ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но куда хуже, что исчез его голос. Навсегда. Исчезло то, что она любила больше всего на свете. Ведь она сначала влюбилась именно в голос – тот голос, который однажды зазвучал у нее в голове, когда она была еще совсем маленькой, дразнил ее, манил... Губы Элиссы тронула улыбка. Во имя Света, зачем она вообще вспоминает Тора?

С ранних лет она не знала ничего, кроме горя и черной работы. Тор был ее единственной радостью. Впервые потеряв его, она попала в Карембош и нашла утешение в Академии. Нельзя сказать, что она полностью успокоилась: мысли о Торе не оставляли ее. Но появилась работа в архивах Академии, Саксен, Соррель... да и Ксантия тоже.

Но потом Тор вернулся в ее жизнь, и Элисса не сомневалась: это был дар богов. После свадьбы, в Сердце Лесов, она не знала ничего, кроме счастья – самого большого счастья, которое было в ее жизни. Но оно было слишком недолгим. Оно длилось, пока в ней жил ее сын, который родился лишь для того, чтобы сделать свой первый и последний вдох.

Вместе с ним умерло и счастье. Снова появился Гот, снова начались злоключения, потом ее заставили пережить боль, которая казалась невыносимой. Ее заставили смотреть, как казнят Тора. Потом жизнь во дворце с ее одиночеством. Особенно тяжелыми были первые два года. Если бы не Саксен и Саллементро... Можно не сомневаться: она покончила бы с собой просто для того, чтобы положить конец своим страданиям.

Но Тор мертв. Он мертв давным-давно. Зачем оплакивать свою первую любовь? Она вышла замуж, она стала королевой Таллинора. Она должна исполнять свой долг перед мужем и королевством... и, по правде говоря, она любит Лориса. Да, она полагала, что такое невозможно. Но она на самом деле любит Лориса, и он от нее без ума. Какими чудесными были последние несколько месяцев, когда они наконец-то смогли объявить о своей любви по всему королевству и за его пределами! Это было ее спасением. Странно, она так долго ненавидела и презирала Лориса, но именно он заставил ее поверить, что у нее есть будущее, именно он открыл ей, как важна ее жизнь для Таллинора. И это счастье ничто не должно нарушить. Они с Лорисом будут править вместе и рука об руку пойдут по жизни, пока боги не призовут их к себе. Да, с Тором она познала саму суть любви, и любовь, которая связывает их с Лорисом, никогда с этим не сравнится. Но лишь в этом браке она обрела настоящий покой... впервые в жизни.

Тор мертв. Лорис жив и очень любит ее. Она не может оставить такую любовь безответной. Она должна научиться принимать ее, не чувствуя вины, когда ее внезапно посещают мысли о Торе... вот как сейчас. Кажется, он то и дело врывается в ее воспоминания.

В этот миг она вспомнила, что сегодня проснулась в испуге. Мир говорил с ней.

Элисса поплотнее закуталась в свое утреннее одеяние из розового шелка и опустилась в глубокое кресло, в котором любила размышлять. Мир пришел в движение, равновесие нарушилось, но через миг было снова обретено, но достигнуто иным образом – вот что заставило ее проснуться. Потому-то она и вспомнила Тора. Никто, кроме нее, не почувствовал этой перемены, иначе ее юная служанка Тилли, девушка весьма впечатлительная, уже рыдала бы горькими слезами. Нет. То, что происходит, каким-то образом связано с Триединством. Писание Нанака, Орлак... А она-то надеялась, что начала с Лорисом новую жизнь, и все это останется в прошлом! Наивная дурочка. Орлак возвращается, и она только что получила предупреждение.

Внезапно Элиссе стало зябко. Она покрепче обхватила горячую чашку, поднесла к губам и сделала глоток, но почти не почувствовала привычного горьковато-сладкого вкуса. Ее мысли блуждали где-то далеко. Почему равновесие нарушилось? Может быть, пал последний из Паладинов? В другой раз она спросила бы Саксена, но клук уехал три луны назад и до сих пор не вернулся.

Элисса сделала еще один глоток, мимоходом отметив, что чай остыл. Нет, можно не сомневаться: нынешнее движение связано с делами богов... Она поставила чашку на стол и соединила два больших пальца – так в Таллиноре пытались отвести от себя несчастье. Ей даже думать не хотелось о том, что Десятый пал. Нет, случись такое, и ее, наверно, охватила бы огромная печаль. Значит... кто-то пришел в этот мир и нарушил равновесие. Но кто это? Явно не Орлак. Пока не Орлак... Элисса встала и некоторое время бродила по комнате взад и вперед. Она словно наяву видела, как Орлак вырывается из своей клетки, и от этого ужасного видения надо было как-то избавиться. Час прошел в беспокойных размышлениях. Наконец, молодая королева заставила себя одеться. Она билась над этой загадкой долго и упорно, но в голову так ничего и не пришло.

Желтое, как свежее масло, простое шерстяное одеяние – то, что надо. Элисса стянула его своим любимым поясом-цепочкой. Она любила, чтобы волосы были зачесаны гладко, волосок к волоску... но не звать же снова Тилли! Пришлось стянуть их на затылке и скрепить заколкой из полированного оленьего рога. На этом туалет был закончен. Но чем занять себя в столь ранний час... чтобы не думать о Торе, Орлаке, Триединстве и всем прочем, что с этим связано?

Она хочет быть просто счастливой замужней женщиной, хорошей супругой и доброй королевой. Она не желает думать ни о пророчестве, ни о возвращении Орлака. Элисса перевела дух. Итак, чем сегодня заняться?

Можно прогуляться по замку. Сначала посмотреть, как повариха печет хлеб для придворных и слуг. Потом пройти мимо бойниц и переброситься парой слов со стражниками. Она знала, за что народ любит своих правителей – а простой люд Таллинора, и в особенности жители Тала и его окрестностей, любил ее.

Сразу же после бракосочетания Лорис принял мудрое решение: снова проехать по самым большим городам, на этот раз в сопровождении Элиссы. Он знал, как его подданные любили Найрию. Только так можно добиться, чтобы народ смирился с ее смертью и принял свою новую королеву. И Лорис не ошибся. Красота Элиссы, ее мягкий и скромный нрав очаровали всех – и взрослых, и детей. Кроме того, она была, несомненно, умна и образованна, а потому была принята и среди знати.

Что же это происходит? Она всегда так легко принимала решения... И тут в дверь негромко постучали.

– Войдите, – произнесла Элисса, отступая к высокому окну. Ее внимание уже привлек стук копыт во дворе.

Ролинд, ее помощник, начал с многочисленных извинений и лишь потом, низко поклонившись, открыл причину своего столь раннего появления.

– Войско вернулось, моя госпожа.

– А Его величество? – спросила Элисса, отворачиваясь от окна... и почувствовала, что краснеет. Вот уже второй Восьмерик она встречает без Лориса. Как ей его не хватает! Но если он вернулся, нет нужды гулять по стене, ежась от промозглого ветра. Вот кто займет ее мысли. Вот кто разгонит толпу мрачных дум, вот кто будет потчевать ее историями, порадует своим удивительным смехом, окружит своей бесконечной заботой... Вот и все, что нужно, чтобы развеять ее дурное настроение и все возрастающее беспокойство.

– Мне очень жаль, но Его величество, очевидно, не сможет вернуться в ближайшее время. Как мне сообщили, он посещает почтенного Толли, который очень тяжело болен. Королевская стража осталась в Паркестоне, чтобы в дальнейшем сопровождать Его величество домой...

Он увидел на лице королевы разочарование и смолк.

– Спасибо, Ролинд, – произнесла Элисса и отвернулась.

– Э-э-э... – Ролинд замялся. – Ваше величество, с вами желает поговорить помощник прайм-офицера. Он ждет в прихожей.

– О! Зови его сейчас же!

Вот это новость! Элисса просияла. Джил наконец-то вернулся. Его так давно не было дома...

Ролинд снова поклонился и покинул покои королевы, тихо прикрыв за собой двойные двери.

Вернувшись в свое любимое кресло, Элисса окинула взглядом прелестный садик, обнесенный высокой стеной. Подарок Лориса... Так вышло, что она ждала одного любимого человека а дождалась другого... и его шаги уже слышны. Элисса представила, как Джил с важным видом вышагивает по коридору.

Эта самоуверенность, которую легко было принять за спесь, будила в придворных дамах самые нескромные желания. Джил недавно получил назначение, так что у него появился лишний повод высоко держать голову. Теперь он жених хоть куда.

72
{"b":"18728","o":1}