ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Кто такой Фиггис?»

«Долго объяснять, – Лаурин почти увидела, как он отмахнулся. – Как думаешь, скоро ты доберешься до Эксена?»

«Джил сказал, что я смогу выгадать пару дней. Думаю, дня за два я дойду».

«Держи разум открытым, Лаурин. Даже если мы не будем разговаривать, связь сохранится, и мы будем ее чувствовать. Как я понимаю, ты уже позавтракала и готова отправляться?»

«У меня осталось одно яблоко, которое так и просится мне в живот».

Она услышала смех.

«Тогда тебе повезло. У нас даже яблок нет. Счастливого пути».

Это было восхитительно – чувствовать, как он прикасается к ее разуму. Лаурин сладко потянулась, съела последнее яблоко, а потом нашла немного воды, скопившейся в огромных листьях, похожих на лопухи – Соррель говорила, что из них получается снадобье, которое исцеляет боли в суставах, – и почувствовала себя так, словно заново родилась. Она все еще оплакивала старушку-травницу... но пора было отбросить печальные мысли и продолжать свой нелегкий путь.

Глава 29

Назад, в Сердце Лесов

После встречи со счастливым семейством Квистов, Тор не провел в Карадуне и полдня. Ему не терпелось вернуться в Великий Лес. Время было дорого: возможно, там уже ждали его дети.

– И снова до свидания, Тор. Клут такой красавец... Эйрин улыбнулась, сжала руку юноши и добавила шепотом: Как я ему завидую. Он остается с тобой.

Тор украдкой оглянулся. Саксен и Квист смеялись: клук потирал шишку, которую получил на память об их первой встрече, делая вид, что она все еще болит.

– Янус сходит по тебе с ума, Эйрин. Он тебя обожает.

– Я знаю. И я его, наверно, тоже... по-своему. Помнишь, что я говорила тебе на причале? Но тебе будет хорошо только с Элиссой, Тор.

Она тут же пожалела о своих словах и уже ожидала колкости. Но Тор лишь смотрел на свою прелестную собеседницу и от души наслаждался ее смущением.

– Ну, смотря отчего хорошо.

– Тихо! Ты забываешь, что мой муж рядом?

Как ей нравились его шутки... Если бы он мог вот так поддразнивать ее, снова и снова!

– И будь добр, хорошенько присматривай за Локки. Не позволяй ему соваться куда не следует.

– Обещаю, что сразу же отправлю его домой.

Эйрин покосилась на брата, который гладил лошадь по бархатному носу. Мальчик напросился в провожатые к Тору и Саксену и не мог дождаться, когда можно будет пуститься в путь.

– Ему это не понравится.

– Он слишком молод, Эйрин. Все еще жаждет умереть со славой. Но ему еще надо познать женщину, и не одну, – Тор поцеловал ей руку. – Тогда он поймет, что жизнь стоит того, чтобы за нее держаться.

Благодаря Квисту, который щедро предоставил лошадей, друзья уже к вечеру пересекали южную границу земель Карадуна.

Всадники наслаждались скачкой, но никто и не пытался угнаться за Клутом, который кружил в небе. Всю дорогу Саксен развлекал спутников, рассказывая, как странствовал с цирком Зорроса и служил в «Щите».

«Сердце Лесов зовет, Тор», – мягко напомнил Клут, едва вдалеке показалась живая стена Великого Леса.

Локки явно не хотел возвращаться домой. Тор чувствовал, что с губ мальчика вот-вот сорвутся слова мольбы... но не дал ему произнести ни слова.

– Локки, ты был нам настоящим другом. Обещай, что позаботишься о своей сестре. Уверен, когда мы снова встретимся, у тебя будет собственный корабль, а ты станешь славным морским разбойником... и переплюнешь самого Квиста.

Локки грустно улыбнулся.

– Море меня не манит, Тор. Я хочу служить в «Щите».

– Я уже слышал, – Тор кивнул. – Потерпи еще годик, и тогда Саксен сможет замолвить за тебя слово. Он пьет с самим прайм-офицером.

У мальчика загорелись глаза.

– Да ты что, Саксен? Ты в самом деле дружишь с прайм-офицером Хереком?

Что ж, купаться в лучах чужой славы тоже приятно.

– Клянусь. Подрасти немного, Локки, окрепни... и продолжай учиться. Я поговорю с Хереком, но только когда ты встретишь пятнадцатое лето.

– Договорились! – Локки сплюнул себе на ладонь,

Саксен сделал то же самое, и они крепко пожали друг другу руки.

Тор мог вздохнуть с облегчением. У него не было ни малейшего желания таскать за собой Локки. Иногда этого было просто не избежать, но... мальчику будет куда безопаснее с сестрой, на севере. Чем дальше от Тала, тем лучше.

Самое неприятное, как обычно, осталось напоследок. Увы, без этого было не обойтись.

– Ну, Локки, – проговорил Саксен, – вам с лошадками пора домой.

Локки улыбнулся, быстро и крепко обнял клука, потом Тора и помахал Клуту. Ребенок, совсем ребенок... Жаль, что он никогда не узнает, что сокол прекрасно понял его и даже ответил... хотя услышал его только Тор.

«Да озарит Свет твой путь к дому, дружок».

Еще какое-то время Тор и Саксен стояли на дороге и махали ему вслед. Наконец Локки с двумя лошадьми, которых вел поводу, исчез за поворотом дороги, и они одновременно обернулись.

– С возвращением, Саксен, – произнес Тор, глядя на густой строй деревьев.

– В гостях хорошо, а дома лучше, – откликнулся клук. Плечом к плечу они шли к лесу, а деревья встречали их, словно шеренга почетного караула, и в листве пробегал радостный шепот.

На краю леса стояла Арабелла. Отшельница утирала глаза, в которых блестели счастливые слезы. Два человека, которых она любила всем сердцем, возвращались. Вскоре уже все трое обнимали друг друга, а потом Великий Лес укрыл их своим мирным полумраком.

До Эксена Гидеон добрался спокойно. Всю дорогу он нес Фиггиса на руках, и карлика терзал невыносимый стыд. Слабость унизительна. Девятого из Паладинов несут на руках, как ребенка! Однако стоило ему посмотреть на того, кто его нес... Этот мальчик спас ему жизнь – жизнь, смыслом которой он был. Их судьбы связаны. Отныне Фигтис должен защищать своего спасителя любой ценой... пока смерть не разлучит их.

Они встретились совсем недавно, но карлик не уставал удивляться. Как сильна кровь Торкина Гинта! Достаточно посмотреть на мальчика. Вылитый отец: и внешность, и голос... Даже в движениях и осанке есть что-то общее. Фиггис почти не сомневался, что и нравом они будут сходны, хотя в этом еще предстояло убедиться. Во всяком случае, Гидеон уже показал, что храбрость и стойкость Тора ему не чужды.

– Фиггис, дружище, – радостный голос Гидеона прервал его мысли. – Догадайся, что я хочу тебе сказать?

– Надеюсь, ты собираешься сказать, что мы скоро будем в Эксене.

– Вот именно! Вон и знак у дороги. Осталась всего миля.

Гидеон опустил карлика на землю, позволяя ему осмотреться, и мысленно окликнул Лаурин, чтобы поделиться с ней радостью. Мальчик был горд: еще бы, теперь ему не нужно ждать, пока она про него вспомнит! Происшествие в Дунтарине словно что-то разбудило в нем, и теперь он мог заговорить с сестрой так же легко, как она с ним.

С минуту полюбовавшись окрестностями, Фиггис обернулся к Гидеону. Он принял решение.

– Мы должны войти в Лес прямо здесь.

– Откуда ты знаешь?

– Сердце Лесов поможет нам. И не только оно, но и весь Лес будет вести нас туда, где должен ждать твой отец. Идем.

Гидеон снова подхватил друга на руки и зашагал к деревьям, которые стеной стояли в стороне от дороги.

– Осталось недолго, – вслух подумал мальчик.

– Волнуешься, малыш?

– Нет. Просто нет сил ждать. Столько лет я спрашивал себя: какие они – мои родители? Почему я остался один? Для меня ничего нет важнее.

Фиггис украдкой вздохнул, представляя, что их ждет впереди.

– О, думаю, теперь все будет хорошо.

– Смотри, Фиггис!

Прямо перед ними, у кромки леса, стояла огромная волчица, ее мех отливал серебром. Волчица пристально смотрела на пришельцев и, кажется, терпеливо ждала.

– Мне было сказано, что меня встретит осел, отшельница или волчица... – благоговейно прошептал Гидеон. – Значит, волчица. Какая красивая...

– Это не просто волчица, мой мальчик. Ее зовут Солиана – карлика переполняли чувства, и его голос дрожал. – Пожалуйста, Гидеон, отнеси меня к ней.

88
{"b":"18728","o":1}