ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лароуз
Есть, молиться, любить
Соблазненная по ошибке
Проклятый ректор
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Сочувствующий
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Время мертвых
A
A

— Хорошо, — ответила Старейшина Айрис. — В таком случае, оставайтесь за воротами.

— Но я хотел бы попросить вас ещё об одной услуге, — как ни в чём не бывало, продолжал Гот.

— Что ещё?

— Здесь находится мой друг. Насколько я понимаю, почтенный Гинт представляет здесь Их величеств. Не откажите в любезности, попросите его выйти ко мне. Но, Старейшина Айрис… не говорите ему, что я здесь. Пусть это будет для него неожиданностью.

В этот миг из-за спины Старейшины вышла женщина в малиновом одеянии. На ней была маска Добродетельной Девственницы.

— Он в маске кабана, Инквизитор. Я найду его, если пожелаете.

Появление этого человека, чья жестокость была известна всему Королевству, радовало Ксантию. Она знала, что связывает его с Элиссой.

Старейшина Айрис обернулась. Ксантия могла благодарить богов за то, что не видела её лица. Но отступать было поздно. Такой случай нанести Элиссе удар…

— Да, ещё, Инквизитор Гот, — Ксантия мило улыбнулась. — Если вы заодно ищете Элиссу… На ней надета маска лисы.

— Ксантия! — громко и с укоризной в голосе воскликнула Старейшина Айрис. — Попридержи язык, девочка!

— Элисса… — это имя сорвалось с багровых губ чуть слышным шёпотом. Казалось, Гот пробовал его на вкус, как дорогое вино, но не удержал.

Если бы не эта старуха, упрямая, как вол… Ксантия могла поздравить себя. До сих пор прошлое Элиссы было покрыто завесой тайны, но теперь эта завеса начинала понемногу раздвигаться. Ксантия была почти уверена: ещё до рассвета она узнает все. И тогда Элиссе конец. Эта мысль грела ей душу. Наконец-то будут сорваны все покровы лжи, за которыми эта гордячка прячет своё истинное лицо! Несомненно, ей есть что скрывать. Само собой, это станет известно не только Ксантии, но и всей Академии. О, она позаботится о том, чтобы Элисса никогда не стала Старейшиной!

Резкий окрик Старейшины Айрис прервал её мечты.

— Оставь нас наедине, Ксантия. Тебе надо готовиться к церемонии. По окончании которой ты сразу вернёшься в свою комнату и будешь ждать, пока я тебя не позову, — она церемонно и вежливо поклонилась Инквизитору. — Простите, сударь.

— Ничего страшного, — с поклоном ответил Гот.

Едва женщины удалились, он приказал своим подчинённым найти всех, кто носит кабанью или лисью маску. Он уже заметил, что таких людей немало. Однако его добычу ни с кем не спутаешь. И тут не помогут никакие маски: прежде, чем взойдёт солнце, эти двое будут у него в руках.

Воспользовавшись тем, что Старейшина Айрис отчитывала Ксантию, Тор скрылся. С минуты на минуту должна была начаться церемония. Молодой лекарь заметил Элиссу, которая притаилась позади толпы. Пока этого достаточно. Следуя примеру своей возлюбленной, Тор отошёл туда, где потемнее — у него не было ни малейшего желания попадаться на глаза Ксантии, которая скоро начнёт его искать. Однако теперь у неё связаны руки: почтенная Айрис строго приказала Ксантии держаться рядом с одной из Старейшин, а та явно не позволит провинившейся послушнице вольничать. Возмущение Ксантии можно было чувствовать кожей. Тор усмехнулся. Одно сражение выиграно. Правда, это не означает победы в войне, но…

Старейшины и главные герои представления готовились к главной церемонии Празднеств. Во дворе стало тесно от сотен гостей, через знаменитые ворота Карембоша в обе стороны тёк людской поток. Прекрасно, отметил про себя Тор. Пожалуй, они с Элиссой смогут под шумок затесаться в гущу толпы и выбраться наружу.

Что же касается Гота и его помощников… Инквизиторы бродили по двору, заглядывали под маски кабанов и лис. Тор похвалил себя за удачный выбор: эти маски попадались куда чаще других.

Сам Гот не участвовал в этом унизительном занятии, подчинённые для того и существуют, чтобы брать на себя чёрную работу. Однако сквозь прорези маски было видно, как бегают его глаза. Время от времени взгляд Инквизитора останавливался на высоких темноволосых мужчинах и молодых женщинах с золотистыми волосами. Нет, все не то… Свою добычу он заметит сразу. Скорее всего, Элисса догадалась, что её узнают по волосам, так что лучше проверять и темноволосых женщин. Вот что она не скроет, так это своё тело. Он прикасался к ней и помнит каждую округлость. За эти годы Элисса не выросла, хотя и стала более женственной. Он же видел её сегодня.

Послушниц вызывали одну за другой. Вставая рядами, они представляли сцены из древнего сказания — сказания о том, как погибли великие Чувствующие, Мастера Голдстоуна. Гота это совершенно не занимало — ни древние байки, ни эти люди с их могуществом, ни то, существовали они на самом деле или нет. Он думал об Элиссе Квин. У них будет всего несколько мгновений на разговоры. Может быть, мелькнула у него мысль, её удастся выкрасть? Нет, теперь она Неприкосновенная. Это было непреодолимым препятствием даже для Инквизитора, который привык к вседозволенности.

Придётся ограничиться тем, что заставить её танцевать с ним Пляску Смерти. Это значит, что он сможет прижать её к себе. Конечно, Элисса не сможет отказаться. Даже эта старая метла, Старейшина Айрис, не сможет ему запретить — таков обычай. Жаль только, что у него теперь нет… одной очень ценной части тела. Он представил, как прижимается к Элиссе — так, чтобы она её почувствовала… Вот бы она напугалась! Снова увидеть ужас в её глазах — вот чего ему хотелось до безумия.

Гот тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Он почти забыл про лекаря. Его надо найти, схватить и призвать к ответу. Да, как можно быстрее! Окликнув Руса, Инквизитор приказал ускорить поиски.

Тем временем у главных ворот Академии появилась небольшая повозка, запряжённая парой пони, рядом трусил ослик. Казалось, кучер — рослый темноволосый человек в маске кабана — хотел проехать сквозь толпу, но в последний момент остановился.

Повозка встала в тени, к тому же на улице уже стемнело. Однако что-то в облике кучера показалось Русу знакомым. Пожалуй, стоит порадовать Гота.

Торжественно прозвенел колокол, и десять героев легенды Кзаббы начали своё неспешное шествие. Одно за другим они пропевали непонятные слова никому не известного языка. А следом шёл молодой человек, прекрасный и полный сил — виновник всех бедствий.

Потом зазвучали женские голоса — их созвучия незримыми стройными колоннами вознеслись над площадью. Это послушницы и Старейшины Академии подхватили песнь. Ксантия почувствовала, как её толкают в бок: песнопения разучивались на протяжении нескольких месяцев, и Старейшина Ли не понимала, почему девушка до сих пор молчит. Послушно затянув свою партию, Ксантия продолжала огладываться в поисках Элиссы. Но Элиссы нигде не было видно, и девушка чувствовала, что приходит в ярость. Ни лисьих масок, ни хрупких девочек, ни золотых локонов!

Обычай гласил, что в ночь Кзаббы Старейшины должны провести перекличку и убедиться, что все послушницы на месте. Эта часть церемонии считалась очень важной. Девушек пересчитали, а затем окликнули каждую по имени. Да, Элисса здесь. Инквизитор улыбнулся, Ксантия разозлилась ещё сильнее: она узнала голос бывшей подруги, но по-прежнему не понимала, где та прячется.

Однако в скором времени ей сильно повезло. Послушницы двинулись к воротам, чтобы покинуть стены Академии, толпа покорно расступалась перед девушками. За воротами им предстояло встретиться с одиннадцатью героями в масках. Их голоса сольются, пение станет громче… И наконец начнётся Пляска Смерти. Сначала она будет напоминать шествие. Потом люди начнут двигаться быстрее и быстрее, пока вихрь танца не охватит всех. Ксантия не сомневалась: Гот не преминет воспользоваться этим, чтобы пристроиться к Элиссе.

Незаметно пропуская вперёд себя то одну, то другую послушницу, она скоро оказалась в самом хвосте процессии и теперь видела всех. Понятно, что Элисса где-то среди них. Но где? Куда она могла спрятаться? В этот миг одна из девушек споткнулась, едва не сбив с ног соседок. Неразбериха длилась лишь несколько мгновений, но Ксантия успела заметить что-то похожее на конское копыто. До сих пор ей в жизни не доводилось видеть ботинок на высоком каблуке. Миг — и странный предмет исчез под малиновым подолом.

91
{"b":"18729","o":1}