ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кристин, дочь Лавранса
Горький квест. Том 2
Царский витязь. Том 2
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Девушка в голубом пальто
Неймар. Биография
Праздник нечаянной любви
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
A
A

— Не желаете поприветствовать друг друга? — небрежно осведомился Гот. — Я, конечно, могу ошибаться… но мне кажется, что госпожа Квин недавно родила. Верный способ заработать смертный приговор — не так ли, почтенный Гинт? Неприкосновенная сбежала с придворным лекарем, понесла от него… Великолепно. Не могу дождаться, когда Его величество сообщит своё мнение по этому поводу.

Тор ощетинился. Цвета вокруг него вспыхнули.

«Не надо, Тор, — предупредил сокол. — Херек прав. Если ты вернёшься в Тал, можно считать, что для тебя не всё потеряно».

Элисса посмотрела на него, и у Тора пересохло в горле. Её взгляд снова стал осмысленным, но в глазах уже не было того света, который он так любил.

— Где мой ребёнок?

Он сглотнул. Но в минуту опасности лгать легче.

— Наш сын мёртв. Умер почти сразу. Роды были очень тяжёлыми.

— О, Элисса, дорогая моя, какая жалость! — медовым голоском доброй тётушки пропел Инквизитор. — Я же говорил, что мы нашли мёртвого ребёнка, но ты и слушать не хотела. Какое несчастье! Но тебе повезло, ты осталась жива.

Она даже не поморщилась.

— Очень жаль, что я не умерла, — она ещё раз посмотрела на Тора и отвернулась.

Это были её последние слова.

Путь в столицу занял целых шесть дней. Всё это время стражники держались с Тором почти по-дружески. Они хорошо помнили, что лекарь спас жизнь Кайрусу — прайм-офицер не делал из этого секрета. Этого было достаточно, чтобы обеспечить юноше достойное обращение.

Элисса ехала впереди вместе с подручными Гота, держа спину неестественно прямо. Пару раз Инквизитор заставлял её садиться к себе в седло, хотя жеребец быстро уставал под двойной ношей. Тору оставалось лишь наблюдать, изнывая от отчаяния и бессилия. Инквизитор мог прикасаться к ней и нашёптывать на ухо всякие мерзости. Однако молодая женщина словно ничего не чувствовала. Тор ни разу не заметил, чтобы с её губ сорвалось хотя бы слово. Её волосы растрепались, на юбке темнели кровавые пятна — но сколько достоинства и благородства было в этом ледяном молчании!

Тор уже собирался прибегнуть к волшебству. Однако Лисс, явившись ему во сне, взяла с него клятву: ни при каких обстоятельствах, никоим образом не показывать своего дара. В самом деле, об этом даре не знали ни стражники, ни Инквизитор Гот, который считал, что в странных событиях в ночь Празднеств Кзаббы виновна именно Элисса. Знать бы только, как она это сделала…

Впрочем, лучшим объяснением была его ненависть. Инквизитор ненавидел Неприкосновенных. Что ему стоило убедить себя, что некто чрезвычайно одарённый решил помогать Элиссе? То, что это был молодой лекарь, просто не приходило ему в голову. Да, волшебный камень не помог найти виновного и это было странно. Однако на стороне Инквизиции — закон, и это главное.

А Тору снилось, что он гуляет в Сердце Лесов. Его — как всегда, незримо — сопровождала Лисс.

«Гот говорил про мёртвого младенца. Что он имел в виду?» — спросил Тор.

«Просто обычная хитрость. Прости, что пришлось тебя напугать».

Тор был счастлив. Во Дворце ему предстоит разговор с королём, а эта новость упрощает задачу. В голове у него уже выстраивался замысел…

«Помнишь предупреждение Дармуда Корила, Тор? О том, что тебе придётся ещё многое перенести, в том числе и много боли?»

Тор со вздохом кивнул.

«Тебя ждёт очень долгое путешествие, и это — только начало. Но ты должен мне доверять. Я не подведу тебя. Но ты… Ты последуешь за мной? Ты будешь делать так, как я говорю?»

«А у меня есть выбор?» — огрызнулся Тор.

«Конечно».

«И что будет, если я скажу „нет"?»

«Погибнут невинные. Погибнет Королевство. Умрёт Сердце Лесов. Паладины, которые держались сотни лет, падут».

«И все только из-за меня».

Он не скрывал презрения. Ему очень хотелось, чтобы Лисс вышла из себя. Однако её голос звучал все так же ровно.

«Всё, что мы делаем — из-за тебя и ради тебя. Ты — Тот Самый».

Разговор зашёл куда-то не туда, и Тор решил сменить тему.

«Дармуд Корил просил у меня прощения за то, что впустил в лес Гота?»

«Ты уже знаешь», — терпеливо ответила Лисс.

«И позволил Готу вас найти?»

«Можно сказать и так».

«Почему, Лисс? Почему Сердце Лесов встало на сторону нашего врага?»

«Сердце Лесов сделало все, чтобы защитить твоих детей. Это было верное решение. Ты обязан верить, — теперь она подчёркивала каждое слово. — Должны произойти определённые события, чтобы Триединство добилось успеха».

Тор брезгливо поморщился.

«И когда я узнаю, что представляет собой это знаменитое Триединство?»

«В пути, Тор».

Лисс являлась ему каждую ночь — и каждую ночь говорила об одном и том же. Она была неумолима. Тор не должен использовать силу, что бы ни случилось… К тому времени, когда впереди показались деревни, окружающие столицу, Тор уже не знал, куда от неё деваться. Он устал. Он не высыпался и весь день чувствовал себя разбитым.

У въезда в город их встретил отряд стражи, который проводит арестанта во дворец. Гот позаботился, чтобы пленников провели по всей столице: он хотел насладиться торжеством. Но Тор видел на лицах горожан лишь недоумение и ужас. Придворного лекаря слишком хорошо знали. Весть о его аресте распространилась, словно лесной пожар, и взбудораженная толпа провожала Тора до самого Дворца.

В главные ворота Гот вошёл с видом победителя. Король Лорис и королева Найрия в парадном облачении стояли на ступенях. Как и в день проводов, Лорис понял, что не может смотреть лекарю в глаза. Его супруга стиснула руки, длинные рукава платья скрывали их почти до кончиков пальцев… но чувства так просто не спрячешь. Тор видел, как она страдает. Что ж, этим стоит воспользоваться.

Что до Элиссы, то Найрии было достаточно лишь раз взглянуть на неё. Королева потребовала, чтобы девушку немедленно проводили к ней в покои. Направляясь в камеру, где предстояло ждать суда, Тор бросил взгляд на западное крыло. Острое зрение не подвело его. Возможно, многие смогли бы заметить, что у верхнего окна башни стоит Меркуд. Но лишь Тор разглядел, что лицо старика искажено отчаянием.

Тор не ожидая, что первой его тесную камеру посетит королева Найрия. К счастью, молодому лекарю позволили вымыться и дали чистую одежду. Небольшая милость… Королева приказала, чтобы их оставили наедине, и лишь когда все ушли, обернулась.

— Болван!

— Ваше величество, я…

— Любая женщина готова стать твоей — стоит тебе только захотеть. Так нет — ты выбрал Неприкосновенную!

Тор склонил голову. Пусть Её величество выплеснет гнев.

— Лорис пытался запретить мне являться сюда, но я считаю своим долгом выслушать твои объяснения. Я хочу понять, почему ты отказался от успеха, славы — ради того, чтобы переспать с какой-то девчонкой… Хотя, должна признать, она хороша собой.

Тор уже открыл рот, чтобы ответить, но королева продолжала:

— Мои камеристки шепчутся, что такие пятна крови, как у неё на юбке, остаются после родов. Скажи, что это неправда, Тор. Моё сердце этого не выдержит.

— Где Меркуд, Ваше величество? — хрипло спросил Тор.

— Отвечай, ослепи тебя Свет!

В глазах Найрии блестели слезы. Но она не давала себе расплакаться, а взгляд горел гневом.

Тор внимательно изучал её лицо, затем кивком указал на жёсткий табурет. Дождавшись, пока она усядется, расправив юбки, он начал рассказ. Он рассказал об Элиссе, своей жене и возлюбленной. О том, как они дружили в детстве, а потом выросли и поняли, что любят друг друга и хотят вечно быть вместе. О неожиданном предложении Меркуда, о том, как был вынужден спешно уехать и даже не смог сообщить об этом Элиссе. О том, как потерял её и все годы, пока жил в столице, терзался сомнениями и раскаяниями. Рассказывая, Тор видел, как смягчается лицо королевы. Он на самом деле любил людей и свою работу, но тоска о потерянной возлюбленной не утихала, и он напрасно искал утешения в объятиях других женщин.

Найрия немало удивилась, узнав, какой странный случай вновь свёл влюблённых. Но Тор продолжал. Он заговорил о другом: как Инквизитор преследовал Элиссу, как она пересекла всю страну, а потом скрывалась в Академии… И лишь под конец Тор открыл главную причину всех бед. Когда он рассказал, как Гот обесчестил Элиссу, лицо королевы стало каменным. Найрия ненавидела Инквизитора.

100
{"b":"18729","o":1}