ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

День седьмой

Слава богу, выбрались из болот. Кобыла ржет и по-лошадиному требует жрать. Хм, я бы тоже не отказалась, но денег нет. Все, что осталось, утопло в жиже, когда мы туда провалились. Ночью вышли к деревне. Сперли сена для Улетной и надергали овощей с огорода для нее и для себя. Голод договорился с совестью, и она больше не возникает.

Комары близко не подлетали, отпугнутые запахом немытого тела. Умывание не в счет. Как герои в фантастических романах месяцами путешествуют и розами пахнут? Никто секрета не знает? А то поделились бы, пока я все окрестное зверье нюха не лишила. Принцессе следует вручить награду за неутомимый язык, а мне за долготерпение.

День восьмой

Встретили двух грабителей, требовавших золота. Отвела душу, гоняя их по поляне. Обнаружила боевые свойства кобылы: пробегающих мимо разбойников она провожала ударом копыта пониже спины, озвучивая развлекаловку громким ржанием. На третий круг мужики не пошли, передумали и уползли в кусты с сетованиями на непочтительную молодежь, оставив на память топор. Я порадовалась, это они удачно напали.

День девятый

Села стали встречаться чаще, и тырить продукты стало легче. В кого я превращаюсь? Принцесса уже не ноет. Она орет.

День десятый

Вышли к большому тракту. Узнали две новости, хорошую и плохую. Хорошая – движемся в правильном направлении. Плохая – нас активно ищут, предлагая в награду за поимку или наводку бешеные деньги. Начала обуревать алчность. Может, самой им сдаться? И бюджет заодно поправим… Слава богу, принцессу-беглянку требовалось доставить живой и невредимой. И на том спасибо. Кстати, погоню за нами возглавляет сам Кондрад. Черный Властелин, по слухам, жутко зол. Как я его понимаю! Я бы на его месте тоже лютовала, устрой мне кто такую подлянку. Распрощавшись с мечтами о нормальной пище и горячей воде, вернулись в лес.

День одиннадцатый

Нас, похоже, нашли. Как? Не знаю. Где-то допустила ошибку. Какая теперь, к черту, разница! Под несмолкаемый вой Иалоны улепетывала во весь дух, стараясь запутать следы.

День двенадцатый

Улетная начала замедлять бег, слабея без отдыха и полноценной еды. Обидно до жути попасться в нескольких километрах от цели.

День тринадцатый

Мы остановились перевести дух и дать отдохнуть лошади, ронявшей клочья пены с боков. Нас методично загоняют, уже отчетливо слышен лай собак и звуки сигнальных рогов. Скотина, охоту на меня с принцессой устроил! К царским зверям нас причислили? К мелкой или крупной разновидности? Скорей всего, к ослиной! Упрямство раньше меня родилось, но всегда шло в комплекте с волей к победе.

О боже, столько перенести и засыпаться! Боже? Ну точно!

– Форсет, ты меня слышишь?

Смачный зевок:

– Не ори, я не глухой. Чего тебе надобно?

– Ты мне магию обещал! Где она? Как ей пользоваться?

– А никак! Обманул я.

Ах ты! Чтоб тебя! И по-всякому! И в разных позах! И чтоб у партнеров фантазия щедрая была на извращения!

– Помочь как-то можешь?

– Не-а, запрещено мне в ваши дела вмешиваться.

И тут меня осенило. Идея шальная и бредовая, но на голодный желудок и сухая корка деликатес.

– Раздели нас, или я клянусь – тебя в покое не оставлю. Ты меня уже знаешь и поверь, для тебя лично я что-нибудь особо пакостное наверняка изобрету!

Бог задумался:

– Что ты можешь мне сделать?

– Для начала накляузничаю твоему начальству, а потом петь начну громко, с выражением и не останавливаясь, причем псалмы в твою честь и в твоих же храмах! Потом организую хор последователей и стану им руководить…

Видимо, свежи были воспоминания о «кошачьем концерте», потому что мир подернулся пленкой, замигал, исказился.

Робкий голос:

– Илона?

Первое, что я увидела, проморгавшись, – испуганно-изумленные глаза Иалоны. Удалось! Я отстегнула ножны с кончаром от пояса принцессы:

– Быстро садись на Улетную и сматывайся! Я попробую их задержать, насколько смогу, а ты постарайся не попасться и добраться до своих. Если у них мозги есть, то они должны высылать патрули. Давай живей, не теряй время!

– А как же ты?

Я хмыкнула:

– Боливар не вынесет двоих!

Иалона обняла меня, чмокнула, извазюкав слезами. Всхлипывая, влезла на кобылу и ускакала, сказав на прощание:

– Да хранят тебя боги! Благодарю тебя за помощь и нарекаю сестрой. Надеюсь встретиться вскоре!

Глядя ей вслед, я поняла, насколько привязалась к этой капризной, взбалмошной, эгоистичной, но ставшей родной девчонке.

Илона

Я стояла на поляне, поджидая преследователей, и наслаждалась чувством единоличной собственности обретенного тела. Это такой кайф – остаться одной! Не раздваиваться, не носить жутко неудобную одежду вроде корсета, каблуков и невменяемой длины юбки, не спорить на два голоса, не канючить у хитрого божка милостей природы… Меня всецело устраивал мой внешний вид: черная бандана с узором из белых черепов, черная футболка с надписью «Я слишком дикая, чтобы жить, я слишком редкая, чтобы сдохнуть!», мешковатые штаны из парусины болотного цвета со множеством карманов и кроссовки. Неброско и удобно. Может, и экстравагантно немного для этого мира, но мне начхать – кому не нравится, пусть гляделки на соседей таращит.

«Кажется, я очень авантажен: хорошо одет и напомажен».[5] Золотые слова! Одно хреново: я выпустила из виду кинжалы забрать, левую руку защитить нечем. Скверно! Придется попрошайничать, если, конечно, успею «мяу» сказать. Ладно, «фигня война, главное маневры», любимое выражение Егора. Тот обожал распушить павлиний хвост перед очередной жертвой его мужской харизмы.

Признаться честно, поджилки у меня тряслись жутко… Кто его знает, что взбредет в голову Кондраду. Ему же принцесса надобна для своих матримониальных планов, а я даже на заместителя не тяну. Блин, здесь комплексом неполноценности обзавестись – раз плюнуть. В жизни столько о внешности не задумывалась, как за последние три недели. И самое поганое… в первый раз меня настолько сильно зацепило, а конкуренция о-го-го, не подступишься. Хорош демагогию разводить, не место и не время сопли размазывать. Чем сильней горит сердце, тем слабей варит котелок, а мне сие приспособление для генерирования мыслей потребуется вскоре в максимальном объеме.

Смотри, какие они шустрые, уже приперлися, родимые. Сжав покрепче кончар и выпрямив плечи, приготовилась к «торжественному приему». Так я и встретила выехавших на поляну мужчин в количестве… один, два, три… пятнадцати штук (или голов?).

Сначала на зеленый ковер набежали собаки, закрутились, завыли и остановились. Сбилась свора пятнистых собачек на месте, лает, но не кусает. Наверное, Форсет свою любимицу и тут сумел от Кондрада защитить.

А потом мужички-охотнички пожаловали. Ух ты, и это все на меня одну?! Круто, ничего не скажешь! Гордюсь со страшной силой! Естественно, впереди на лихом черном жеребце красовался неотразимый Властелин, как обычно, во всем черном. Охотнички не рассчитывали меня тут узреть, растерялись. Переговаривались между собой тихонько, зыркали неласково. В общем, всей толпой дружно совещались и соображалку полегоньку включали, прикидывая, что с «находкой» делать: сторонкой объехать, прибить на месте или поздороваться. Если еще немного потормозят, у меня весь боевой дух по ветру рассеется.

– «Добрый день, веселый час! Рады видеть вас у нас! Вери гуд, салям алейкум, бона сэра, вас ис дас!»[6] Что застыли как неродные, – крикнула, – девушек вооруженных никогда не видели?

вернуться

5

Стихотворение «Признания труженика», автор Н. А. Некрасов.

вернуться

6

«Про Федота-стрельца». Автор Л. Филатов.

16
{"b":"187389","o":1}