ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако освобождение Орлака было не самой худшей новостью.

«Я перенес тебя сюда, чтобы ты стал свидетелем всему, что случится, – раздался у него в голове голос бога. – Я не знаю, кто ты, не знаю твоего имени. Но отныне ты мой враг, и я найду тебя повсюду. Какой бы мощью ты не обладал, в сравнении с моей она – ничто. Проклятый Меркуд успел умереть и избежал моего гнева. Но ты – его воспитанник, и я заставлю тебя страдать. Для меня вы едины, и ты заплатишь за себя и за него».

Тора охватил ужас. На миг ему показалось, что от его веры в Триединство, в Лисе, от его храбрости, которой он так гордился, не осталось и следа. Потом он вспомнил Клута и отважных Паладинов. Сколько они выстрадали ради него! Эта мысль придала ему сил, и Тор снова ощутил былой задор.

Бог, который был для жителей Таллинора лишь героем преданий... Вот почему он, Торкин Гинт, стал избранным. Лишь сила его дара, соединенная с мощью Триединства – чем бы оно ни было – сможет противостоять могуществу Орлака.

Тор запечатлел в памяти все, что предстало сейчас перед его мысленным взором... а потом ответил, спокойно и бесстрастно:

«Как сказал Темезиус, мы еще встретимся».

Орлак почувствовал, как в этом странном человеке что-то неуловимо изменилось. Какая сила укрепила его дух, почему он не пал к ногам бога, моля о пощаде? Это было непонятно, но впечатляло. Он говорит и держится так, словно принадлежит братству Паладинов. В нем нет страха. Да, с таким противником скучать не придется. Орлак кивнул. Это означало: «возможно, ты прав». Сейчас бог и человек напоминали поединщиков, которые передают друг другу свои мечи, чтобы осмотреть их перед боем.

«А теперь уходи и спрячься, – усмехнулся Орлак. – И жди меня».

Теперь бог чувствовал, как дует ветер. Он раскинул руки, словно хотел обнять весь мир. Его ноги попирали мягкую траву на вершине горы. Он вернулся. Он вернулся в страну, которую намеревался уничтожить.

Дух его врага все еще витал неподалеку. Орлак небрежно махнул рукой, и Тор внезапно почувствовал, что снова несется сквозь Пустоту.

Куда? Он не представлял, лишь понимал, что летит очень быстро... и вдруг словно наткнулся на незримую стену.

«Тор! – раздался у него в голове голос Лисе. – Как ты здесь оказался?»

Неожиданное появление Тора отвлекло Хранительницу. Только на миг, но Доргрилу было этого достаточно. Багровый туман промчался перед мысленным взором Тора и исчез, покинув пределы Пустоты.

«Лисе...»

«Нет!» – застонала Лисе – так громко, что Тор сжался, как испуганный ребенок. Он мог лишь смотреть туда, куда смотрела она. Из Пустоты можно видеть все, что происходит в других мирах, и Тор понял, что так ужаснуло Лисе. Багровый туман окутал Орлака, который по-прежнему стоял на вершине горы – теперь Тор узнал окрестности Кипреса.

Юноша-бог корчился, точно в судорогах, из груди рвалось хриплое рычание, его прекрасное могучее тело выгибалось немыслимым образом. На это не было сил смотреть.

«Скажи мне, что это не так», – прошептала Лисе, и в каждом звуке ее голоса был смертельный страх.

«Я не понимаю», – очень тихо отозвался Тор.

«Доргрил бежал. Орлак освободился, и Доргрил сливается с ним».

Тор снова обернулся. Теперь он слышал не только голос. Перед ним было что-то сияющее, невыразимо прекрасное. Женщина. И она плакала.

«Этого не должно было произойти, – рыдала она. – Я предала Сонм!»

Только сейчас Тор понял, что он видит Хранительницу Порталов, которая являлась ему – и не только ему – во снах, играла его – и не только его – жизнью. Она была так похожа на ту единственную женщину, которую он любил. Те же золотые волосы. Она была такой же маленькой, такой же хрупкой. Тора охватило смятение.

«Лисе, я вижу тебя».

«Я знаю. Тебе здесь не место, Тор. Как ты сюда попал?»

Тор понимал, что слышит ее мысли – иначе как бы могли ее слова набегать одно на другое, словно волны в море?

«Это Орлак. Он вырвал меня из Сердца Лесов. Мы немного поговорили, а затем он отшвырнул меня... и я оказался здесь. А что за красный туман? Это про него ты говорила, когда являлась мне в прошлый раз? То, что никогда меня не коснется?»

Лисе разрыдалась еще горше. Может быть, дело в ее золотых волосах. Или глазах – он успел заметить их удивительный серо-зеленый цвет. Или в том, как она прячет лицо в узких ладонях. Так или иначе, но вопрос-мысль вырвался у него прежде, чем Тор успел себя остановить.

«Лисе, а ты случайно не родня Элиссе?»

Она подняла голову и отвела руки от лица – в точности как Элисса, когда она стояла на балконе и смотрела, как его убивают. Их взгляды встретились. Ошибки быть не могло. Тот же знакомый разрез глаз.

«Я ее мать, – твердо произнесла Лисе. В ее голосе больше не было страха, Хранительница вновь владела собой. – Идем. Тебе небезопасно оставаться в мире духов, а нам нужно о многом поговорить».

Тор вернулся в свое тело.

Он вскочил... и побледнел от ужаса. Его дети и Клут неподвижно лежали под деревьями.

«Они просто спят, – успокоила его Лисе. – Это особый сон, он приносит исцеление».

Тор удивленно поднял голову. Он по-прежнему прекрасно видел Хранительницу. Вот она, сидит в развилке дуплистого дерева.

«Как вышло, что я тебя вижу? Я же не сплю?»

Лисе грустно улыбнулась.

«Скажем так: тебе выпала особая честь. Только не проси, чтобы я встала и пошла. Мне дозволено лишь раз посетить мир людей. Но, соприкасаясь с деревьями, я могу возвращаться сюда. Щедрость Сердца Лесов и могущество Дармуда Корила велики, поэтому я здесь».

Страх, боль, унижение – Тору слишком много пришлось пережить. Он был едва жив, но сейчас хотел лишь одного – подойти к этой крошечной сияющей женщине как можно ближе. Превозмогая слабость, он заковылял к дереву, на котором она сидела, и опустился на мягкий мох.

«Красавица, – прошелестела она, глядя на Лаурин. – Совсем как ее мать».

«И бабушка», – мягко откликнулся Тор.

Лисе улыбнулась.

«А теперь ты скажешь мне правду, Лисе?»

Она уже не раз давала ему понять, что это право нужно заслужить.

«Что ты хочешь узнать?»

«Почему ты бросила Элиссу?»

«Я не человек из плоти и крови, Тор. Я не могла оставаться в Таллиноре».

«Но тогда почему ты пришла в Таллинор?»

«Скоро ты сам это поймешь».

«Значит, нам с Элиссой суждено встретиться... и быть вместе?»

«Путь смертных предначертан богами, – таинственно ответила она. – Наберись терпения, Тор. И ты получишь ответы на все вопросы».

«Я могу ей сказать, что...»

«Что у нее есть мать, которая наблюдает за ней, но никогда ее не навещает? Мать-богиня? – Лисе рассмеялась. – Думаю, тебя и так ждет нелегкий разговор. Не стоит усложнять».

«А ты сама ей скажешь?»

«Конечно».

«И когда?»

«Когда придет время».

Снова тайны. Как его это бесит! Тор тяжело вздохнул. Конечно, Лисе не изменит ради него свое решение... и она права. Разговор с Элиссой и вправду обещает быть неприятным. Сказать ей, что ее сын жив, что у нее есть дочь... При одной мысли о том, как встретит его любимая это известие, Тору становилось не по себе.

«Расскажи мне про Доргрила», – сказал он, и Лисе вздохнула – так же печально, как он сам.

«Доргрил сумел меня провести. Сотни лет он дурачил меня, болтая всякий вздор и жалуясь на свое унылое существование. Он хорошо постарался, и я поверила, что он безобиден», – в ее голосе послышалась досада.

«Лисе, тебе придется начать с самого начала. Я не знаю что было раньше. И поэтому не понимаю, о чем идет речь».

Хранительница перевела дух.

«Доргрил – один из Сонма. Он приходится братом королю Дарганоту и жаждет получить его корону. У младших братьев часто возникают такие желания».

Она явно взвешивала каждое слово.

«Продолжай», – кивнул Тор.

«У Доргрила созрел хитроумный план погубить брата и получить его корону. Однако весть о том, что королева Эвагора ждет ребенка, спутала его планы. Теперь Доргрилу предстояло избавиться и от короля, и от наследника».

96
{"b":"18728","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отель
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Луна-парк
Любовь не выбирают
День, когда я начала жить
Тайна тринадцати апостолов
Солнце внутри
История матери
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией