ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Быть тобой, — повторил Вудворд. — И на твоем месте. Когда перед тобой… целый мир… и полно времени.

— У вас тоже много времени впереди, сэр.

— Моя стрела… уже вылетела, — прошептал Вудворд. — И где она упадет… я не знаю. А ты… ты… только лук натягиваешь. — Он испустил долгий, бессильный вздох. — Мой тебе совет… выбрать достойную цель.

— У вас еще будет много возможностей указать мне эту цель, сэр.

Вудворд тихо засмеялся, и это было ему, наверное, больно, потому что смех завершился гримасой.

— Сомневаюсь… что могу… еще чем-то тебе помочь, Мэтью. В этой поездке… я заметил… что у тебя очень способный ум. Ты уже… ты уже мужчина… со всеми последствиями… этого звания. Горькими… и сладкими. И ты хорошо начал… свою взрослую жизнь… отстаивая свои убеждения… даже против меня.

— Вас не огорчили мои мнения?

— Я бы считал… полнейшим провалом… если бы у тебя их не было, — ответил магистрат.

— Спасибо, сэр, — сказал Мэтью.

Он закончил протирание, положил салфетку в миску и поставил на комод.

— Это не значит, — добавил Вудворд голосом настолько громким и ясным, каким только мог себя заставить, — что… я с тобой согласен. Я все еще считаю… что эта женщина — твоя ночная птица… желающая заманить тебя во тьму. Но… каждый человек слышит свою ночную птицу… того или иного рода. И… борьба за преодоление ее зова… создает или разрушает душу человека. Ты поймешь, что я хочу сказать. Потом… когда ведьма давно замолчит.

Мэтью стоял возле комода, опустив глаза. Он произнес:

— Сэр? Я должен вам сказать…

И замолчал. Что пользы? Магистрат никогда не поймет. Никогда. Он сам едва ли это понимал, а ведь он на себе испытал силу Линча. Нет, если вложить это в слова, они могут только остановить выздоровление магистрата, а толку никакого не будет.

— Что сказать? — спросил Вудворд.

— Что мистер Бидвелл сегодня дает ужин, — сказал он первое, что пришло на ум. — Приехали балаганщики, и это, очевидно, будет прием в их честь. Я… хотел сказать вам, сэр, на случай, если вы услышите громкие голоса веселья и захотите узнать, в чем дело.

— А! Городу, осажденному Сатаной… могут быть полезны голоса веселья. — Вудворд снова опустил веки. — Ох… как я устал. Приходи ко мне позже и поговорим… о том, как поедем домой. Поедем… я жду не дождусь.

— Да, сэр. Спокойной ночи.

Мэтью вышел.

Придя к себе, он сел в кресло у окна дочитывать книгу английских пьес. Не потому, что не мог от них оторваться, а чтобы дать отдых мысли от бесконечных блужданий по лабиринту. К тому же он полагал, что большую картину можно увидеть целиком, только отойдя от рамы. Десять минут он сидел и читал, а потом в дверь постучали.

— Молодой сэр? — сказала за дверью миссис Неттльз. — Вам тут мистер Бидвелл кое-что прислал.

Мэтью открыл дверь и увидел, что ему принесли серебряный поднос, на котором стоял красивый хрустальный бокал, налитый янтарной жидкостью.

— Что это?

— Мистер Бидвелл попросил меня открыть бутылку очень старого рома. И велел мне вам сказать, что вы заслужили отведать его вкус после того мерзкого вкуса, который отведали недавно. — Она посмотрела вопросительно. — Я слуга и не спросила, что он имеет в виду.

— Он очень любезен. Спасибо.

Мэтью взял кубок и понюхал его содержимое. Судя по густому аромату, напиток обещал отправить его в тот же мирный Элизиум, где обитал сейчас магистрат. Хотя было еще очень рано, чтобы пить такую оглушающую жидкость, Мэтью решил позволить себе хотя бы два добрых глотка.

— Мистер Бидвелл просил передать еще одно, — сказала миссис Неттльз. — Он просит вас сегодня ужинать у себя в комнате, в кухне или в таверне Ван-Ганди. Просил меня сообщить вам, что будет счастлив оплатить ваш счет у Ван-Ганди.

Мэтью понял, что таким образом Бидвелл ему сообщает о неприглашении его, Мэтью, на ужин. Ему более не нужны услуги ни Мэтью, ни магистрата, а потому — с глаз долой, из сердца вон. И еще он подозревал, что Бидвеллу не хотелось бы, чтобы Мэтью беспривязно болтался на этом собрании.

— Я поем в таверне, — сказал он.

— Да, сэр. Могу еще чем-нибудь быть полезной?

— Нет, — ответил Мэтью и тут же передумал. — То есть… да. — Немыслимое еще раз возникло у него в голове, будто намереваясь проверить, насколько крепка в нем стена между здравым смыслом и безумием. — Не зайдете ли на минутку?

Она вошла, и он закрыл дверь.

Мэтью выпил первый глоток рома, зажегший пожар в горле. Потом он подошел к окну и посмотрел поверх невольничьего квартала в сторону приливного болота.

— У меня есть работа, — напомнила миссис Неттльз.

— Да, конечно… простите, что задерживаю, но… мне надо у вас спросить… — Он снова замолчал, понимая, что в следующую секунду ступает на тонкий и опасный канат. — Во-первых, — решился он сказать, — я сегодня проходил мимо того поля. Где будет казнь. Видел столб… кучу дров… все готово.

— Да, сэр, — ответила она, не проявляя вообще никаких эмоций.

— Я знаю, что Рэйчел Ховарт невиновна. — Мэтью посмотрел в темные глаза миссис Неттльз под нависшими веками. — Вы меня слышите? Знаю. Я также знаю, на чьей совести два убийства и очернение Рэйчел… но абсолютно не могу это доказать.

— Можете ли вы назвать это лицо?

— Нет. Поймите, пожалуйста, это не потому, что я не доверяю вам, но потому что сказать — только сделать ваше положение мучительным, как мое. Кроме того, есть еще… обстоятельства, которые я не до конца постиг, поэтому имен лучше не называть.

— Как хотите, сэр, — ответила она, но произнесла это весьма подчеркнуто.

— Рэйчел будет сожжена в понедельник утром. В этом не приходится сомневаться. Если ничего не произойдет такого экстраординарного, что могло бы отменить приговор магистрата, или не обнаружится какое-нибудь неожиданное доказательство. Можете не сомневаться, что я не перестану трясти все кусты в его поиске.

— Все это хорошо, но какое это имеет отношение ко мне?

— К вам у меня вопрос, — сказал он.

Проглотил второй глоток рома, подождал, пока глаза перестанут слезиться. Он дошел до конца каната, а за ним начинается… что?

Мэтью испустил тяжелый вздох.

— Вы что-нибудь знаете о стране под названием Флорида?

Никакой видимой реакции со стороны миссис Неттльз не последовало.

— Флорида, — повторила она.

— Да, Флорида. Вы, быть может, знаете, что это такая испанская территория? Милях примерно в двухстах от…

— Я знаю, что вы имеете в виду. И знаю, разумеется, что там испанцы. Я тоже слежу за событиями.

Мэтью снова уставился в окно, в сторону болота и моря.

— Знаете ли вы также, а может быть, слышали, что испанцы предлагают убежище сбежавшим английским преступникам и английским рабам?

Миссис Неттльз чуть замешкалась с ответом.

— Да, сэр. Я такое слышала. От мистера Бидвелла как-то вечером в разговоре с мистером Уинстоном и мистером Джонстоном. В прошлом году сбежал молодой раб по имени Моргантас Криспин. Вместе со своей женщиной. Мистер Бидвелл считал, что они направились во Флориду.

— Мистер Бидвелл пытался поймать беглецов?

— Да. За ними отправился Соломон Стайлз с тремя людьми.

— Им удалось?

— Удалось, — ответила она, — найти трупы. То, что от них осталось. Мистер Бидвелл сообщил Джону Гуду, что их сожрал какой-то зверь, страшно растерзал. Вроде медведя, говорил он.

— Мистер Бидвелл рассказал это Джону Гуду? — Мэтью приподнял брови. — Зачем? Чтобы отговорить других рабов от побегов?

— Да, сэр, я думаю, так.

— А трупы доставили обратно? Вы их видели?

— Нет, сэр, ни одного из них. Их там бросили, потому что больше они ничего не стоили.

— Не стоили, — повторил Мэтью и хмыкнул. — Но вот что скажите мне тогда: может ли быть так, чтобы эти рабы не погибли? Может ли быть, что их не нашли, а Бидвелл все это придумал?

— Откуда мне знать, сэр? Мистер Бидвелл со мной не стал бы делиться.

Мэтью кивнул. И глотнул еще раз.

131
{"b":"18739","o":1}