ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Т-34. Выход с боем
Анатомия скандала
Браслет с Буддой
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Сновидцы
Анна Болейн. Страсть короля
Тетушка с угрозой для жизни
Пророчество Паладина. Негодяйка
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара

– Все по своим местам! – скомандовал бородатый. – Проверим звук. Инга, скажи что-нибудь!

Помощник оператора опустил шест, и микрофон повис над головой Инги.

– Ку-ка-ре-ку, – сказала она.

– Громче!

– Ку-ка-ре-ку! – крикнула Инга.

– Нормально! На счет «три» работаем!.. Раз! Два! Три!

На видеокамере вспыхнула красная лампочка. Голая девушка перевернула страницу книжки и согнула ногу в колене, кокетливо помахивая ею. Инга продолжала расчесывать волосы. Из воды, неестественно бодренький, вышел «бодибилдинг». Приглаживая волосы, он подошел к девушкам. Микрофон повис над ним, как жирная муха над дерьмом.

– Отличная водичка! – идиотским голосом сказал парень. – Ты не хочешь искупаться?

– Нет, – ответила Инга.

Парень склонился, взял ее за руки и потянул к себе. Инга встала.

– Сегодня ужасная жара! – сказал «бодибилдинг». – Тебе, наверное, жарко? Давай я помогу тебе раздеться!

Черновский сплюнул, отвернулся и стал ходить вокруг тента, помахивая шляпой у лица. Бородатый с камерой на плече на полусогнутых ногах стал медленно двигаться вокруг парня и Инги, словно снимал их тайно, скрытой камерой. «Бодибилдинг «встал на колени, коснулся мокрыми ладонями ног Инги и стал медленно задирать край ее платья.

– О, какая прелесть!..

Кажется, дальше пошло не по сценарию. Инга вдруг с силой оттолкнула голову парня от своего живота, круто повернулась и широкими шагами, раскидывая во все стороны песок, пошла в тень скалы.

– Стоп! – закричал Черновский. – Я не понял, что это значит?! Инга! Что за фокусы?

Инга подхватила с песка свои туфли и, не останавливаясь, прошла мимо Черновского. Голая девушка перестала «читать» и, сев на полотенце, накинула на плечи простыню.

Черновский догнал Ингу и схватил ее за плечо.

– Отстань от меня! – крикнула Инга. – Мне все это надоело, понимаешь?! Я не хочу больше сниматься в этом поганом фильме! Меня уже тошнит от него!

– А большие деньги получать тебя не тошнит?! – яростно кричал Черновский. – Прекрати истерику! Девочку из себя корчит! Тошнит ее! А ты думала, что все в жизни бесплатно достается?

– Да что такое? – проворчал «бодибилдинг», глядя на свои сморщенные плавки. – Полчаса настраивался…

Бородатый положил камеру под тент и опустил козырек на глаза. Помощник зачем-то щелкал пальцем по микрофону и повторял: «Раз! Два! Раз! Два!»

– Я актриса, понимаешь! – со слезами в голосе выкрикнула Инга продюсеру (голая девушка фыркнула и отвернулась). – Я трачу свой талант на порно! Я закапываю в этот песок свое будущее! Все! Кончено! Ищи проститутку на мою роль!

Черновский опустил шляпу на лысину.

– Да, ты актриса, – спокойно сказал Черновский. – Но насчет песка и будущего… Ты что-нибудь другое умеешь делать? Разве ты умеешь зарабатывать деньги другим местом? Ты хоть копейку…

Инга с коротким взмахом влепила продюсеру пощечину. Белая шляпа свалилась с его головы, и ослепительный блеск лысины брызнул во все стороны. Мне показалось, что Черновский сейчас ударит Ингу, но он наклонился, поднял шляпу и, водрузив ее на место, как ни в чем не бывало объявил:

– Так! Начинаем все сначала! Только подводные съемки! Ты, – показал он пальцем на расстроенного «бодибилдинга», – Вован и Роза! Все под воду! Будете работать втроем… Сколько у нас заправленных аквалангов?

– Как раз четыре, – ответил бородатый.

Голая девушка, вздохнув, снова пошла к коробке с мазями и кремами. «Бодибилдинг», озабоченный какой-то проблемой, почесал низ живота и сказал:

– Вода холодная! Может не получиться.

Эта реплика вывела Черновского из себя.

– Так не стой, как евнух, а разогревайся! – зло крикнул он. – Три до дыма!.. Может, кто-нибудь еще не хочет сниматься? – Он поочередно посмотрел на всех. – Может, кто-то еще умеет зарабатывать деньги другим способом?..

Я привстал, стараясь не упустить Ингу. Она быстро удалялась, поднимаясь по сыпучему склону вверх. Ее красное платье горело на склоне запрещающим сигналом светофора.

Ну и ну! – подумал я, этим междометием оценивая все увиденное и услышанное. Голливуд, черт возьми! Не боги горшки обжигают… Точнее, наоборот. Оказывается, не только обжигают, и не только горшки…

Глава 21

Я стал медленно пятиться назад, нырнул в тень грота и ящерицей пополз по камням. На обрыв я взбирался бегом, хватаясь руками за скрученные, как черви, корни сосен. Камни с грохотом катились вниз, прыгая, как мячи. Обломок скалы, за которым Черновский учил своих актеров зарабатывать большие деньги, быстро уменьшался в размерах, и мне стало казаться, что песок, который струями стекал из-под моих ног, засыплет всю съемочную группу толстым слоем.

Я обогнал Ингу на середине подъема, сел верхом на валун, торчащий из земли, как коготь дьявола, и стал смотреть, как она, кланяясь каждому своему шагу, медленно бредет наверх. Узкое в бедрах платье не позволяло ей высоко поднимать колени, и Инга задрала подол до пупка, чего так и не смог сделать «бодибилдинг».

Она не видела меня до тех пор, пока я не кинул ей в голову шишку.

– «Секс волка»! – крикнул я, хлопнув ладонями. – Кадр десятый, дубль второй! Моторрр!

На месте Инги за такое откровенное издевательство я бы зарыл себя по горло в землю. Но девушку настолько измотали крутой подъем, жара и порочный продюсер, что она лишь негромко ойкнула, села в песок и швырнула в меня туфелькой. Я поймал ее, примерил к своей ноге.

– Все-таки выследил? – безразличным тоном произнесла Инга. – Ты на машине?

– Нет, на дельтаплане, – ответил я. – Правда, он неудачно сел на воду и затонул… А ты, оказывается, бунтовщица!

– А ты шпион, – ответила Инга. – Ну как? Все видел? Все понял?

– Нет, – ответил я, – не все.

– Ну, это уже твои проблемы… Ты поможешь даме выбраться из этой канавы?

Я спрыгнул к Инге и предложил ей свою руку.

– Стыд какой! – с опозданием смутилась Инга, когда я почти волоком потащил ее наверх. – А если бы я не отказалась?.. Даже подумать страшно, что ты мог все увидеть.

– Разве тебе не все равно, видел бы я, как ты зарабатываешь, или нет?

– Не все равно! – крикнула Инга и для профилактики ударила меня кулаком между лопаток. – Забудь об этом! Ничего подобного больше никогда не будет.

– Почему?

Инга остановилась и с негодованием посмотрела на меня.

– Какой же ты все-таки тупой! – воскликнула она. – Да потому, что когда мое сердце занято одним мужчиной, то другой ни за что не посмеет прикоснуться ко мне.

– Правда?! – удивился я. – Интересно, какой же мужчина заполнил твое сердце?

От возмущения Инга простонала, покачала головой и попросила:

– Давай лучше помолчим.

Но мой язык настолько отяжелел от вопросов, что казалось, будто он свисает изо рта, как у пса в жару.

– Значит, Черновский таким способом зарабатывает деньги, чтобы закончить съемку «Часа волка»?

– Да.

– И есть покупатели этих подводных съемок?

– Это не покупатели, – угрюмо ответила Инга. Ей было неприятно говорить на эту тему. – Это один покупатель. Фильм эксклюзивный, в одном экземпляре и снят по сценарию заказчика.

– То есть какой-то эротоман предлагает Черновскому свой сценарий…

– Сценарий – это громко сказано. У богатых свои причуды, они по-разному с ума сходят, – сказала Инга. – Вот в Москве сейчас стало модно экранизировать свои личные сексуальные фантазии. Какому-нибудь «новому русскому» приснилось, как он со своей любовницей под водой забавляется, вот он и заказал Черновскому фильм. Другому захотелось, чтобы мужчина и женщина занимались любовью, зависнув над пропастью на альпинистских веревках. Третий мечтает увидеть, как они будут это делать во время затяжного прыжка с самолета.

– И много за такие фильмы платят?

– Много, – кивнула Инга. – Черновский говорит, что достаточно снять пять-шесть фильмов по полчаса каждый, и «Час волка» можно будет закончить, растиражировать, пустить в прокат, и еще на рекламу останется.

29
{"b":"18736","o":1}