ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кусака боится электрического света. — Дифин стояла рядом с Роудсом, выглядывая из-за подоконника. — Ему от него больно.

— Кусаке, может быть, и больно, а этим, возможно, нет.

— Все они Кусака.

Дифин проследила взглядом за рывками шипастых хвостов. Теперь они выбивали размеренную дробь — можно было подумать, что чудовища грубо насмехаются над осажденными.

— Пока горит свет, он сюда не проберется.

Том уже взял винтовку со стола. Рядом лежало газовое ружье, которое принес Роудс. Ганнистон так и не расстался со своим автоматическим пистолетом. Роудс посмотрел на Бобби Клэя Клеммонса.

— У вас тут есть какое-нибудь оружие?

— Арсенал там. — Бобби Клэй провел его в следующую комнату и включил подвешенный на стену фонарь. Стала видна вешалка, с которой свисали разнообразные предметы: обпиленные бейсбольные биты, пара дробовиков и две пары латунных кастетов.

— Это все, что у вас есть?

— Примерно так. — Парнишка пожал плечами. — Дядя, нам никогда… ну… не хотелось никого убивать. Там еще кой-чего. — Он подошел к зеленому шкафчику для обуви и открыл его. Внутри лежал инструмент — молоток, две или три отвертки, разнообразные баночки с гвоздями и прочий хлам. Полезными, с точки зрения Роудса, могли быть только две вещи: мощный фонарь, работающий от батареек, и карманный фонарик. Он достал их и включил, чтобы проверить батареи. Фонарь светил достаточно сильно, но карманный фонарик был на последнем издыхании. Он забрал фонарь с собой в соседнюю комнату просто на случай, если — Боже упаси — что-нибудь случится с настенными светильниками.

Мерный, настойчивый скрежет шипов о металл достал Тома. Он пересек комнату, высунул в окно ствол винтовки и выстрелил в один из темных силуэтов. Пуля, если она и попала в цель, не остановила ритмичных ударов.

— Поберегите пули! — сказал ему Роудс. — Кусака пытается провести психическую атаку.

Он услышал другие выстрелы, из других окон. Пули щелкали по бетону, высекая искры, но грохот продолжался. Шум стоял такой, словно целая армия маршировала по битому стеклу.

Том собрался было убрать винтовку, и тут увидел на улице нечто новое. Со стоянки на них неуклонно надвигалось что-то крупное, но больше он ничего не сумел рассмотреть.

— Роудс! — сказал он. — Поглядите-ка…

Раздался скрежет сминаемого металла. В следующую секунду в здание сбоку с грохотом врезалось то, что могло быть дверцей машины. Тремя или четырьмя окнами дальше разлетелось стекло. Общежитие ответило лавиной ружейного огня. Роудс подошел к окну, успел разглядеть только какие-то смутные очертания — и примерно в десяти футах от него ударился о стену и с металлическим пронзительным скрежетом съехал вниз расплющенный корпус «мустанга». Что бы там ни орудовало, этот гад был достаточно силен, чтобы отшвырнуть машину на два-три десятка футов.

— Ложись! — сказал полковник, ныряя под окно. Остальные тоже бросились на пол, и Джесси, не успев подумать, что делает, схватила дочурку и подтащила поближе к себе.

— Ганни! — сказал Роудс. — Пройди по коридору и отгони всех от окон!

Ганни поспешно вышел. Роудс выглянул из-за подоконника. Неясная фигура приближалась, но еще не попала в льющийся из окон свет. С улицы прилетел еще один кусок металла (полковник подумал, что это, может быть, капот) и высадил окно первого этажа, но с таким треском и гулом, словно рухнул весь дом. Следом прилетела покрышка, которая выбила окно двумя комнатами левее. Кто-то вскрикнул от боли, задетый летящим стеклом. Дифин вырвалась от Джесси.

Никто не успел ее остановить. Она устремилась к окну, выхватила у Тома винтовку и с трудом установила ее на подоконнике. Роудс потянулся к Дифин, и в этот самый момент она двумя пальцами нажала курок. Отдачей ее отшвырнуло назад и проволокло по полу, но она мигом вскочила и попыталась оттащить винтовку обратно к окну. Повлажневшие от ярости и замешательства глаза смотрели бешено. Но взгромоздить винтовку на подоконник Дифин не сумела: Том вцепился в нее, потащил от окна, и стена у них над головой тут же рухнула внутрь.

Сквозь град обломков Роудс увидел, как в пролом, взметнув облако пыли, ворвался хвост чудовища. По полу барабанил камнепад. Том загородил своим телом Дифин. Хвост мелькнул снова, оставив дыру с ванну в поперечнике. У выглянувшего из окна Роудса затряслись все поджилки — он мельком увидел голову чудовища, которое быстро перебирая ногами, отступило от границы светового пятна. Убрав голову, существо снова хлестнуло хвостом, и шипы просвистели мимо стены.

Дифин, рассыпая крохотные молнии, как электрический угорь, прыгнула на подоконник. Роудс подумал, что она собирается выскочить наружу, и осмелился схватить ее за руку. Его дернуло током так, что лязгнули зубы, но он не выпускал девочку.

— Нет! — крикнул он, пытаясь удержать Дифин, которая билась в его руках, как зверек.

Ее внимание сосредоточилось только на одном: выбраться из этой коробки и увести Кусаку от пойманных здесь в ловушку человеков. Но вдруг она увидела, что в дыму движется огромный силуэт. Белый свет омыл его голову и блеснул на игольчатых зубах, которыми были усажены толстые продолговатые челюсти. Два глаза метнулись к ней, два других оставались нацеленными на другое окно, и у Дифин мелькнула мысль, что в узких черных зрачках она видит свое отражение. Узнали ее эти глаза или нет, было непонятно: они были холодными и бесстрастными, как льдистые своды глубокого космоса. Кусака продолжал продвигаться вперед быстрыми мелкими шажками, позади него смертоносным знаком вопроса вздымался хвост. Голова монстра угодила в ослепительное сияние электрического света. Послышалось шипение, и Роудс невольно подумал о мясе, которое жарят в гриле; он увидел, как в тех местах, где свет коснулся глаз чудовища, вздулись волдыри. Оттуда потекла серая слизь. Монстр стегнул хвостом, и Роудс сдернул Дифин с окна на пол. Шипы врезались в стену соседней комнаты. Раздались пронзительные крики, и весь второй этаж затрясся.

Комнату заполнила кирпичная пыль. Роудс сел и выглянул наружу, но существо уже убралось подальше от света. Другие Кусаки на стоянке продолжали выбивать хвостами мерную боевую дробь. Дифин лежала на боку, тяжело дыша, понимая, что Кусака пытается перебить светильники. Потом ее будто ударило: двенадцать секунд назад мимо должен был пройти поисковый луч, ведь она не прекращала мысленный отсчет. Так где же он? Если его убрали…

О том, что это означает, думать не хотелось.

— Держись, — лаконично сказал Роудс. — Оно возвращается. — И потянулся к винтовке Тома.

В тесной темноте чердака Хэммондов заворчал Бегун. Сержант зажег еще одну спичку, поднес к черной как смоль сфере, которую держал в руке и ничего в ней не увидел, но, когда встряхнул, то подумал, что слышит тихий плеск жидкости. Сфера была холодной, будто ее только что вынули из холодильника. Сержант прижал ее ко лбу и щекам, словно это был кусок льда. Бегун поднялся со спального мешка и нервно взвизгнул. Сержант сказал:

— Ну, ну, без капризов. Старина Сержант тебя не…

Дом задрожал. Внизу, лопаясь, оглушительно затрещали доски.

— ..бросит, — хрипло закончил он.

Загрохотала мебель — не то падая, не то переворачиваясь. Потом стало тихо. Бегун заскулил и прижался к боку Сержанта, а тот обнял своего лучшего друга. Спичка погасла, но он не пытался зажечь новую — она бы слишком громко чиркнула о коробок.

Затянувшееся молчание нарушили шаги: кто-то вошел в коридор и остановился под ведущим на чердак люком.

Люк рывком раскрыли, и шаги возобновились.

Сержант, стискивая в руке черную сферу, начал отползать от них.

— Спускайся, — произнес мужской голос. — Спору бери с собой.

Сержант не шевелился. Бегун тихонько заворчал.

— Если у тебя есть фонарь, бросай вниз. — Нетерпеливая пауза. — Ты же не хочешь, чтоб я окончательно взбесился?

Несмотря на техасский выговор, голос звучал как-то странно, в словах чудилась странная дребезжащая нотка, словно в горле у говорившего гнездились змеи. Потом к ней примешался и другой звук: тихий стон агонизирующей собаки.

103
{"b":"18745","o":1}