее время, скорее всего, не будет?

– Даже если бы он был... Нет, вам, жителям Таллинора, не понять, почему королева никогда не откажется от своих невольников.

И она с удовольствием заметила, как растерялся ее гость.

Тор почувствовал, как рука королевы Сильвен касается его локтя, а через миг уже сидел на мягкой скамеечке у окна. Он успел заметить, какая нежная у нее кожа – кожа без возраста. Королева старше Элиссы – гораздо старше, – но младше Найрии. Значит, ей от тридцати до сорока.

– Позволь мне рассказать еще об одном кипреанском обычае, Тор... Можно тебя так называть?

– Конечно.

– Мужчины никогда не правили Кипресом. Этому обычаю сотни лет, и на страже его стоит древнее волшебство. Королева выбирает себе любовника и с помощью волшебства, которое передается ей вместе с короной, делает так, чтобы у нее родилась дочь, а не сын. После этого любовник ей больше не нужен. Когда приходит срок, принцесса становится королевой. Власть королевы Кипреса ничем не ограничена, поэтому ее с рождения учат быть великодушной. Она – защитница своих подданных. Только она может избавить свой народ от невзгод. Ты знаешь, что на Кипресе нет бедных?

– Догадываюсь, – согласился Тор. – Я видел дома, в которых живут люди.

– Всегда есть люди, которым почему-то повезло меньше, чем другим. Но мы заботимся о тех, кого постигла беда. Каждому дается возможность сделать свою жизнь лучше. Нет детей, которые голодают. Нет бездомных. Все умеют читать и писать. Даже неурожай у нас редкость.

– Нам следовало бы у вас поучиться, Ваше величество.

Он снова говорил от души. Королева заметила это и кивнула.

– И подданные платят королеве беззаветной преданностью.

– У вас уже есть наследница?

– Да. Ее зовут Сэйрел. Сейчас ей почти двенадцать. Еще совсем девочка, но мы приложили немало усилий, выбирая ей отца. Когда-нибудь Сэйрел станет великой королевой. Но сейчас пусть наслаждается детством... – Сильвен вздохнула. – Боюсь, мои мать и бабушка не понимали, как это важно – детские игры, детские радости... все, что может позволить себе дитя королевской крови.

51
{"b":"18728","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Нелюдь
Под струной
Связанные судьбой
Фагоцит. За себя и за того парня
Украина це Россия
Суперлуние