ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, футляр спрятал тот, кто украл меч у дона Себастьяна? — предположил Пико.

— Все это очень странно, — пожал плечами Юп. — Зачем было передавать дону Себастьяну в тюрьму, практически в руки врагов, бесценный меч? Если ему нужно было оружие, удобнее был бы пистолет. К чему ему был меч, усыпанный драгоценными камнями?

— Кто знает, может, эти драгоценные камни — тоже всего лишь легенда, — пожал плечами Пико.

— А я думаю, вот как было дело, — начал Юпитер. — Американцы арестовали дона Себастьяна, чтобы завладеть мечом Кортеса… Да, Боб, я помню мнение профессора Мориарти, — прервал свою мысль Юп, видя, что Боб готов ему возразить. — Солдаты Фремона жаждали наживы и пытались подчинить себе местных правителей. Население Роки-Бич, вполне возможно слышало о легендарном мече дона Себастьяна. Теперь представьте, что он действительно спрятал меч в статую. Когда он бежал из-под стражи, Брюстер, Макфи и Крейн решили выследить его и присвоить себе меч. Пришлось придумать историю о расстреле и дезертировать. Они бросились искать сбежавшего дона Себастьяна и его меч. Дон Себастьян боялся, что меч они действительно найдут, а потому оставил футляр в статуе, чтобы сбить их с толку.

— Так что же, по-твоему, случилось с доном Себастьяном? — спросил Пико.

— Если честно, то не знаю, — неуверенно сказал Юпитер.

— Ты очень многого не знаешь, Юпитер, — покачал головой Пико, — и все, что ты заявляешь — это просто твоя буйная фантазия. Даже если ты прав и мой прапрадедушка действительно избежал смерти, то где же он спрятал меч и как его найти?

— А что вы скажете вот об этом? — Юпитер протянул Пико копию письма дона Себастьяна. — Вы можете это перевести? — Он кивнул Бобу. — Записывай, документ все-таки! Боб — наш секретарь и архивариус, — объяснил Пико Юпитер. — Питер ходит у нас в должности Второго Сыщика. А Первый Сыщик — это, как вы догадываетесь, я.

Пико углубился в письмо дона Себастьяна.

— Знаю я это письмо, — наконец сказал он. — Мой дед частенько его перечитывал, стараясь найти ключ к разгадке исчезновения меча, но это ему так и не удалось. — И Пико начал переводить:

«13 сентября 1846 года. Замок Кондора.

Мой дорогой Хосе, я надеюсь, у тебя все в порядке и ты честно выполняешь долг каждого настоящего мексиканца. Янки заняли наш несчастный город, и меня арестовали. Причины ареста мне не называют, но я и сам догадываюсь. Я пленник в доме Кабрилъо, что на берегу океана, ко мне никого не пускают и не позволяют мне ни с кем разговаривать. Других членов нашей семьи не тронули, и все, что нужно, в сохранности. Я верю, мы победим и скоро встретимся!»

Боб взглянул на свою запись в блокноте.

— Он пишет, что догадывается о причине ареста. Думаете, он имеет в виду, что американцы покушались на его меч?

— А что значит «все, что нужно, в сохранности»? — разгорячился Пит. — Может, он дает Хосе понять, что меч надежно спрятан?

— Дай-ка посмотреть твою запись, — попросил Боба Юп и взял в руки его записную книжку. — Вполне возможно, вы оба правы. Но в чем я теперь совершенно уверен — так это в том, что доклад Брюстера был дезинформацией!

— Откуда эта уверенность, Юп? — спросил Пико.

— Посмотрите, Брюстер пишет, что во время побега дон Себастьян был вооружен мечом, который тайно доставил ему кто-то из посетителей. Но к дону Себастьяну посетителей не пускали, а потому меча ему никто не приносил! Брюстер придумал это для достоверности истории расстрела и чтобы все поверили, что меч был утрачен. Я уверен: весь этот рапорт — сплошное вранье, прикрытие для Брюстера и его сообщников!

Пико перечитал письмо.

— Да, конечно, но все-таки…

Внезапно сквозь шум дождя они услышали звук падающих поленьев и гулкие шаги убегающего человека.

— Эй, ты! Стой! — кричал кто-то. Сыщики выскочили на улицу вместе с братьями Альваресами, но увидели уже только скачущую вдали лошадь. А во дворе стоял невысокого роста седой человек.

— Пико, кто-то подслушивал у твоего окна! — сообщил седой. — Я шел поговорить с тобой, да и увидел его! Он бросился бежать, налетел на поленницу, а за сараем его ждала лошадь…

— Не знаете, кто это был? — спросил Диего.

— Куда там, — покачал головой старик, — глаза-то уже не те, что раньше, Диего. Я даже не разглядел, мужчина это был или мальчик.

— Дон Эмилиано, да вы совсем промокли, — спохватился Пико и пригласил старика: — Пожалуйста, заходите к нам.

Он усадил гостя у горящего камина и представил ему Сыщиков. Эмилиано Паз в ответ только улыбнулся.

— Вы не заметили, сэр, как долго он торчал под окном? — спросил Юпитер.

— Нет, я увидел его, когда вышел из дому.

— Ну что, Первый Сыщик, кто бы это мог быть? Кому понадобилось подслушивать под окном?

— Не знаю, но предполагаю, что кого-то могли заинтересовать наши разговоры о мече Кортеса.

— Да, Юп, дела неважные, — вздохнул Питер.

— Уж наверное, мистер Норрис и вся его компания вовсе не желают, чтобы мы нашли такой ценный меч, — мрачно проговорил Юпитер. — Прошлой ночью Скинни тоже пытался выведать, чем мы собираемся заниматься.

— А мне кажется, вы все преувеличиваете, — заметил Пико. — Можно рассуждать и предполагать все, что угодно, но никто даже приблизительно не ответит, где может быть меч и существует ли он вообще.

— Я уверен, дон Себастьян отлично понимал, что эта троица охотится за его мечом, и надежно его спрятал, — настаивал Юпитер. — Наверняка он оставил сыну ключ к разгадке — если не в письме, то где-то еще. Но и в письме должна же быть какая-нибудь зацепка. Он был пленником, ему грозила опасность, и он понимал, что это его последний шанс сообщить Хосе, где хранится меч.

Теперь письмом занялись уже все вместе. Пико и Диего еще раз перечитали оригинал, Сыщики просмотрели сделанные Бобом записи.

— Нет, не вижу я тут никакого ключа! — воскликнул Пит.

А Пико только головой покачал:

— Это просто письмо, и все. Юпитер. Зацепиться не за что, ну разве что за фразу «все, что нужно, в сохранности».

— Юп, — сказал вдруг Боб, — а вот там, в верху страницы, написано: «Замок Кондора». Что бы это могло означать, не знаете, Пико?

— Не-е, — озадаченно протянул Пико. — Скорее всего, это просто название какого-то места. В те времена полагалось указывать, где писалось письмо: город, асьенду, дом.

— Но ведь дон Себастьян писал письмо из дома Кабрильо, — сказал Боб.

— А его родным домом была ваша асьенда, — добавил Юпитер. — Она всегда так называлась или раньше была Замком Кондора?

— Нет, ее всегда называли асьендой Альваресов.

— Тогда почему, почему же он написал вверху «Замок Кондора»? Может быть, это название какого-то особого места, о котором знал Хосе? — завелся Пит. — Вот он, ключ к тайне!

Юпитер вытащил карту округа. Все стали рассматривать ее, заглядывая через его плечо.

— Нет никакого Замка Кондора, — разочарованно вздохнул Юпитер.

— Погодите, это же современная карта!.. — У меня сохранилась старая, — вступил в разговор старик Эмилиано Паз.

Он отправился в свой дом и вскоре вернулся с пожелтевшей старинной картой, изданной в 1844 году. Надписи на ней были на испанском и английском языках. Пико и Юп изучили ее очень внимательно.

— Увы, — сказал Пико. — И здесь Замка Кондора нету.

— М-да… — согласился Юпитер.

— Глупостями вы занимаетесь, вот что я вам скажу! — Пико был сердит и расстроен. — Ваши фантазии не помогут спасти ранчо. Надо придумать что-то более реальное.

Эмилиано Паз сказал печально:

— Боюсь, я вас расстрою, Пико. Прошу прощения, но я пришел к вам с плохой новостью. Вы так давно не платили по закладной, а для меня это немалые деньги. Ведь мне надо вернуть мои собственные долги! Я одолжил вам все, что у меня было, но все ваше имущество сгорело, и вы не сможете мне вернуть долг. Мистер Норрис хочет выкупить у меня вашу закладную. Я пришел предупредить, что мне придется пойти на этот шаг.

8
{"b":"1873","o":1}