ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ярослава Лазарева

Зов ночи

Часть первая

Жемчужина славов

Ты чувствуешь мою любовь?

Ее не описать словами!

Она пылает словно пламя,

Всегда алея между нами,

Сквозь время обжигая вновь…

Рубиан Гарц

Что может помешать вампиру, если он нацелился на выбранную жертву? Практически ничего. Когда он чувствует запах крови, то все его существо сосредотачивается лишь на том, чтобы немедленно вкусить этой крови. А дальше, если вампир решил сотворить себе подобное, то его задача – вовремя остановиться и не убить жертву.

Атанас решил превратить меня в вампира. Он обезумел от потери любимой девушки, он считал меня виновницей ее гибели, и все остальное его мало волновало. Последнее, что я помню, это парализующий ужас, который охватил меня, когда я очнулась в том подвале, в котором погибла его любимая Лера, вампир со стеклянной рукой. На самом деле ее умертвила Рената, но Атанас решил, что это сделала я. Увидев его расширившиеся безумные глаза, его раскрывающийся красный рот с выросшими острыми клыками, я потеряла сознание. Но осколки стекла, усыпающие пол подвала, а это были остатки от стеклянной статуи, в которую превратилась Лера, больно впились в мое тело при падении. И это привело меня в чувство. Я раскрыла глаза и увидела страшную морду монстра. Клыки угрожающе торчали прямо над моим лицом. Атанас уже склонился, нацеливаясь на яремную вену – излюбленное место укуса всех вампиров. Собрав последние силы, я попыталась одной рукой оттолкнуть его, а другой нащупать кулон с кровью Грега. Но на шее его не было. Это лишило меня последних остатков мужества, и я в ужасе завизжала.

В этот момент по обе стороны монстра спустились два ангела, так мне показалось с перепугу. Один был черный, а другой – сиреневый. Их появление придало мне сил. Я ударила Атанаса по морде, он дернулся и расхохотался. И столько безумия было в его страшном смехе, что я снова чуть не потеряла сознание. Но «ангелы» подхватили его под плечи и оттащили от меня. К моему удивлению, Атанас не сопротивлялся. Он обмяк в их руках, словно сам лишился сознания.

– Готов! – тихо произнес «черный ангел» и положил его на пол.

– Дино? – прошептала я, узнавая.

– Да, это я, – ответил он. – С тобой все в порядке? – встревожено добавил Дино.

– Давай вначале займемся Атанасом, – предложил второй «ангел».

– Рената…, – с облегчением произнесла я, окидывая взглядом ее стройную фигуру в сиренево-фиолетовой одежде, и села.

Осколки впились в мои ягодицы, легко прорезав ткань брюк, и я взвыла сквозь стиснутые зубы. «Сиреневый ангел», а это действительно была Рената, глянул на меня в замешательстве.

– Ничего-ничего, – пробормотала я, с трудом вставая и оглядываясь.

В углу валялись мои вещи. Я нашла и сумочку. Достав влажные салфетки, обтерла порезы и царапины. Кровоточащие ранки заклеила бактерицидным пластырем, который всегда носила в косметичке. Осмотрев свои разрезанные осколками, окровавленные брюки и рубашку, взяла пакеты с покупками. На мое счастье, я их так и не выпустила из судорожно сжатых пальцев, когда филин-Атанас подхватил меня и унес в этот подвал. Новые вещи оказались как нельзя более кстати, и я медленно переоделась, преодолевая боль во всем теле. Рената склонилась над распростертым Атанасом. Он выглядел мертвым. Я приблизилась и остановилась в нерешительности.

– Он в отключке, – констатировала Рената. – Перебрал радужной крови. Повезло тебе, Лада! – повернулась она ко мне и попыталась улыбнуться.

Но я видела, насколько она напряжена. И дело было не только в нападении на меня Атанаса. Это я поняла, увидев, как подрагивают ее ноздри, как верхняя губа кривится. Я испуганно глянула на Дино. Он тоже выглядел взвинченным. И тут до меня дошло, что запах моей крови заполняет подвал. Я обработала только видимые раны, но под одеждой имелись еще порезы. И я заметила, что осколки и пол пачкают красные разводы, да и моя брошенная в угол одежда источала запах еще невысохшей крови. И я отошла подальше от вампиров. Рената и Дино явно с трудом сдерживались. Мне захотелось выйти на улицу, но я не могла не узнать, что они сделают с Атанасом.

– Введем дозу? – спросил Дино и достал из кармана прозрачный футляр со шприцом.

– Не вижу другого выхода, – ответила Рената. – Хотя это довольно опасно.

– Но не тащить же сюда его донора, – резонно заметил он и открыл футляр.

– Это да, – кивнула она. – Но я не знаю случаев, когда героин вводили прямо в вену вампиру. Одно дело, когда он получает дозу, напившись крови донора. Тогда наркотик адаптирован, если можно так выразиться, к организму вампира.

– Что ты предлагаешь? – спросил Дино и замер с поднятым шприцом. – Если твой родственник сейчас очнется, то последствия трудно даже вообразить. Он может запросто тут все разнести. А уж Лада для него…

При этих словах я вздрогнула и внимательно вгляделась в лицо лежащего Атанаса. Но оно выглядело словно маска покойника.

– Не убьем же мы этим его, в конце концов, – пробормотала Рената и закатала рукав рубашки Атанаса. – Вводи!

Я молчала, наблюдая, как Дино ловко наложил жгут, как ввел содержимое шприца во вздувшуюся черную вену. Атанас не шелохнулся. Когда они закончили, то выпрямились и сделали пару шагов ко мне. Но близко подходить не стали. Их лица по-прежнему выглядели напряженными, ноздри раздувались.

– Как ты? – спросила Рената.

– Уже лучше, – ответила я. – Но мой кулон пропал!

Рената бросилась к Атанасу и начала методично обыскивать его. Он по-прежнему ни на что не реагировал. И вот она вытянула цепочку из заднего кармана его брюк. Я увидела болтающийся на ней прозрачный кулон с каплей крови на дне и вскрикнула, протянув руку.

– Держи свое сокровище, – сказала Рената, но положила кулон на пол и тут же отошла.

Я схватила его, тщательно вытерла и надела на шею.

– Итак? – сказал Дино и глянул на меня.

– Думаю, ты займешься Атанасом, – ответила Рената. – Тебе нужно переправить его в монастырь и все рассказать отцу-настоятелю. Сможешь?

– Конечно! – кивнул Дино. – Только на поверхность его подниму. А там уж по воздуху домчу в один миг.

– Отлично! – обрадовалась она. – А я займусь Ладой.

– Я вроде в норме, – сказала я. – И просто не знаю, как вас благодарить! Но как вы узнали?

– Позже расскажу, – ответила Рената. – Сейчас нам нужно выбраться отсюда как можно скорее. Хорошо, что на улице уже стемнело.

Дино легко подхватил бесчувственного Атанаса и потащил его по лестнице наверх из подвала. Мы с Ренатой выбрались следом. И оказались в пустом ангаре. Значит, я не ошиблась, и это было именно то место, где Рената держала в заточении Леру, пока та полностью не остекленела. Мы вышли из ангара. В этом заброшенном месте, напоминающим промзону, никого не было. Дино улыбнулся мне, сказал: «До встречи», крепко обхватил Атанаса. И вот уже огромный сокол взмыл в небо и исчез в туманной высоте.

– Идти сможешь? – спросила Рената.

Я видела, что на улице ей будто стало легче. Но это и понятно. Подвал был заполнен запахом моей крови, но на свежем воздухе ее совсем не чувствовалось, к тому же многие порезы я заклеила пластырем.

– Вполне, – ответила я, хотя все тело ломило, а раны начали сильно болеть.

– Мы сейчас доберемся до проезжей части, а там машину поймаем, – сказала Рената. – Но идти тут прилично.

– Ничего, – пробормотала я.

Рената двинулась от ангара в узкий проход между какими-то строениями, напоминающими заброшенные гаражи. Я поплелась за ней. Голова кружилась, колени подгибались, боль все усиливалась, но я закусила губы и упорно двигалась за Ренатой. Я должна была как можно быстрее прийти в себя. Распускаться нельзя ни в коем случае. Завтра, тридцатого декабря, мне нужно вылететь в Благовещенск. И билет я уже приобрела.

1
{"b":"187428","o":1}