ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Этот полет Тор не спутал бы ни с чем. Клут. Он почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы.

«Клут, старый бродяга! Наконец-то я тебя нашел».

Сокол качнулся в воздухе. Он напоминал человека, которого окликнули, когда он того не ожидал.

– Что такое? – недоуменно спросила Сильвен.

Хьюм смущенно прочистил горло.

– Э-э-э... Он немного диковат, Ваше величество. Но мы его натаскиваем.

Но Тор уже почувствовал, что связь разумов стала прочной. Казалось, Клут питает ее, как родник реку.

«Клут, не возвращайся к сокольничьему. Оставайся в воздухе».

«Тор?» – знакомый низкий голос снова зазвучал у него в ушах. Клут как будто не верил себе.

Тор со всех ног побежал туда, где кружил сокол. Королева что-то кричала ему вслед, но это было неважно.

– Клут! – закричал он, чтобы все могли его слышать. – Лети, мой прекрасный сокол. Лети прочь!

Сокольничие были в ярости. Какой-то чужеземец пытается приказывать их птице! Хьюм бросился вдогонку.

– Почтенный Гинт! Не кричите на моего сокола. Он такой пугливый...

– Ничего он не пугливый, болван! – рявкнул Тop. Он запоздало удивился своей резкости, но менять что-либо было поздно. – И это не твой сокол, а мой!

– Тор? это была Сильвен. Она выглядела обеспокоенной. – Все хорошо?

– Мне никогда не было лучше, Сильвен! – прокричал Тор, забывая обо всем, что позволено и не позволено при дворе. Он сиял. – Вот он, мой сокол!

Сокольничие звали сокола, но он поднимался все выше и выше.

– Он не обращает на нас внимания, почтенный Хьюм! Совсем!

– Это ужасно. Птица стоила целое состояние... – главный сокольничий смерил Тора гневным взглядом, но не посмел говорить грубить гостю королевы.

– Теперь вы его не поймаете, – торжествующе заявил Тор и вырвал колпачок из рук одного из сокольничих. – Вы что, закрывали его этой штукой?!

Хьюм молча кивнул. Кожаный клобучок был усеян полуночными архалитами. Такими же, как те, что помешали Тору спасти Локки.

– Можно, я оставлю его себе? – спросил Тор и, не дожидаясь ответа, сунул колпачок в карман. – А теперь, с вашего позволения, Ваше величество, я докажу, что это мой сокол. Подзовите его.

Сокольничие кричали, махали руками, но Клут поднялся выше и кружил, словно дразня их. Наконец бедняги сдались.

– А теперь смотрите, – объявил Тор.

Он мысленно окликнул Клута и мгновенно понял, что тот слышит.

«Я потерпел кораблекрушение, чуть не утонул, попал в рабство. А теперь притворяюсь, что по уши влюблен в королеву... И все ради того, чтобы тебя найти».

Молчание. Может быть, с Клутом что-то случилось? Может быть, он больше не может... И тут у него в голове снова раздался знакомый голос.

«Не ты один развлекался».

Тор рассмеялся, и окружающие удивленно переглянулись. Человек, который стоит неподвижно, таращась на кружащего в небе сокола, и вдруг начинает хохотать, выглядит странно.

«Клут, покажи им, что ты мой. Я должен это доказать. Лети ко мне».

Люди начали перешептываться, потом кто-то задал вопрос вслух. Однако Тор поднес палец к губам, и снова стало тихо. Все взгляды устремились вверх – как раз вовремя, чтобы увидеть, как красавец сокол, каким-то невероятным образом развернувшись в воздухе, сложил крылья и камнем падает вниз.

– Он сейчас в землю врежется, – пробормотал один из сокольничьих.

– Это самая удивительная птица, которую я видел в своей жизни, – заявил Хьюм, но в его голосе звучал благоговейный трепет. Клут мчался все быстрее.

– Отойдите, Ваше величество, – попросил Тор, но остальные тоже последовали его совету.

Еще миг, и стремительный полет закончился. Сокол развернулся, вытянул ярко-желтые лапы и приготовился сесть. Тор знал, что обойдется без перчаток и крагов. Он просто вытянул руку, и Клут опустился ему на запястье. Молитвы Тора были услышаны. Сокол захлопал крыльями, повернул голову и уставился на своего друга круглыми янтарными глазами – с таким возмущением, что Тор не удержался и прыснул.

«Спасибо, что наконец-то до меня добрался», – сказал сокол. Старый насмешник Клут... Тор почувствовал, что у него поднимается настроение, и чмокнул птицу в кончик острого клюва. Судя по возгласам за спиной, эту шутку оценили.

«Мы никогда больше не расстанемся, дружище».

Клут фыркнул.

«Не обещай того, что не сможешь выполнить, Торкин Гинт», – он снова захлопал крыльями и сердито посмотрел на приближающуюся королеву.

«Я люблю тебя, Клут», – отозвался Тор, прервал связь разумов и нежно улыбнулся правительнице Кипреса.

– Так-так-так, – Сильвен подбоченилась. – Как я понимаю, я должна отдать тебе эту бесценную птицу?

– Это мой сокол, Ваше величество. Вы обещали.

– Конечно, Тор. Он твой.

– А что он скажет? – Тор кивком указал на почтенного Хьюма.

– Он сделает то, что приказано.

Сильвен махнула рукой сокольничим, и те пошли прочь. Вид у них был весьма недовольный, а Хьюм, похоже, был готов убить любого, кто подвернется под руку.

– Благодарю за щедрость, Ваше величество, – молодой лекарь опустился на одно колено. – Если бы вы только знали, как много Клут для меня значит... и как важно мне было его вернуть...

В его голосе было столько беззащитной нежности, что королеве захотелось протянуть руку и погладить его по голове. Какой же он все-таки мальчик... Еще миг назад он был таким дерзким, таким надменным, а теперь – само смирение. Всегда разный. Да, такой любовник может осчастливить любую женщину. И все же, внезапно она почувствовала себя бесконечно очень одинокой. Сердце подсказывало ей: это счастье ненадолго.

Однако ни одна из этих мыслей, вихрем проносившихся у нее в голове, не стала словом. Вместо этого положила руку ему на плечо.

– Идем, Тор. Давай отпразднуем это на пиру, который ты мне обещал.

Он поднял голову, посмотрел на нее своими пронзительно-голубыми глазами, и ее сердце на миг замерло. Таких глаз она никогда не видела... и, можно не сомневаться, никогда не увидит. Он прекрасен, как бог на фреске, которыми художники расписали стены ее дворца. Но он не картина. Он живой. Ее собственный бог. Она позволила ему взять себя за руку и отвести к месту, выбранному для пикника.

«Увидимся позже, Клут. Мне надо немного побыть с королевой. Вечером поболтаем. А сейчас устройся где-нибудь повыше на деревьях, где тебя никто не достанет».

Клут слетел с его руки и устремился к ближайшей рощице. Несомненно, им бы нашлось о чем поговорить... но разговоры немного подождут. Зато положение Тора внезапно оказалось весьма щекотливым.

Сильвен давно не решалась задать вопрос, который мучил ее, но больше ждать не могла.

– Значит, теперь ты меня покидаешь?

Ее прямота потрясла Тора. Он остановился и пристально посмотрел на свою спутницу.

– Я должен это сделать.

– Ты нашел своего сокола. Почему мы не можем насладиться друг другом?

Она с удивлением и отвращением услышала в своем голосе мольбу.

– Потому что я нашел того, ради кого сюда приезжал. А теперь должен возвращаться.

– К ней? – выкрикнула Сильвен.

Ее душила ненависть – к нему, к себе самой. Она – правительница Кипреса, она может просто приказать, и он останется. Если пожелает, она может приказать заковать его в цепи и держать в темнице. Что с ней творится? Она ведет себя, как девчонка, у которой первый раз пошла женская кровь!

– Ты про Элиссу? – Тор покачал головой и сказал очень мягко: – Нет, Сильвен, не к ней. Мы с ней никогда не сможем быть вместе. И ты это знаешь.

Он осекся. Он не мог поверить собственным глазам: королева плакала. Придворные уже ждали их в условленном месте, но сейчас он должен быть чутким, как никогда. Обняв рыдающую королеву, Тор отвел ее под дерево и прижал к себе. Она была достойной правительницей могучего королевства – сильной духом, волевой, властной – но плакала, ибо жаждала того, в чем, по ее собственным словам, совершенно не нуждалась. Она жаждала любви. Десятки невольников изнывали от желания усладить ее, ждали, когда она даст одному из них эту возможность, воспользуется им, а потом бросит...

67
{"b":"18728","o":1}