ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понятно…

– И в этот момент левой рукой я хватаю его за волосы и затаскиваю в салон. Ясно? А ты что делаешь?

– Ломаю ракетку об его голову… Смотри, машина!

Я сбавил скорость. Навстречу нам, ослепляя фарами, двигалась какая-то машина. Как только мы разминулись, я посмотрел в зеркало заднего вида.

– «Запорожец», – сказал я. – Причем желтый. Вряд ли нумизмат Лембит Лехтине приедет на такой машине.

Мы миновали пятидесятый километр, и я, как мне было предписано, развернулся в обратную сторону. Едва я занял свою полосу, как нам навстречу из-за поворота снова вынырнул желтый «Запорожец». Не подав никаких сигналов фарами, он проехал мимо.

Мы с Ингой переглянулись.

– Либо это он, либо не он, – выдал я бесспорную мысль. – Но если это совпадение, то очень редкое.

Я сбросил скорость до сорока километров в час. Машина на черепашьем ходу взбиралась на перевал. Я поглядывал в зеркало заднего вида, но ничего, кроме черноты, не видел.

– Нет, наверное, не он, – произнес я. Инга, вытащив из мешочка одну монету, рассматривала ее с таким видом, словно выбирала себе украшение в ювелирной лавке.

– А если антиквару вместе с подлинниками подсунуть несколько таких монет? – спросила она.

– Настоящий антиквар сразу заметит фальшивку, – ответил я. – Положи на место и завяжи.

Сорок четвертый километр. Я снова развернул машину в обратную сторону. Не прошло и трех минут, как мимо нас снова проехал все тот же желтый «Запорожец».

Мы с Ингой одновременно выкрикнули какое-то нечленораздельное междометие. Я ударил ладонью по рулевому колесу.

– Это он! Можно не сомневаться!

– Но почему не подает сигнала?! – возбужденно спросила Инга, повернувшись назад и провожая взглядом два красных габаритных огня.

– Проверяет, нет ли за нами «хвоста». А может быть, его что-то насторожило.

Мы развернулись в очередной раз и поехали в обратную сторону. Через минуту опять «Запорожец», и снова никакого сигнала!

– Стой! – вдруг закричала Инга и схватила меня за руку.

Я чуть не сбил ограничительный столбик и ударил по тормозам.

– С ума сошла?! Что ты орешь?

– Я все поняла, – сказала Инга. – Ничего у нас не выйдет. Он увидел, что нас двое. Он боится.

Облокотившись на руль, я смотрел на свое отражение в черном стекле. Потом вдруг со злостью ударил себя по колену.

– Я же говорил, что тебе лучше остаться дома! Какого черта ты увязалась со мной?

– Не кричи на меня, – глухо произнесла Инга. – Я хотела как лучше…

– Хотела! – передразнил я. – Он не станет подавать нам сигнал и уедет. А завтра пришлет письмо с каким-нибудь совершенно безумным условием, и вся наша затея рухнет. Ясно тебе?

Инга вдруг резко схватила с заднего сиденья свою сумочку, открыла дверь и, выставив ноги наружу, сказала:

– Попробуй проехать еще раз сам. Может быть, он решится подать сигнал. А я подожду тебя здесь.

Я долгим взглядом посмотрел Инге в глаза, покачал головой и напомнил:

– Ракетку только оставь. Спрячься в кювете и носа не показывай. Ясно, звезда отечественной эротики?

Инга захлопнула дверь с такой силой, что невозмутимый джип закачался на рессорах, как лодка на волне.

Я развернулся. Голова уже шла кругом. От избытка чувств погнал «Ниссан» на подъем в форсажном режиме и, взлетев на гребень, едва успел притормозить. Спереди на меня надвигались два световых пятна «Запорожца». Я выключил фары, придвинул голову к ветровому стеклу и почти остановился, предоставляя возможность этому вконец доставшему меня N внимательно рассмотреть внутренность салона.

И вдруг – он трижды переключился с дальнего на ближний свет, два коротких сигнала и один длинный. Я тотчас затормозил и повернул голову, глядя, как «Запорожец» медленно удаляется на малом ходу. Он проехал еще метров сто, после чего ярко вспыхнули тормозные огни.

Я положил мешочек с латунными копиями на колени и открыл настежь дверь. Свежесть и шум ночного леса ворвались в салон. Не сводя глаз с зеркала, я коснулся затылком подголовника и потянулся всем телом. Предчувствие близкого финала всей этой неприятной истории наполняло сердце радостным ожиданием, как бывает после напряженной трудовой недели накануне уик-энда, запланированного на природе, с друзьями и шашлыками.

Однако N, он же Лембит, не спешил подойти ко мне или же прислать курьера. Ожидание развязки затянулось. Мне это уже казалось странным. Может быть, думал я, он сам забыл о своих же условиях и ждет, когда я подойду к нему?

Я вышел из машины, положил мешочек на капот и стал следить за красными глазами габаритных огней «Запорожца». Никакого движения!

И вдруг легкий ночной ветер, смешавшись с шумом леса, донес до меня одинокий щелчок выстрела. Уже через мгновение я не мог сказать определенно, показалось это мне или нет. До боли в глазах я всматривался в темноту. Мне показалось, что габаритные огни «Запорожца» поочередно мигнули, словно перед задним бампером машины происходило какое-то движение. Там же Инга! – вдруг дошло до меня, и я почувствовал, как между лопаток онемела кожа.

Я уже кинулся вперед по шоссе, как из темноты стало проявляться светлое пятно, и несколько секунд спустя я увидел Ингу. Она быстро и беззвучно шла ко мне. В одной руке она держала сумочку, в другой – босоножки.

– Кирилл! – тревожным голосом позвала она. – Ты слышал что-нибудь?

Я схватил ее за плечи, пытаясь рассмотреть скрытое темнотой лицо.

– Слышал, – ответил я.

– Почему ты так на меня смотришь? – испуганно спросила Инга.

Лавина сорвалась и понеслась вниз. Я даже не заметил, что все сильнее сжимаю плечи Инги, а на мое лицо наползает какая-то ужасная улыбка.

– Какая ты… – произнес я, но нужного слова не подобрал.

– Какая?! – вызывающе крикнула Инга.

Я легко оттолкнул ее от себя и выхватил из ее руки сумочку.

– Отдай! – крикнула она и замахнулась на меня босоножками.

Я увернулся от удара, раскрыл сумочку и опустил внутрь руку. Того, что я искал, там не оказалось.

– Если ты больной, – задыхаясь от злости, произнесла Инга, отбирая у меня сумочку и защелкивая ее, – то обратись к психиатру.

Я рассеянно чесал затылок.

– Извини, я всего лишь хотел проверить, пользуешься ли ты противозачаточными таблетками. Ну-у… чтобы прогнозировать будущее. А то вдруг…

– Не вдруг! – перебила Инга. – Поехали к «Запорожцу», мне кажется, мы уже никого не дождемся.

Мы сели в машину. Я делал вид, что очень переживаю за свое поведение, вздыхал и качал головой. Инга молчала. На малом ходу мы приблизились к «Запорожцу». Я врубил дальний свет фар. Мотор машины работал на холостом ходу, двери были закрыты, внутри салона – темно.

Я коротко посигналил. Никакой реакции. Инга взглянула на меня.

– Мне это не нравится, – сказала она.

– Мне тоже, – присоединился я. – Выстрел прозвучал отсюда?

Инга кивнула. Я проехал еще пару метров вперед, и мы поравнялись с автомобилем шантажиста. Сквозь покрытое бликами стекло я увидел смутный профиль водителя, неподвижно сидящего за рулем. Инга взялась за ручку двери.

– Осторожнее! – предупредил я ее.

Она вышла из машины и приблизилась к «Запорожцу».

– Эй! – позвала Инга, склонившись над стеклом, и постучала по нему костяшками пальцев.

Я не мог ошибиться и был уверен, что на это «эй» никто не ответит. Инга медленно взялась за ручку. Дверь, наверное, была деформирована и перекошена и открылась лишь со второй попытки, издав металлический скрежет.

Инга вскрикнула и отшатнулась. Я не видел, что ее испугало – она закрывала спиной дверной проем «Запорожца».

– Господи! – прошептала она.

Пятясь, она уперлась в порожек, поставила ногу на ступеньку и села рядом. Я дал задний ход, развернулся и вплотную подъехал к «Запорожцу». Ослепительный свет фар упал на белоголового мужчину преклонного возраста с аккуратной седой бородкой, усами и в черных очках. Он был одет в серую водолазку, туго обтягивающую его рыхлое тело и закрывающую шею. Левая рука в матерчатой хозяйственной перчатке лежала на руле, в правой он сжимал пистолет. Голова человека, похожая на зрелый одуванчик, была опрокинута на залитую кровью грудь. Во лбу, пропаханном бороздами морщин, чернело пулевое отверстие. По переносице, огибая крылья носа, пробиваясь через седые усы, еще медленно текла густая кровь.

45
{"b":"18736","o":1}