ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Что такое?»

«Кажется, получилось, — Клут слетел с ветки и, описав красивую дугу, сел у ног юноши. — Только что они были в ужасе. И вдруг — уснули. Как думаешь, они забыли?»

«Давай проверим».

Тор встал и разбудил сообщников Корлина. Пленники выглядели полуоглушенными, но страха в их глазах уже не было.

— Горон, ты? — здоровяк был единственным, кого Тор знал-

— Нy я. И дальше что? — Горон попытался разорвать верёвки. — Куда Корлин подевался?

— Мёртв.

Заговорщики недоуменно переглянулись.

— И кто его убил?

— Кайрус.

— Эй, Файстер! Правда, что ли?

— Быть не может, — отозвался Файстер, мотая головой, словно стряхивая невидимую паутину. — Мы его гвоздями к дереву прибили.

— Кайрус убил Корлина, — тоном, не допускающим возражений, сообщил Тор. — А вам, парни, придётся отвечать перед королевским судом за убийство четверых ратников.

Он догадывался, что собственные шеи волнуют этих громил куда больше, чем участь их предводителя, и не ошибся. Ответом ему был дружный стон.

— Ради чего вы на такое пошли? — Тор искренне желал это выяснить.

— Ради денег, — равнодушно бросил Файстер. — Корлин нам очень недурно заплатил. Половину в Хаттене, а половину обещал выдать, когда дело будет сделано. Только не сказал, что это будет за работёнка. И ещё эля было — хоть залейся. Мы вообще не просыхали, пока не догнали отряд. Тогда надо было вытащить Кайруса из палатки… но это было легче лёгкого: они спали как убитые, потому что Корлин подсыпал им кое-чего в пойло, — Файстер уныло покачал головой. — Кстати, он и часовых прирезал, а не мы.

— А не страшно было в лесу? — спросил Тор.

— Ещё бы не страшно! — вмешался другой, помоложе — — Но когда монетки звенят, всякий страх забудешь. И ещё Корлин давал нам какое-то снадобье — сказал, что от него страх проходит. Гадость страшная, но в самом деле помогало. Мы его пили два раза в день.

— Заткнись, Чиррен! — зашипел Файстер. Тор уже услышал кое-что интересное и не собирался прекращать допрос.

— И где это снадобье?

— Корлин держал его у себя в мешке. Синяя склянка, — с готовностью сообщил Чиррен, не обращая внимания на гримасы, которые строили ему остальные

— Ты, придурок! — зарычал Горон. — Нас притянут за убийство. Ты долго собираешься ему помогать?

Но Тор уже рылся в сумке Корлина. Скоро обнаружилась и бутылка — небольшая, с плотно притёртой пробкой. Содержимое пахло омерзительно, и Тор поспешил снова закупорить склянку. Вкус, скорее всего, должен был быть под стать, но Меркуда это зелье заинтересует.

— А мы с тобой вроде знакомы — да? — с надеждой спросил Горон.

— Не думаю, — отозвался Тор, поднимая пленников на ноги. — Итак, уважаемые, сейчас вы все сядете на лошадей и будете вести себя смирно. Если бы я появился здесь чуть позже и не вмешался, вас всех постигла бы та же участь, что и Корлина. Прайм-офицер Кайрус был в ярости и жаждал крови.

Клут ехидно рассмеялся.

— Так что вот вам совет: не сопротивляйтесь и делайте то, что я вам говорю. Кто знает — может быть, Его величество смягчится, когда узнает, что вы были только соучастниками и никого не убивали.

Это предложение протестов не вызвало. Лошади, на которых приехали сообщники Корлина, были уже готовы, и Тор помог каждому из своих пленников забраться в седло. Однако доверия эти люди у него по-прежнему не вызывали — и прежде всего это касалось Горона. Лучше всего было связать их одной длинной верёвкой, что Тор и сделал. Правда, теперь лошадям придётся идти след в след, но безопасность того стоила. Когда всё было готово, Тор разбудил Кайруса и спросил, может ли тот держаться в седле.

Прайм-офицер ответил не сразу. Он удивлённо оглядывал себя с ног до головы. Оказывается, всё это время он спал! И за это время кто-то промыл и забинтовал ему раны, переодел его… а главное, ему стало гораздо лучше.

— Наверно, смогу, мой мальчик, — он недоверчиво покачал головой. — Знаешь, когда я убил Корлина… Я думал, что кончусь вместе с ним. Сил у меня совсем не осталось.

— Я тоже так думал. Мне оставалось только промыть вам раны, перевязать… и молиться, чтобы вы продержались, пока мы не доберёмся до столицы… и я смогу поручить вас заботам Меркуда.

Тор осёкся. Он снова почувствовал знаменитый всевидящий взгляд Кайруса.

— Ты не умеешь врать, Гинт, — прайм-офицер фыркнул — Да ещё эта проклятая птица болтается рядом с тобой, как дурной запах… Почему у меня возникает чувство, что ты скрываешь какую-то ужасную тайну?

Тор почувствовал, что волосы у него встают дыбом.

— Успокойся, Тор, — мягко проговорил Кайрус. — Сегодня, когда ты появился, я почувствовал такое облегчение, какого в жизни не испытывал. Я перед тобой в долгу. Я всё ещё дышу, я жив, я успел отомстить за смерть своих подчинённых — и в этом только твоя заслуга.

Кайрус поднял руку, не давая Тору возразить.

— Подожди. Ты должен это знать. Когда меня избивали, я позволил себе потерять сознание — мне это казалось единственным спасением. Знаешь, это как будто проваливаешься в чёрную бездну… И тут появилась женщина. Она не сказала, как её зовут — на самом деле, я её даже не видел. Но у неё был такой дивный голос… Она успокаивала меня снова и снова, уговаривала держаться… И знаешь, кого она велела мне ждать?

Тор покачал головой.

— Тебя, Гинт. Она сказала, что ты уже в пути и спасёшь меня. Представь себе: ты висишь среди черноты, а этот голос говорит с тобой, внушает надежду… И ещё она просила меня хранить твои тайны. Не раскрывать их никому, даже тем, кому я служу. Защищать тебя любой ценой, даже ценой собственной жизни. Как тебе это понравится, Тор? И тут ты…

Офицер опёрся на руку Тора и медленно встал.

— Ладно, хватит разговоров. В любом случае, все это выше нашего разумения. Я надеюсь, у тебя уже есть донельзя правдоподобное объяснение. Потому что скоро здесь появится вся королевская рать — непременно появится, — Кайрус засмеялся. — Знаешь, юный Гинт, просто сказать «спасибо» мне кажется недостаточным. Поэтому позволь мне не выражать благодарность ни тебе, ни твоей… э-э-э… птице.

Это просто охотничий сокол, — пояснил Тор.

Караван двигался по тропке медленным шагом. Первым уне ехал Кайрус, за ним четверо пленников. Замыкал строй Тор верхом на Бесс, который вёл в поводу лошадь Корлина. Клут, почти невидимый в небе, указывал дорогу к Бревису — правда, эти советы были слышны только Тору. Пленники удивлялись, однако прайм-офицер то и дело поглядывал вверх, на красавца-сокола, который кружил над вершинами деревьев.

— У меня на квартире есть несколько бутылок славного «Морриета», юный Гинт! — крикнул он через плечо, широко улыбаясь. — Я давно их берег. Надеюсь, ты выпьешь со мной по случаю нашего возвращения?

Глава 12

То, чего не ждал лекарь

Сорок воинов отряда «Щит» ехали молча. Весть об исчезновении прайм-офицера пришла слишком недавно, и они ещё не успели оправиться от потрясения.

Кайрус занимал в королевстве две поста — и на обоих сумел добиться уважения подчинённых. Прежде всего, он командовал «Щитом» — своего рода крошечной армией, в которой служили лучшие воины Королевства, личной гвардией Его величества. Но была в Таллиноре и настоящая армия, которая также находилась под командованием Кайруса. Таким образом, его заботам вверялась безопасность не только короля, но и всего Таллинора. В прежние времена, при короле Морте, такое сочли бы недопустимым — по той же причине, по которой считается неразумным держать все яйца в одной корзине. Однако вот уже много лет Таллинор жил в мире, и Кайрус легко нёс свой двойной груз.

Правда, некоторые господа, которые прибывали в Таллинор из разных мест, любители колкостей, которые передаются шёпотом, поговаривали, что армия Таллинора давно забыла, что такое настоящее сражение. Говорили, что её воины ещё не разучились сражаться, но уже отвыкли защищать собственную спину. Однако у этой армии была долгая и славная история, боеспособность, которая оставалась непревзойдённой, прославленный военачальник, который, вопреки всему, поддерживал эту боеспособность неведомо какими способами. Все это не могли не вызывать уважения даже у завистников.

38
{"b":"18729","o":1}