ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На первый взгляд
Ликвидатор. Темный пульсар
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Тетушка с угрозой для жизни
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Посею нежность – взойдет любовь
Циник
Проклятый. Hexed
Виттория
A
A
* * *

— Что?

Мэтью посмотрел в лицо магистрата. Без парика и треуголки Вудворд казался намного старше, чем тогда, когда забирал Мэтью из приюта. Сквозь густые ветви деревьев моросил мелкий дождь, над раскисшей дорогой висел пар. Впереди ехал фургон Пейна.

— Ты что-то говорил, Мэтью? — спросил Вудворд. Кажется, он сказал «найду».

Несколько секунд ушло у Мэтью, чтобы вернуться из прошлого в настоящее.

— Наверное, я размышлял вслух, — сказал он и дальше ехал молча.

Через некоторое время впереди показались из тумана крепостные стены Фаунт-Рояла. Дозорный на башне зазвонил в колокол, ворота отперли и отворили, и Мэтью с магистратом вернулись в город ведьмы.

Глава 7

И день этот наступил, провозглашенный криком петуха.

Было пасмурно и прохладно, лишь как призрак маячило солнце над восточным горизонтом. Из окна комнаты Мэтью видны были конюшня Бидвелла, дощатые хижины рабов рядом с ней, сторожевая башня и густой сосновый лес, тянувшийся вдаль к болоту. Довольно безрадостный вид. Кости у Мэтью ныли от постоянной сырости, а из-за единственного комара, пробравшегося под москитную сетку, сон его был более чем беспокойным. Но день настал, и предвкушение его ощущалось остро.

Он зажег свечу, поскольку утро было темно и пасмурно, и побрился с помощью опасной бритвы — мыло и таз с водой стояли в холле снаружи. Потом он надел черные брюки, белые чулки и кремовую рубашку из собранного для него Бидвеллом ограниченного гардероба. Он уже задувал свечу, когда в дверь постучали.

— Завтрак на столе, сэр, — объявила миссис Неттльз.

— Уже иду. — Он открыл дверь и оказался перед внушительной, с квадратным подбородком женщиной в черном. Она держала в руке фонарь, желтый свет и тени делали ее строгий облик почти пугающим. — Магистрат уже встал?

— Уже спустился, — ответила она. Намасленные каштановые волосы были зачесаны со лба так туго, что это, как показалось Мэтью, должно было бы быть больно. — Ждут вас, чтобы произнести благодарственную молитву.

— Очень хорошо.

Он закрыл дверь и пошел за женщиной по коридору. Под ее тяжестью половицы тихо попискивали. Но, не дойдя до лестницы, миссис Неттльз вдруг так резко остановилась, что Мэтью чуть на нее не налетел. Она повернулась к нему и подняла фонарь — посмотреть ему в лицо.

— В чем дело? — спросил он.

— Могу я говорить прямо, сэр? — Голос ее звучал приглушенно. — И довериться, что вы никому не повторите, что я сказала?

Мэтью попытался оценить выражение ее лица, но свет слишком сильно бил ему в глаза. Он кивнул.

— Сегодня опасный день, — сказала она почти что шепотом. — Вы и магистрат — в большой опасности.

— Какого рода?

— Опасность утонуть во лжи и кощунстве. Вы кажетесь сообразительным человеком, но вы не понимаете этого города и что в нем творится. Со временем поймете, если ум ваш не будет отравлен.

— Кем отравлен? Ведьмой, вы хотите сказать?

— Ведьмой! — Это слово прозвучало с хорошей дозой горечи. — Нет, я не про Рэйчел Ховарт. Что бы вы от нее ни услышали — как бы ее ни восприняли, — она вам не враг. Она, молодой человек, жертва. И прежде всего ей нужна ваша помощь.

— Как это?

— Они готовы ее повесить, — шепнула миссис Неттльз. — Они бы ее прямо сейчас повесили, если бы могли. Но она не заслужила веревку. Что ей нужно — так это защитник, боец за правду. Кто-то, кто докажет ее невиновность, когда все на нее ополчились.

— Мадам, я всего лишь клерк. У меня нет такой силы, чтобы…

— Только у вас и есть такая сила, — не дала она ему договорить. — Магистрат — он из тех, что ведут только прямую борозду? Так вот здесь все поле кривое!

— То есть вы утверждаете, что мадам Ховарт — не ведьма? Несмотря на то что ее муж был зверски убит, что она не может произнести молитву Господню, что на ней отметины Дьявола?

— Ложь на лжи. Я вижу, вы человек ученый. Так вот: верите вы в колдовство?

— Книги по демонологии весьма хорошо обоснованы, — ответил Мэтью.

— Идите вы со своими книгами! Я вас спрашиваю: вы верите?

Мэтью задумался — такого вопроса перед ним никогда не ставили. Конечно, он знал случай в Салеме — это было всего несколько лет назад. Он читал «Достопамятные бедствия» Коттона Мейзера и «Доказательство существования мира духов» Ричарда Бакстера, и оба эти автора говорили о колдовстве и бесовской одержимости как о непреложных фактах. Но он также читал «Разоблачение предполагаемого колдовства» Джона Уэбстера и «Спорные вопросы колдовства» Джона Уэгстаффа, и обе эти книги утверждали, что всегда либо «колдовство» оказывалось заведомой фальшивкой, либо «ведьмы» были безумны и направлять их надо было в приют для душевнобольных, а вовсе не на виселицу. Между этими двумя полюсами и колебался Мэтью.

— Не знаю, — ответил он.

— Так вот что заметьте себе, — сказала ему миссис Неттльз. — Сатана действительно ходит по улицам Фаунт-Рояла, но Рэйчел Ховарт не из тех, что с ним. Однако есть здесь много такого, что сильно боится света, и вот это вам святая правда.

— Если вы так убеждены, почему вы не скажете мистеру Бидвеллу?

— Что? Чтобы он подумал, что меня тоже заколдовали? Для любой женщины, которая слово замолвит за Рэйчел Ховарт, тут же свяжут еще одну петлю.

— Миссис Неттльз! — раздался громкий голос с низу лестницы. — Где там мистер Корбетт? — Это звал Бидвелл, и голос у него был весьма раздраженный. — Мы ждем завтрака, женщина!

— Я у вас в руках! — горячо шепнула она Мэтью. — Прошу вас, никому ни слова!

— Хорошо, — согласился он.

— Мы здесь, сэр! — отозвалась миссис Неттльз на призыв хозяина дома, снова направляясь к лестнице. — Прошу прощения, молодой человек несколько поздно встал!

На завтрак подали ломти ветчины с кукурузной кашей, бисквиты и местный мед с кружками крепкого янтарного чая. Мэтью еще не отошел от вчерашнего ужина из черепахового супа, черепахового мяса и кукурузного хлеба, так что ел он весьма сдержанно. Вудворд, у которого саднило горло и заложило нос после неспокойной ночи, выпил столько чаю, сколько в него поместилось, и потом стал сосать лимон. Зато у Бидвелла аппетит был волчий; хозяин дома поглощал ветчину ломоть за ломтем и съел целую миску каши заодно с тарелкой бисквитов.

Наконец Бидвелл откинулся на стуле, шумно выдохнул и похлопал себя по набитому животу.

— Вот это завтрак! — Его взгляд упал на недобитую жертву этой бойни. — Магистрат, вы бисквит будете доедать?

— Нет, сэр, спасибо.

— Тогда не возражаете?

Бидвелл потянулся за бисквитом и запихнул в рот раньше, чем кто-нибудь успел бы возразить. Вудворд с трудом сглотнул — у него очень болело горло — и позволил себе еще глоток терпкого чаю.

— Магистрат, вы не заболели? — спросил Мэтью.

Трудно было не заметить бледность старика и темные круги у него под глазами.

— Я не очень хорошо спал в эту ночь. Кажется, комары меня полюбили.

— Дегтярное мыло, — заявил Бидвелл. — Им надо помыться с вечера. Дегтярное мыло их всех отпугивает. Ну… почти всех.

— Я думал, что в Чарльз-Тауне насекомые особенно кровожадны. — Вудворд почесал краснеющий волдырь на тыльной стороне правой руки — один из дюжины укусов, полученных уже сегодня утром. — Но ваши комары, сэр, их далеко превзошли.

— К ним надо привыкнуть, вот и все. А дегтярное мыло действительно помогает.

— Тогда жду с нетерпением, чтобы меня просмолили дегтем.

Вудворд знал, что вид у него непрезентабельный, о чем сообщило зеркало в момент бритья. Он жалко выглядел в заемной одежде, которая могла быть гордостью пахаря, но мало отвечала его изящным вкусам. И без парика чувствовал себя почти голым и каждую минуту помнил о пигментных старческих пятнах. Никогда в жизни не ощущал он себя настолько старым и настолько пленником судьбы. Ему казалось, что все его лицо отваливается от костей черепа, зубы становятся щербатыми и кривыми, и он боялся, что выглядит как сельский простофиля, а не утонченный горожанин. Еще его мучили боль в горле и заложенный нос. В другое утро он мог бы снова лечь в постель с чашкой горячего рома и горячим компрессом, но сегодня его ждала важнейшая работа. Он заметил, что Мэтью пристально на него смотрит, а вид у молодого человека взволнованный.

27
{"b":"18739","o":1}