ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Э-э-э… — протянул Тор. — Думаю, я всё понял. Спасибо, Рис.

Деликатность, с которой юноша попытался закрыть скользкую тему, вызвала новый взрыв хохота. Чтобы скрыть неловкость, Тор огляделся. Они остановились как раз перед постоялым двором. Над дверью красовалась вывеска с надписью «Пустой кубок», а изнутри доносились мужские голоса и громкое пение.

— Мы пришли? — спросил он.

Рис уже успокоился. Голагу пришлось постучать себя по груди, чтобы унять кашель — похоже, слюна попала ему не в то горло.

— Да, парень, — отозвался он, переводя дух. — Думаю, здесь для тебя найдётся… кха!.. небольшая комнатка на одну ночь, если нам повезёт… кха… и если ты позолотишь ручку старине Додди.

— Сколько?

Пожалуй, показывать все своё богатство не стоило. Поэтому Тор не стал доставать кошелёк. Он выгреб из кармана пригоршню меди, среди которой оказалось несколько баронов, и дёрнул Голага за грязный рукав. Солдат обернулся и торопливо сгрёб деньги с ладони юноши.

— И не забудь мой дьюк, — прорычал он прямо в лицо Тору.

К счастью, оба дьюка уже лежали в другом кармане — они перекочевали туда ещё на площади, где горожане чинили расправу над несчастным Клутом. Мысленно похвалив себя за предусмотрительность, Тор передал обе монетки Рису.

— И что теперь?

Рис прочистил горло и снова сплюнул. Точно заворожённый, Тор смотрел на комочек слизи, который блестел в пыли у его ног.

— Сажай этого дурачка себе на плечи, парень — и за мной.

Сейчас молодой человек даже не попытался завести с калекой мысленный разговор — это не имело смысла. Клут по-прежнему тянул из него силы, но Тор заметил, что почти привык к этому ощущению. Однако стоило юноше взвалить нового друга на плечи, он почувствовал, сколько сил пришлось отдать. Согнувшись в три погибели и спотыкаясь, Тор последовал за Рисом в трактир.

Едва дверь открылась, шум оглушил юношу. Похоже, это заведение было отдано под квартиры королевским ратникам — во всяком случае, все посетители казались точной копией Риса и Голага и пахли точно так же, если не сильнее.

Пошатываясь под тяжестью Клута, Тор нетерпеливо следил за Рисом, который что-то объяснял необъятному типу за стойкой. Наконец толстяк воздел руку и ткнул вверх пальцем, похожим на колбаску.

— Верхний этаж, — сообщил Рис, возвращаясь к Тору. — Ступай туда, а я найду лекаря, и мы квиты.

Он улыбнулся и пожал юноше руку. Странно, но от этого жеста на душе у Тора стало немного легче.

С благодарностью кивнув Рису, он двинулся вверх по скрипучей деревянной лестнице. Задача оказалась не из лёгких. То и дело приходилось останавливаться — например, пропуская компанию пехотинцев, на которых висели смеющиеся девушки — да и просто для того, чтобы перевести дух. На верхнем этаже оказалось три комнаты. Открыв наугад ближайшую дверь, юноша поспешил её захлопнуть: его взору предстала местная красотка, которая обслуживала клиента.

— Прошу прощения… — пробормотал Тор, чувствуя, как мгновенно покраснел.

Во всяком случае, выбор сократился. С трудом сделав несколько десятков шагов по душному коридору, Тор толкнул дверь. О счастье! Комната оказалась пустой…

И очень тесной.

Теперь нужно было как можно бережнее опустить Клута на кровать. Но Тор настолько обессилел, что буквально уронил свою ношу и сам рухнул на пол рядом. Он был настолько измотан, что не чувствовал ничего, кроме тупого раздражения.

Он не знал, сколько просидел, не меняя позы. Наконец, в дверь постучали, и в комнату вошла девочка с кувшином воды и миской — совсем маленькая, она едва ли успела встретить своё десятое лето.

— Лекарь пришёл, — выпалила она с порога.

— Ты — Гинт? — осведомился пожилой господин, проходя следом за ней. — Тот, что принёс сюда этого слабоумного?

Тор вздохнул и устало поднялся.

— Да… наверно, можно и так сказать. Он показал на кровать.

Лекарь, который представился Фрейбергом, прислонил трость к изножью койки, укоризненно поцокал языком и тут же принялся снимать с Клута лохмотья. То, что предстало их взорам, напоминало палитру живописца. Ярко-пурпурные кровоподтёки, желтовато-серые следы старых ушибов и тёмно-розовые — свежие… Но страшнее всего были ярко-красные пятна — признак подкожного кровотечения. Лекарь фрейберг сообщил, что это говорит о переломах.

Осматривая раненого, старик непрерывно что-то бормотал, но так тихо, что невозможно было разобрать ни слова. Наконец, он закатал рукава, открыл заплечную сумку с множеством отделений, которую принёс с собой, вынул пробку из бутылки с какой-то тёмной, густой жидкостью, и по комнате разлился запах гвоздики.

— Вот, — он сунул бутылочку Тору. — Влей немного ему в горло. Это хоть как-то снимет боль.

Тор кивнул, бережно приподнял голову Клута и поднёс бутылочку к его распухшим губам.

— А зубы, сударь?.. Я имею в виду… вдруг он случайно проглотит выбитые зубы?

Доктор фыркнул, затем посмотрел на мальчика из-под густых бровей, одна из которых ловко удерживала монокль.

— Думаю, проглотить обломок зуба — меньшая из бед, которая грозит этому человеку. Но если это тебя успокоит, мальчик… его зубы я уже проверил. На вид все цело. Похоже, это единственная часть его организма, которая не пострадала.

Он покосился на раненого, затем посмотрел на Тора и тихо добавил:

— Меня радует другое: ты это отметил, Гинт.

Тор был польщён. Он давно чувствовал, что быть лекарем — его призвание. Задолго до того, как получил предложение Меркуда.

— Я еду в Тал, почтенный Фрейберг, — выпалил он. — Меркуд Облегчающий Страдания предложил мне стать его учеником! Я буду учиться лечить людей!

Гордость буквально распирала его… и ей надо было дать выход. Доктор улыбнулся в ответ.

— Чудесно. Я не встречался с великим Меркудом, но кто его не знает? Слава о нём идёт по всему Королевству! Ты будешь учиться у самого знаменитого учителя, жить во Дворце… — — он вздохнул. — Сколько возможностей для юноши… Постой. Я слышал, что у Меркуда никогда не было учеников. Или это только сплетни?

— Это правда, — гордо ответил Тор. — Я — первый.

— Ну, что ж… Сочту за честь дать тебе первый урок, юный Гинт.

И лекарь снова повернулся к раненому.

— Должен сказать, что твой несчастный друг жестоко избит. Не могу сказать, чем для него это обернётся… по крайней мере, пока. Если ты хочешь помочь, обещай, что будешь сохранять присутствие духа. Он весь изранен.

Тор серьёзно кивнул. С площади донеслись голоса, смех — там начиналось веселье. Звуки становились все громче. Сквозь крошечное слуховое окно в комнату проникал мягкий свет уходящего дня.

— Его зовут Клут, сударь. А меня — Тор. Доктор едва заметно кивнул и начал объяснять.

— Так вот, Тор. Я могу сразу же определить, что у почтенного Клута сломано несколько рёбер, левая рука, вывихнуто правое плечо… правая кисть тоже сломана. У него сильное сотрясение мозга — вероятно от удара в висок, — он мягко указал пальцем. — Челюсть если не сломана, то… по крайней мере, есть трещина — вот здесь.

Тор молчал.

— Возможно, трещина на скуле… нос определённо сломан. Завтра утром на лице появится пара огромных синяков — если он доживёт до утра. И ухо сильно порвано… О небо! Они прибили его к столбу за ухо?!

Ответа не потребовалось.

— Вот здесь и здесь — внутреннее кровотечение. Если пострадали внутренности, мы вряд ли можем что-нибудь сделать. Но я надеюсь, что кровотечение вызвали сломанные ребра. Однако этот человек меня удивляет. Чудо, что он до сих пор жив.

И снова полез в свой чемоданчик. В отличие от старика лекаря, Тор знал цену этому «чуду». Голова раскалывалась, вялость становилась неодолимой. Тело требовало отдыха. Клут действительно пил его силы. Лекарь продолжал говорить, но Тор его уже не слышал.

— Мне потребуется твоя помощь… Что случилось, Тор? Да на тебе лица нет. Тебя тошнит? Ну-ка садись, садись.

Старик засуетился и усадил молодого человека на маленькую табуретку у окна. Свежий воздух подействовал благотворно: тошнота прекратилась, головокружение стало слабее.

16
{"b":"18729","o":1}