ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна ходила по кабинету. Она приготовила для меня чемодан упреков, но все они оказались лишними.

– Телеграмма была подписана моим именем? – спросил я.

– Конечно, – кивнула Анна.

– Отправлена из Судака?

– Да.

– Ты получила ее в тот же день, когда она была отправлена?

– Да. Но только вечером. Ее ошибочно занесли в другую квартиру. А там все были на работе, и почтальон сунул ее в почтовый ящик. Вечером соседка пришла с работы, увидела, что телеграмма адресована мне, и занесла ее.

– Стоп! – сказал я и закрыл глаза. – Тихо. Помолчи…

– Тебе плохо?! – вскрикнула Анна.

– Да, – прошептал я.

Она кинулась ко мне и схватила ладонями за щеки.

– Что с тобой?! Где болит?!

– Налей, – прошептал я. – И я попробую с первого раза угадать номер квартиры соседки, которая принесла тебе телеграмму… Твоя квартира сто семьдесят седьмая?

– Да, – прошептала Анна, с испугом глядя на меня.

– А у соседки сто семьдесят первая?

– Да… – еще тише ответила Анна. – Но как ты…

– Боже мой! Боже мой! – Я вскочил и схватился за голову. – Вот откуда оно все пошло! Вот тебе и Коктебель, и Арабов… Я тебе скажу, почему фамилия Арабова из Коктебеля тебе знакома. Но сначала я должен тебе рассказать, что тут творилось, пока ты с Владом отдыхала в Анталии.

Анна прикусила губу. Она чувствовала себя виноватой. Мы пошли на кухню. Анна безропотно заняла место у плиты, а я, сидя на столе со стаканом джина, подробно рассказывал ей о всех своих злоключениях, опустив лишь малозначащие эпизоды сексуального характера. Анна, слушая меня, то замахивалась, чтобы влепить мне пощечину, то вскрикивала, то плакала, то смеялась.

– Теперь у меня есть ответы на последние два вопроса, – завершил я свой часовой рассказ. – Я знаю, зачем Инга убила Кучера и кто такой Лембит Лехтине.

– Ну? – пританцовывая от нетерпения, крикнула Анна.

– Подожди! Нам сейчас надо кое-куда заехать.

– А отбивные? – спросила Анна.

– Отбивные потом.

Мы спустились в гараж и сели в машину. Анна качнулась на сиденье и недоуменно склонила голову.

– Мне кажется, что сиденье раньше было более мягким.

– Естественно, – ответил я, аккуратно выезжая из ворот. – Раньше я хранил золото в кабинете, а когда началась вся эта возня, так зашил его вместе с «дипломатом» в сиденье. Оно все время было при мне.

Мы проехали мимо музея. Он был закрыт – выходной.

– Я привезла тете Шуре турецкий национальный костюм для музея, – сказала Анна.

– Прекрасный подарок! – похвалил я.

У пятиэтажного жилого дома мы остановились. Я подал Анне руку, помогая ей выйти из джипа, первым зашел в подъезд и быстро поднялся наверх.

Дверь не была заперта – в ней по-прежнему не было замка.

Я зашел без стука. На кухне шумела вода. Пахло чем-то горелым. Я повернулся к Анне и громко объявил:

– А теперь позволь представить тебе Лембита Лехтине! Он же – господин N!

Анна остолбенела. Но меня больше беспокоила реакция Лебединской. Я снова повернулся к кухне, ожидая крика, истерики, сердечного приступа, но все было не так.

В первое мгновение я не узнал Лебединскую. В дверях беззвучно, как тень, появилась женщина в черном. Черный платок покрывал седую, коротко остриженную голову заведующей музеем. Бледное, изможденное, больное лицо женщины было спокойным и неподвижным.

– Не кричи, – тихо произнесла Лебединская. – Разбудишь.

Я обернулся, заглянул в комнату, но она была пуста.

– Пойдем отсюда, – сквозь зубы сказала Анна и потянула меня за руку.

– Подожди! – крикнул я и зашел на кухню.

На топчане у окна лежало платье Инги – то самое, в котором она пришла ко мне в первый вечер. Рядом, на табурете, в жестяной банке, догорала бумага.

Лебединская приложила палец к губам, показала глазами на платье. Я с ужасом посмотрел в глаза женщины. Передо мной стояла сумасшедшая!

– Она не спала всю ночь, – шепотом объяснила Лебединская. – Пришла под утро, мокрая, грязная, вся в крови. Я ее помыла, посушила и уложила спать… А это кто с тобой?

– Это Анна, – ответил я, не в силах оторвать взгляда от платья.

– Анна, – повторила Лебединская, прислушиваясь к звучанию имени. – Инга… Похоже, правда?.. А ты знаешь, что она тебя любила?

Лебединская присела на край топчана и провела ладонью по платью.

– Племянница моя… Единственная… Она мне как доченька… Спи, солнышко, спи, родненькая…

Я судорожно сглотнул. Анна снова дернула меня за руку.

– Она станет звездой киноэкрана! – вдруг громко сказала Лебединская. – Она затмит Мэрилин Монро и Брижит Бардо! О ней будет говорить вся планета! Ты будешь целовать дверные ручки, к которым она прикасалась… Девочка моя милая! Спи, мое солнышко, никто тебя больше не обидит…

– Идем отсюда! – вдруг пронзительно крикнула Анна. – Я не могу на это смотреть!

Мы вывалились из квартиры и побежали по лестнице вниз. Заскочили в машину, захлопнули за собой двери и долго сидели молча.

– В Коктебеле живет ее брат, отец Инги, Николай Арабов. Так он даже не приехал на похороны.

– А какие могут быть похороны, если тело не нашли?

– Ее похоронили по морскому обычаю. Священник отпевал море, а мы кидали в волны венки и пускали пробковые дощечки со свечами.

– Похоже, что тетя Шура действительно относилась к ней как к дочери, – произнесла Анна. – Потому тронулась мозгами.

– Чтобы найти деньги на фильм, она продала Кучеру золотые монеты, которые я ей подарил, – сказал я. – Этого, конечно, оказалось мало. И она решила тряхнуть меня. Вот вдвоем с Ингой они все это и придумали. Так появился на свет несуществующий Лембит Лехтине. Попросили Виктора, чтобы он перевернул квартиру вверх дном. Тот постарался на совесть, еще водки с женщинами на кухне выпил. На следующий день пришел, чтобы свои следы с посуды убрать, но нечаянно нарвался на меня.

– Может быть, седой человек в «Запорожце» с дыркой во лбу – тоже Лебединская? – вслух подумала Анна. – Разве трудно загримировать тетю Шуру под мужчину? Она и без грима на мужика смахивает.

– Вполне может быть, – согласился я. – А что касается Кучера, то Инга убила его по той простой причине, что боялась, как бы от него я не узнал о продаже Лебединской монет. Тогда вся их легенда о Лембите рухнула бы как карточный домик. И еще: никто, кроме Кучера и Лебединской, не знал, что у меня есть золотые монеты. Кучер при необходимости мог бы убедительно доказать мне свою преданность, и в этом случае все подозрение упало бы на тетю Шуру.

– Даже если Инга была бы дочерью Лебединской, – сказала Анна, – неужели можно оправдать преступление, при помощи которого любимое чадо поднялось бы на ступеньку выше к заветной мечте? Неужели тетя Шура искренне верила в то, что на украденные деньги можно снять талантливый фильм?

– Дело не в украденных деньгах, – ответил я, заводя мотор и трогаясь с места. – Дело в таланте, которого не было. Но ты права: настоящее искусство не создашь на лжи и крови.

* * *

Вот теперь, наверное, все. Хотя передо мной опять во весь рост встала извечная проблема: надо что-то решать с Анной. Она безоговорочно простила меня и впустила в свое сердце со всем багажом моих измен и идиотских поступков. Но люто возненавидела за то, что я выкупил у Черновского недоснятый фильм «Час волка» и снял с него видеокопию. Теперь, когда я сажусь у экрана со стаканом своего любимого «Бифитера» и начинаю смотреть на игру Инги, раздумывая о том, почему все-таки не нашли ее тела, Анна подходит сзади, кладет руки мне на шею и тихо говорит:

– Я когда-нибудь тебя убью, Вацура.

53
{"b":"18736","o":1}