ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда говорит сердце
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Слишком красивая, слишком своя
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения
Тайная жена
Тобол. Мало избранных
Ночные легенды (сборник)
Автомобили и транспорт
Рассчитаемся после свадьбы
Содержание  
A
A

– Сильвен, прошу тебя, успокойся. Не нужно плакать. Ты знаешь, что мне надо уехать. Я объяснял...

– Ты ничего мне не объяснил! – крикнула она, отталкивая его. – Ты говоришь «судьба», но для меня это просто слово. Я ничего не понимаю, потому что ты мне так ничего и не сказал. Ты врываешься в мою жизнь, в мою постель, крадешь мое сердце – и думаешь, что после этого можешь просто уйти?!

Тор изумленно уставился на нее. Теперь он сам ничего не понимал. Слова оскорбленной женщины звенели у него в ушах, но он не отваживался повторить их вслух.

– Краду твое... сердце?

Он наконец-то сумел это прошептать, но королева услышала. Она высвободилась из его объятий и отвернулась, словно запоздало надеялась скрыть слезы.

– Что мне сказать, чтобы тебе стало легче? – пробормотал Тор – на этот раз чуть громче.

– Почему?

– Почему что, Ваше величество?

– Почему ты не можешь меня любить? – ее трясло, то ли от рыданий, то ли от ярости. – Почему ты не можешь со мной остаться?

Он слишком уважал ее, чтобы врать.

– Потому что я не люблю тебя, Сильвен. Я люблю другую женщину. Я не могу отдать свое сердце другой, пока она жива.

– Значит, мне придется ее убить, – выпалила Сильвен.

Казалось, ее разум помутился от гнева и страсти, в голосе послышались капризные нотки.

– Это тебе ничего не даст. Говорю тебе, ты никогда не сможешь добиться моей любви. Мы с Элиссой предназначены друг другу. Я никогда не женюсь на другой женщине. Она никогда не выйдет замуж за другого мужчину и никогда не назовет другого мужчину своим.

Да, их пути никогда не пересекутся. Тор не раз убеждал себя в этом, повторяя, что она тоже смирится и станет жить без него. Но теперь их дети возвращаются в Таллинор, Клут спасен, и Тор признался себе в том, чего желал на самом деле. Чтобы никто, кроме него, не вошел в жизнь Элиссы. Чтобы она страдала от той же боли, которую он носил в себе со дня их разлуки. Боль была единственным, что питало его любовь... и ее любовь тоже. Неужели она стала бы страдать, если бы хотя бы не надеялась, что он жив – вопреки всему?

– Да неужели? – королева смахнула слезы. – Ты в этом так уверен? Тебе стоит прочесть вот это, Тор.

Она достала из глубокого кармана свернутый в трубочку пергамент.

– Это послание пришло сегодня утром. Вообще-то, гонец прибыл в город еще вчера, но повозки были готовы только к закату... Как я понимаю, оно было написано еще до новолуния, и сделанного не воротишь.

И королева сунула пергамент. Вид у нее был очень довольный – или ему показалось?

Тор взял пергамент. Ему стало не по себе. Лучше бы он отправился с Сильвен прямо на поляну, соврал, что любит ее... а потом просто сбежал с Клутом.

– Читай, – приказала Сильвен.

«Его величество король Таллинора Лорис сообщает о предстоящем бракосочетании с Элиссандрой Квин из деревни Пустошная Топь, – прочел он вслух. – Обручение состоится в королевской часовне в Тале, в присутствии особо приближенных особ. Его величество надеется, что Ее величество королева Кипреса Сильвен присоединится к народу Таллинора...»

Читать дальше не было сил. Тор видел лишь дату на нижней строчке. Еще до прошлого новолуния... а сейчас луна уже снова растет. Элисса вышла замуж за человека, который приказал его казнить. Теперь она королева Таллинора.

Тору показалось, что он не может дышать. Скомкав пергамент, он упал на колени. Смертная тоска превратила его тело в комок боли, и он застонал.

У Сильвен тоже разрывалось сердце. Гнев еще не утих, она все еще боялась потерять Тора... но ничего не могла с собой поделать. Опустившись рядом с ним на колени, она обнимала его и слушала, как он снова и снова шепчет имя другой женщины.

Ни Тор, ни королева не заметили Клута. Лишь в тот миг, когда сокол коснулся разума своего друга, Тор опомнился. Ему редко доводилось такое слышать: глубокий, певучий голос Клута звучал сурово, почти жестко.

«Тор!»

«Она покинула меня, Клут. Элисса покинула меня».

«Покинула? Хочешь сказать, она умерла?»

«Можно считать и так. Она вышла замуж за Лориса».

Когда смолкают голоса, это еще не тишина. Настоящая тишина наступает, когда смолкают мысли.

Потом Тор снова услышал у себя в голове голос Клута – сильный, исполненный убежденности.

«Вставай, Тор! Ты забыл, кто ты есть, друг мой? Ты забыл, что ты – Тот Самый? От тебя зависит судьба этого мира, судьбы тысяч невинных душ. Мало кто знает об этом, но это ничего не меняет. Все мы зависим от тебя. Поднимайся!»

Тор неохотно поднялся на ноги и перевел дух.

Сильвен встала вместе с ним, не в силах отпустить его руки. Если бы можно было забрать назад все, что было сказано и сделано! Боль, исказившая его лицо, заставлявшая дрожать его тело, – это было просто невыносимо. Она любит этого человека. Отца девочки, которая уже растет у нее внутри. Отца сестренки Сэйрел, второй принцессы Кипреса. Человека, которого она хочет сделать Соправителем. Какой блистательной королевской четой они могли бы стать! Если бы только можно было заставить его забыть эту девку из Таллинора... Королеву Таллинора, поправила себя Сильвен.

Она выбрала неверный путь, к тому же гнев – опасный советчик. Надо как можно скорее все исправить. Надо что-то сделать, чтобы Тор вернулся... и дать ему понять, но как можно осторожнее, что Элиссандра Квин осталась в прошлом.

«Тор...» – снова позвал Клут.

«Да?» – Тор выпрямился.

«Не забывай, что Элисса все еще твоя жена. И останется ею, что бы ни случилось».

Тору показалось, что солнечный луч пронзил тучи и согрел сиянием его сердце. Клут прав. Элисса – его жена и остается ею до сих пор.

«Я не забуду».

«Хорошо, – птица взмахнула крыльями. – А теперь отправляйся на пир и сделай вид, что ничего не случилось. Сегодня ночью мы должны бежать. Я чувствую: времени у нас почти не осталось. Нам пора. А пока – держись».

И Клут полетел прочь.

Тор повернулся к королеве. Он посмотрел в ее лицо, прочел тысячи извинений, которые были готовы сорваться с ее губ... и прикрыл ей рот ладонью, чтобы не выпустить ни одно.

– Нет, Сильвен, подожди! Мне стоило об этом узнать. Спасибо тебе. А теперь... как я понимаю, нам предстоит вдоволь попировать.

Он снова взял себя в руки, подумала королева.

Не человек, а загадка. Еще миг назад он был потрясен до глубины души, сломлен, раздавлен... И вдруг словно некий незримый дух воззвал к его рассудку, вернул прежнюю силу и мужество. Сильвен покачала головой. Нет, больше они к этому разговору не вернутся.

– Моя королева... – Тор изысканным движением предложил ей руку... и стиснул зубы, чтобы не дать волю чувствам.

Сильвен приняла его приглашение, и скоро они уже были на поляне, где Хела отдавала последние распоряжения слугам. Пир обещал быть великолепным, и неудивительно: яства снова готовил Райк. Маленькой Сэйрел уже не терпелось ими насладиться.

Ни столов, ни стульев – только подушки и ковер, расстеленный прямо на траве. Когда все было готово, Сильвен отпустила почти всех слуг, оставив лишь тех, кто должен был прислуживать за столом.

Тор, который к этому времени окончательно овладел собой, отправил воспоминания об Элиссе в один из укромных уголков своего сердца, где они хранились все эти годы. Когда он найдет в себе достаточно силы, чтобы посмотреть ей в лицо, их можно будет оттуда извлечь. Вскоре он уже заставил королеву рассмеяться... и даже немного покраснеть – хотя последнее, возможно, было вызвано действием холодного кипреанского вина: они оба успели осушить по кубку. Очаровательно. Недавнее происшествие было почти забыто – во всяком случае, Ее величество о нем не думала, а Тор решил придерживаться безопасных тем.

– Почему твой Хьюм так дулся, когда мы только появились?

Королева обернула вяленый инжир тонким, как бумага, ломтиком мяса, и принялась жевать.

– Ты это тоже заметил, верно? Не подобает встречать свою королеву в таком настроении. А знаешь, в чем дело? Он нанял сокольничего, но жестоко в нем обманулся. Парень должен был появиться здесь, когда его бесценный новый сокол показал себя во всей красе. Я про того сокола, которого мы только что отдали чужеземцу.

68
{"b":"18728","o":1}